Текущее время: Пн авг 26, 2019 9:56 am   
 
* Вход   * Регистрация * FAQ    * Поиск
 

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: КРИЗИС ГЛОБАЛЬНОГО КАПИТАЛИЗМА
СообщениеДобавлено: Чт фев 01, 2007 7:11 am 
Не в сети
Участник

Зарегистрирован: Пт окт 27, 2006 9:17 pm
Сообщения: 87
Откуда: Екатеринбург
Восаркен. С.

КРИЗИС ГЛОБАЛЬНОГО КАПИТАЛИЗМА
И ЗЕЛЕНАЯ УТОПИЯ ПОСТСОВРЕМЕННОСТИ

В начале ХХ1 в. многие ожидают социализм как хаотически возникающую альтернативу ужасному концу мира социальной несправедливости, в котором удобно устроился миллиард, а внизу пирамиды пять миллиардов отверженных не имеют ни света, ни пищи. Но футурологи не видят, что сами надежды на оздоравливающий хаос антимондиалисткой амальгамы сил являются продуктом глобального моделирования по сценарию управляемой катастрофы, где реальное мировое правительство руководит организацией религиозных войн, открытием и закрытием региональных рынков, приведение к покорности национальных правительств.

Глобальная капиталистическая система: фундаменталистская рыночная угроза
Катастрофа глобального капитализма, действительно, управляется и даже Д. Сорос признает ошибочность своего прогноза, поименованного по-капиталистически парадоксально - «Капиталистическая угроза». Ведущий капиталист предупредил нас таким названием своей статьи из The Atlantic Monthly за февраль 1997 г. В ноябре 1998 г. у него вышла книга под названием «Кризис глобального капитализма. Открытое общество в опасности». В последней же книге Сорос сообщает об ошибочности своих оценок перспектив глобального капитализма и классифицирует свои ошибки так: во-первых, он недооценил «способность финансовых властей предотвратить катастрофу, когда она стала представлять угрозу для центра глобальной капиталистической системы». И далее: получилось, что Федеральная резервная система США «с успехом предотвратила крах американской экономики, в то время, как Международному валютному фонду не удалось защитить экономику стран периферии, только лишний раз продемонстрировал это обстоятельство» .1
Вторая ошибка капиталиста-филантропа состояла в том, что он не учел роли научно-технической революции, благодаря которой «центру удалось перевалить основной груз проблем на периферию». Он пишет: «Бум Интернет-компаний на Западе совпал с крахом развивающихся рынков. Как я мог этого не заметить? Меня ввел в заблуждение тот факт, что аналогичные технологические прорывы – появление железных дорог, изобретение электричества и телефона – имели место в ХIХ в., который тоже можно назвать эпохой глобального капитализма. Но ведь и в то время технологические эпохи вызывали как подъемы, так и спады. И это было главной ошибкой моего анализа, ошибкой, которую я не имею права ни забывать, ни замалчивать, ибо тогда я погрешу против исторической правды. Впрочем, я готов честно ее признать».2 На чем же настаивает Сорос в ходе самокритики в своей последней книге? Он стремится продемонстрировать ошибки рыночного фундаментализма и установить принципы открытого общества. Первый тезис он доказывает тем, что доказывает – «социальная справедливость находится вне пределов компетенции рыночной экономики…В результате, оказывается необходимым политическое вмешательство в экономику, которое позволило бы поддерживать стабильность и уменьшить неравенство».3 Беда же в том, что сами политические решения оказываются еще более несовершенными, чем рынок и это наблюдение дает самый мощный аргумент в пользу свободного рынка, которым рыночные фундаменталисты постоянно злоупотребляют. Эти экономические фундаменталисты вообще могут быть сравнены с религиозными ревнителями-фундаменталистами (ваххабитами, например, которых нормальные мусульмане Дагестана и Чечни уничтожают собственноручно как «бешеных собак»). В результате «аргументация фундаменталистов, быть может, и хороша для совершенного мира, но для субоптимального она непригодна»4.
Далее, Cорос сообщает, что он окончательно запутал читателей своим термином «открытое общество», поскольку использовал его в трех различных смыслах. Во-первых, он отождествил открытое общество с состоянием, близким к равновесному. Во-вторых, он сообщил, что открытое общество – лишь идеал, к которому можно приблизиться, но который недостижим в реальности. Эти утверждения противоречат друг другу и нарушают второй закон логики (закон противоречия), а также первый закон (закон тождества – иметь в виду в ходе рассуждения под одним и тем же одно и то же). Далее Сорос собирается нарушить третий закон – закон исключенного третьего, по которому «третьего не дано». Поэтому он вводит третье понимание, по которому открытое общество есть цель, и к ней надо стремится. Чем это отличается от коммунизма? «Наша цель - коммунизм!», «Вперед, к коммунизму!» - такие лозунги украшали наши города много лет. Чем это отличается от линии горизонта? Существует ли открытое общество в реальности или является идеалом? Очевидно, это и то, и другое, и это весьма необычный идеал – граница и безграничность.
Мир вообще не имеет границ, идет постепенная отмена искусственного разделения мира по линии границ. Границы окрашены кровью и люди привыкли чувствовать себя собственниками, говоря «Моя страна», «моя машина, мой дом». Существует мобильная связь без границ, «врачи без границ», «Информация без границ», спутниковое вещание без границ. Когда-то в немецком языке понятие иностранец совпадало с понятием нищий. Очевидно, что интеграция возможна только при повышении уровня жизни. Однако западные демократии, по Соросу, не могут быть названы открытыми обществами, поскольку достижение этого общества не признается их важнейшей целью и универсальным принципом, а в основе международных отношений все еще лежит принцип национального суверенитета. В свете сказанного ключевой проблемой современности, по Соросу, является проблема совместимости концепции открытого общества с принципом национального суверенитета.
Дело в том, что открытое общество как универсальная идея, скрыто предполагает принципы свободы, демократии, верховенства закона, права человека, социальную справедливость и социальную ответственность. Сорос с удивлением сообщает, что «одним из препятствий на пути к принятию открытого общества в качестве общей цели является широко распространенная неприязнь к универсальным идеям. (Сорос почти что коммунист! – С.Н.) Я обнаружил это после того, как создал сеть моих фондов, и, честно говоря, меня это открытие удивило». Люди «закрытого общества» поняли все с полуслова и вдохновились принципами открытого общества – они с энтузиазмом стали строить отделения фонда (еще бы – были вложены большие деньги и за дело взялась малая часть народа – диссидентствующая апатридная интеллигенция как некий «малый народ»). И далее Сорос вновь удивляется: «А вот на Западе я встретил меньше понимания. Поначалу я думал, что люди Запада недостаточно сообразительны, чтобы распознать открывшиеся перед ними исторические возможности, но в конце концов вынужден был прийти к заключению, что они совершенно искренни в своем равнодушии к открытому обществу как к универсальной идее и потому не желают прилагать особых усилий, чтобы помочь бывшим коммунистическим странам в осуществлении перемен. Меня ввела в заблуждение пропаганда времен холодной войны. Все тогдашние разговоры о свободе и демократии были в первую очередь пропагандой».5 В ходе демократических реформ в странах бывшего реального социализма идеал открытого общества и там утратил свою привлекательность, поскольку люди были вынуждены вступить в борьбу за выживание и задавали себе вопрос относительно нового открытого идеала – а не цепляются ли они за устаревшие ценности? В результате Соросу пришлось подвергнуть концепцию открытого общества всестороннему пересмотру. Сутью такого пересмотра стало признание обстоятельства, что принцип подверженности универсальных принципов ошибкам также является универсальной идеей.6
Известно, что Поппер был противником определений, он настаивал на том, что следует сначала описать нечто, а потом наклеить на него ярлык и создать «изм». В результате его сочинения были переполнены «измами». На самом деле не следует определять открытое общество, но необходимо создать программу движения к его достижению – движения борьбы с врагами такого общества. Под врагами Сорос понимает не столько государства, сколько бедность, болезни, угрозы окружающей среде.7 Иначе говоря, Сорос воссоздает программу достижения глобального открытого общества как подлинного глобализма. Здесь он «снимает маску» и перестает быть анонимным участником финансового рынка – он начинает говорить о себе как о человеке, который «подорвал Английский банк» и начинает заботиться о моральной стороне становления новой глобальной империи.8

Незавершенность и гниение глобального капитализма: взгляд Сороса
Сорос подчеркивает, что глобальную капиталистическую империю следует сравнить с империей, гораздо более глобальной, чем все существовавшие ранее: «Она управляет всей цивилизацией, а тех, кто находится за ее пределами, считает варварами. Это – империя без территории, поскольку она не обладает суверенитетом и присущими ему атрибутами; в действительности суверенитет отдельных государств – основной фактор, ограничивающий ее власть и влияние. Таким образом, мы имеем дело с империей, практически невидимой и не имеющей формальной структуры. … Господство рыночных ценностей встречает жесткую оппозицию со стороны разных сил – националистических, религиозных, культурных и интеллектуальных. Звучат слова о новом типе империализма. Американцу или европейцу они, конечно, режут слух, но важно понимать, какие эмоции стоят за такими высказываниями. Ведь глобальный капитализм и его плоды выглядят по-разному, если смотреть на них из центра или с периферии. В отличие от Х1Х в., когда империализм не означал ничего другого, кроме захвата колоний, нынешняя глобальная капиталистическая система по своей сути является практически полностью внетерриториальной, даже экстерриториальной. Территориями управляют государственные институты, которые нередко ограничивают экспансию капитализма. …Как указывали 150 лет назад Маркс и Энгельс, капиталистическая система превращает землю, труд и капитал в товары».9
Однако, по авторитетному мнению Сороса, современный капиталистический режим сложился в 1980 г., «поскольку именно тогда рыночный фундаментализм стал доминирующим идейным направлением в странах центра».10 Этот режим принципиально незавершен, поскольку управляет выполнением лишь экономической функции, доминирующей над всеми другими, а политические и социальные функции по-прежнему остаются прерогативой суверенных национальных государств. Первый глобальный капиталистический режим – колониализм уже был разрушен Первой мировой войной, революциями и Второй мировой войной и сегодня вторжение в сферу государственного суверенитета осуществляется куда более тонкими методами. Именно поэтому Сорос формулирует главную идею своей итоговой книги: «глобальный капитализм в том виде, в каком он существует сегодня, представляет собой незавершенную и искаженную форму глобального открытого общества. Ее слабость коренится в политических и социальных структурах, а не в экономике. Действительно, главный порок глобального капитализма заключается в его излишней однобокости: он делает чрезмерный акцент на получении прибыли и экономическом успехе, пренебрегая соображениями социального и политического характера. Этот тезис особенно верно отражает ситуацию на международной арене. Вера в то, что капитализм и демократия напрямую друг с другом связаны, очень сильна».11
На наш взгляд, ныне в глобальной капиталистической системе в ее втором постколониалистском издании все происходит как в Х1Х в., когда в Лондоне британскими спецслужбами было создано эмигрантское «дно» из отдельных национальных секций «молодой Европы»: «Молодая Сербия», «Молодая Германия» и прочие компоненты «зоопарка» тогдашних диссидентов-демократов, выступающих закваской для революций и национальных конфликтов. Сии «великие мужи эмиграции» внимательно изучались классиками марксизма как экспонаты некой уникальной кунст-камеры – «зоопарка» британского лорда Пальмерстона. Нечто подобное происходило в Европе и в эпоху религиозных войн – с 1511 г. (победы Венеции над Камбрейской лигой) до Вестфальского мира 1648 г. Гниющая капиталистическая система находится в последних конвульсиях глобализации и уже нельзя подобно советским диссидентам 70 гг. с усмешкой говорить - «загнивает капитализм, а пахнет хорошо!» – сегодня от постсовременности идет отвратительный смрад! На молодежном сленге это звучит так: «Сильный пахарь!» Иначе говоря, капитализм не трудится, а стрижет купоны – он не пахарь, но пахнет!

Рыночный фундаментализм как идеология глобального капитализма:
150 лет актуальности «Коммунистического манифеста»
Глобальный капитализм Х1Х в. был первым периодом свободного движения капитала и этот капитализм был более стабильным. Сорос отмечает, что тогда была единая валюта (золото), ныне три ключевые валюты сталкиваются между собой подобно тектоническим плитам. Если прежде Великобритания проводила свободно свою «политику канонерок» для взыскания долгов и наведения порядка в самых удаленных уголках планеты, то полицейская миссия США в конце ХХ в. столкнулась со многими трудностями в своей реализации. Новая глобальная капиталистическая система, возникшая со второй попытки в 1980 г. (первая рухнула в крахе 1929 г.), опирается на идеологию совершенной конкуренции. Предполагается, что рынки имеют тенденцию к достижению равновесия и этой точке равновесия соответствует наиболее эффективное распределение экономических ресурсов. Всякое ограничение конкуренции снижает эффективность рынков, а потому вводится абсолютное табу на вмешательство в рыночную игру. Такая идеология в Х1Х в. называлась laissez-faire. В ХХ в. возник боле удачный термин – рыночный фундаментализм. Смысл термина в том, что всякий фундаментализм есть фанатизм или вера, доведенная до крайности, которая предполагает универсальное знание и ответ на все вопросы. В Новое время место религиозного фундаментализма занял научный фундаментализм.
В Х1Х в. на статус такой фундаментальной теории претендовал марксизм, в ХХ в. в период постсовременности нового глобального капитализма это место занял рыночный фундаментализм. Свято место пусто не бывает! Однако идеология laissez-faire уже себя дискредитировала, отказ от этой идеологии был результатом Великой депрессии и продуктом появления кейнсианства. Забавно, но Сорос пишет на сей счет нечто совершенно неприемлемое для либералов-рыночников: “В начале пятидесятых, в мои студенческие годы, к идеологии laissez-faire отношение было еще более отрицательное, чем сегодня к государственному вмешательству в экономику. Представить тогда, что идеология laissez-faire может вновь вернуться на свои позиции, было невозможно. Думаю, возрождение рыночного фундаментализма связано уж никак не с его научной обоснованностью, а исключительно с верой в его магическую силу. Президент Рейган говорил о “магии рынка”; “невидимую руку”, действительно, иначе, как магическим инструментом, не назовешь. Фундаментализм – это всегда черно-белая картина мира, его суждения строятся по принципу “или-или”. Если некий экономический тезис признается ошибочным, противоположный ему не может не быть верным. На этом логическом non sequitur построен как марксизм, так и рыночный фундаментализм».12
Далее, Сорос противопоставляет марксизм и фундаментализм по основному показателю: отрицание частной собственности марксизмом соответствует отрицанию государственного вмешательства в экономику. Однако в столь примитивной форме ни марксизм, ни фундаментализм не существуют. Так, Сорос описывает сложнейшие построения М. Фридмана, тонкие математические методы и огромный фактический материал, в которых простым смертным трудно разобраться. Все сложные модели фундаменталистов ориентированы на определение условий равновесия, что явно напоминает, шутит Сорос, средневековые богословские диспуты на тему: сколько ангелов может поместиться на булавочной головке. Однако полное и безоговорочное отрицание марксизма выдает Сороса с головой – он считает, что после краха советской системы влияние марксизма «практически сошло на нет», сам же марксизм дискредитировал себя еще раньше – в ходе эксцессов сталинского режима. Здесь Сорос либо ошибается, либо выдает желаемое за действительное. Относительно деградации рыночного фундаментализма с Соросом следует согласиться – это вопрос конкретный. Еще Ленин подчеркивал, что буржуазным ученым можно полностью верить в конкретных вопросах, однако их следует критиковать за идеологическую слепоту и политическую ангажированность в общих вопросах.
Так, Сорос совершенно верно оценивает феномен глобального капитализма как продукт идеологии фундаментализма: «Рыночный фундаментализм играет определяющую роль в глобальной капиталистической системе. Он направляет действия наиболее успешных ее членов, а его влияние на политику трудно переоценить. Без рыночного фундаментализма о самом существовании глобальной капиталистической системы вряд ли можно было бы говорить. Рыночный фундаментализм стал доминировать в экономике примерно с 1980 г., когда к власти в своих странах пришли Р. Рейган и М. Тэтчер. Доминирующая тенденция, связанная с международной конкуренцией за капитал, сложилась раньше – благодаря двум нефтяным кризисам и развитию оффшорного рынка евровалют, - однако только политические преобразования, осуществленные Тэтчер и Рейганом, обеспечили капиталу и предпринимательству как таковому главенствующую роль. С того времени господствующая тенденция и господствующие субъективные представления только подкрепляют друг друга».13 С такой научной оценкой фундаментализма нам остается только согласиться.
Однако, какова же действительная оценка марксизма на Западе непредвзятыми учеными? К 150-летию публикации «Манифеста коммунистической партии» в США прошла волна восторженных публикаций. Назовем только яркие заголовки этих публикаций: «Маркс был прав»,14 «Следующий мыслитель: возвращение Карла Маркса»,15 «Марксовскому шедевру – 150»,16 ряд статей о рождении «Коммунистического манифеста», новое издание «Коммунистического манифеста» 1998 г., новая интерпретация текста. Известный ученый-историк Э. Хобсбаум пишет, что если бы ему в 1991-1993 гг. сообщили, что 100 миллионов человек погибли в ходе марксистского эксперимента, он бы отрекся от марксизма. Сегодня ученый сообщает, что обстоятельства изменились и всем нам надо менять точку зрения. Во-первых, данные о 100 миллионах жертв И. Горовица завышены и ангажированы, во-вторых, массовые убийства времен Сталина, Мао и Пол Пота есть «особый вид случайности». Такие же массовые случайные убийства происходят от рака, от курения. Однако следует согласиться с тем, что было 15-20 миллионов жертв. О чем свидетельствуют эти данные? Они говорят о том, что эти утраты исторически оправданы и что рождение нового мира происходит в страшных муках и требует величайшего напряжения. Именно поэтому Хобсбаум в ответ на вопрос о своей приверженности коммунизму сегодня, после кошмаров капиталистической глобализации и постсовременности говорит, что он марксист!17

Мондиализм и антимондиализм: логика управляемого конфликта
В начале ХХ1 в. мы видим только один лик глобализации, в результате общая схема не изменилась: первое лицо глобализации отвратительно и выглядит как мировой рынок (А. Тоффлер) и мировое управление конфликтами - «столкновение цивилизаций» (С. Хантингтон). Однако второе лицо всегда скрыто за маской манипулируемых революционных антимондиалистких манифестаций и форумов, что являет собой новую эманацию радикальных демократов «Молодой Европы» из Х1Х в. Знание истории как «учительницы жизни» необходимо для того, чтобы «вновь не наступать на грабли».
Всех нас впечатляют явно срежиссированные по сети Интернет и показанные в выпусках «Новостей» массовые выступления протестующей молодежи в Сиэттле и Давосе, Праге и Ницце. Все это очень похоже на хорошо организованные мафией вспышки ярости футбольных болельщиков по Европе. Нечто подобное недавно было организовано в виде весенней молодежной революции 1968 г., когда произошла радикальная мутация культурной парадигмы Запада, возникло поколение Бэби-Бумеров, ныне возмужавшее и пришедшее к власти. И что же, каковы ныне взгляды Й. Фишера и Х. Соланы – тогдашних активных антибуржуазных протестантов? Они сегодня самые реакционные. Впрочем, в прошлом веке верили, что кто смолоду не страдал от мировой скорби и не был «левым», тот не прошел нормальный путь развития, не стал в 40 либералом, а в 60 лет – реакционером, подобно Г.В.Ф. Гегелю с его «деревом свободы».
Поэтому когда публицист А.Г. Дугин18 надеется на «хаотизирование представлений о социализме», возникающее в ходе такой «логики мировоззренческой истории», спрессовавшей все прежние альтернативы либерализму в единую субстанцию, странную политическую конфигурацию антиглобалистского движения, то мы видим за этим не просто звонкую фразу, но незнание реальной истории, а также подчинение творимой ныне истории иррационалистической схеме поисков путей мирового развития в направлении восстановления Традиции. Блажен, кто верует в рождающий новое состояние хаос!
Параллельно с ежегодным Мировым Экономическим Форумом в Давосе 25-30 января 2001 г., в Порто Алегре (Бразилия) проводился Мировой социальный форум (МСФ) или «анти-Давос». Целью форума в свете грандиозной рекламной компании является создание «более человеческой альтернативы неолиберализму» и глобализации. За четыре дня работы участники форума обсудили проблемы иностранных долгов, бедности, голода, безработицы и иных чудовищных последствий неолиберализма. Фактически, солдаты глобализации встречаются на «анти-Давосском» фестивале и все перечисленное не имеет отношения к реальной цели конференции. Кто же встречается? Наркотеррористы, инвайронменталисты и иные маргинальные негосударственные организации встречались в Бразилии как «вирус и антивирус», в результате проницательный «мегаспекулятор» Дж. Сорос определил Давос и «анти-Давос» как «два лика глобализации».
Задачей Форума оказался вовсе не ответ на глобальные проблемы современности, но попытка финансовой олигархии планеты уйти от неизбежной расплаты – глобальной реорганизации мировой финансовой системы, построения новой Бреттон-Вудской системы индустриального развития. В преддверии финансового краха и глобального банкротства финансовые олигархи выпускают на сцену международное якобинское движение – точно такое же, которое в свое время было создано британцами для подрыва индустриальной мощи Франции. Затем в Х1Х в. лондонский «зоопарк» якобинцев был направлен на подрыв независимых национальных государств во имя дальнейшего процветания свободной торговли и британской колониальной системы.
Организатор и архитектор Форума франко-британский олигарх Тедди Голдсмит, основатель журнала «Эколожист», который поддерживал геноцид Пол Пота и Иенг Сари в 70 гг., весьма трезво анализирует положение в мире, однако решения его носят исключительно мальтузианский и расистский характер. Французский сторонник журнала Рене Райзел, известный как идеолог «фермерского активиста» Жозе Бове, прямо указывает на то, что исходной моделью их действий были Нед Лудд и луддиты – разрушители машин начала Х1Х века.

Новые луддиты
Новые луддиты и их руководство конституировали себя в качестве постоянной международной организации, действующей из Порто Алегре против бразильского суверенитета и повсеместно на земном шаре вовлекающей миллионы людей (вообще, как можно больше людей!) в бессильный и яростный протест против Системы (?). При этом не называется конкретный адрес протеста, не определяются глубокие социальные корни глобального финансового кризиса, ни предлагаются проекты его решения. Буквально – “шумим, брат, шумим”, как говорил Репетилов в грибоедовской комедии “Горе от ума”. Организация “Международной недели неплатежей по иностранным долгам” регулярно приурочивается к встречам ”восьмерки”, к саммиту Международной торговой орагнизации и т.п. Деятели Порто Алегре создали “Континентальный Социальный Альянс” общественных и профсоюзных организаций и объявили, что способны мобилизовать более 300 000 человек на организацию протестов.
За спиной этих деятелей находятся наркотеррористические революционные армии Боливии, террористические и сепаратистские группы Иберо-Америки, которые поддерживаются Французским фондом свободы и особенно уважаемой и сакрализованной фондом Даниэль Миттеран. Наркоторговцы уверяют, что американские рейды против наркопроизводителей в Амазонии на самом деле представляют собой вторжение в Амазонию и захват ее природных богатств, поэтому каждая латиноамериканская страна должна иметь собственную стратегию сопротивления американской интервенции и защищать …патриотических наркодельцов.
Врагом антиглобалистов стало “индустриальное сельхозпроизводство”, ответственное за “разрушение окружающей среды”. В качестве альтернативы эко-террористы предлагают развитие “коммунитарных программ”, базирующихся на ручном земледелии, местном контроле и самоуправлении, что должно гарантировать свободу людей от глобализации, поскольку люди начинают принимать участие в решении вопросов своего будущего существования. Руководимые новыми лидерами антиглобалистские толпы нападают на поля с генетически модифицированной соей, на делянки экспериментальных лабораторий и разрушают их.
Доказывая, что дешевый продуктовый импорт разрушает хозяйство отечественных фермеров, эти деятели называют генетически модифицированные организмы “врагами человечества”! В результате объявляется война против международных продуктовых картелей и сообщается, что к ней присоединятся крестьяне Индии, Тайланда, Франции и Испании в массовых демонстрациях 17 апреля в “Международный день кретьянской борьбы”. В этот день и в последующие антиглобалисты уничтожили более 1000 га посевов модифицированной кукурузы. Это несанкционированное уничтожение посевов было проведено под воздействие независимых научных сообщений о том. что 40 % собираемой западными странами кукурузы уже заражено генетически изменными организмами. На одной из карикатур “Монд” Ж. Бове завязывает узлом трубу комбайна, собирающего такую кукурузу. Складывается некий “Крестьянский Интернационал”, который нацелен на захват земель и уничтожение посевов, на пропаганду в качестве глобальной альтернативы семейного фермерства. Все эти действия отдают явным обскурантизмом – нежеланием расширять границы познания и возможности человека в управлении природой, а потому могут быть названы “саботажем”.
Напомним, что термин проистекает из действий протопролетариата, выступавшего против капиталистического применения машин весьма оригинальным образом – рабочие подкладывали под шкивы и движущиеся части ткацких станков свои деревянные башмаки (во Франции они называются “сабо” – отсюда и саботаж!). Заметим, что книга Т. Голдсмита “Инструкция для выживания” (1972 г.) вышла параллельно с печально известным и зловещим докладом Римского клуба “Пределы роста”.
В тексте Голдсмит настаивал на массовой депопуляции планеты с тем, чтобы сделать возможным возврат к догосударственному состоянию феодальной экономики. На основании этих взглядов была создана первая в Британии “зеленая партия” (1974 г.). Говорят, что парижские салоны Ага Кхана, Тедди и Джимми Голдсмитов, Конрада Блэка (руководителя Холлингеровского медиа картеля), семьи Шлюмбергер (спонсоры “Пари Ревю”) имели прямое отношение к ряду крупных политических преступлений ХХ века и входили в Клуб 1001 Принца Филлиппа и Принца Бернхарда вместе с канадцем Луисом Блумфилдом. Монреальское отделение этой организации стало предметом усиленного расследования со стороны Окружного прокурора Нью-Орлеана Джимма Гаррисона по обвинению в убийстве президента США Дж.Ф. Кеннеди и ряда провалившихся попыток убийства Шарля де Голля. Сегодня глобальное убийство человечества организуется под зонтиком зеленого экологического движения – новейшим шагом в этом направлении стала организация антимондиалисткого движения под руководством эко-фашистов.
С другой стороны, антимондиалисты направлены на борьбы с глобальным капитализмом, представляющим реальную угрозу жизни человечества. Так, погоня за увеличением прибылей продовольственными корпорациями вылилась в стремление увеличить объем, тоннаж мяса за счет кормления травоядных животных животными же белками. Результатом стало коровье бешенство, представляющее смертельную угрозу для человека как вирусный губчатый энцефалит. Вот продукт позднего капитализма и позднего антикапитализма современных луддитов!

Проект балканизации Европы: от “Экоропы” к “Евротопии”
Используя нищету масс, создаваемую глобализационными изменениями, Мировой социальный форум, поднимает эти массы на якобинскую дорогу – подрыв и уничтожение самого принципа суверенитета народов, низвержение государств-наций, уничтожение реального интернационализма. Это значит, что антимондиализм приводит к ускорению глобализации и установлению мондиализма в наиболее радикальном обличие космополитического котла постсовременности. массы низводятся до положения средневековых флагеллянтов – безумного движения, принимающего в наши дни явно фашистскую окраску. Это движение создается финансовой олигархией и ориентировано на уничтожение национально-государственного принципа развития международных отношений.
Непосредственной задачей движения выступает утверждение у власти бунтующих масс как иррационалистического “гласа народа” и отрицание всякого научно-разработанного управления обществом. Эти обстоятельства стали широко известны после выступлений и заявлений венесуэльского президента Гуго Чавеса, имеющего прямые связи с колумбийскими наркокартелями. Он не является ни интеллектуальным автором проекта, ни его организатором, но он выступает как яростный защитник приведения к власти иррационалистического гласа народа на политической сцене Латинской Америки.
Конференция в Порто Алегре и развитие событий в Мексике (где “субкоммандор Маркос” настаивает на расчленении страны на три независимых государства) выдвигают форум в Сан Паоло, созданный Ф. Кастро в 1990 г., на роль международной организующей силы. Сам форум был организован по проекту французской сети Гностических кальвинистских организаций, которые финансировали покупку шхуны “Гранма” в 1959 г., использованную для высадки партизан на Кубе и начала революции как освободительного похода.. Совместно с “теологами освобождения”, эти же структуры запустили процессы повстанческой борьбы в Центральной Америке, освященные бразильским кардиналом П.Э. Арнсом. На той же базе развивалась кубинская модификация “экспорта революции” в виде “триконтинентального проекта”, реализация которого в 70-80 гг. стоила жизни многим молодым левакам, увлеченным фразеологией Р. Дебре. Последняя достаточно подробно описана в книге Джека Уоддиса “Новые теории революции”, где наряду с Дебре рассмотрены концептуальные разработки Г. Маркузе и Ф. Фанона. Если последние полагали как аксиому невозможность борьбы с мировым капитализмом традиционным революционным путем и надеялись на студенчество, “гастарбайтеров” как неинтегрированные в систему одномерного общества силы (Маркузе), либо уповали на страны третьего мира как “мировую деревню” по маоистской логике окружения “мирового города мировой деревней”, ибо “ветер с Востока одолеет ветер с Запада” (Фанон), то Маркос вслед за Дебре создает непартийную политическую организацию для борьбы с “неолиберализмом”.
Маркос (лидер Запатистской Национальной Освободительной Армии) устраивает многодневные марши по всей стране с кульминационными митингами на центральных городских площадях, вмещающих более 100 тысяч человек (митинг 11 марта 2001 г. в Зокало). Такие прохождения колонн были бы невозможны без разрешения президенту Мексики В. Фоксу со стороны Госдепа США, настаивающего на необходимости политики диалога с террористическими и наркотеррористическими группами на всем Иберо-Американском континенте. В Америке складывается массовый якобинский “Запатистский Интернационал”. За его спиной стоят более могущественные финансовые силы: семейство глобальных спекулянтов природными материалами и сырьем Д. Голдсмита и его брата Тедди, использующих экологические одеяния для маскировки собственных корыстных интересов.
Директор журнала “Экологист” Т. Голдсмит, член правления Экоропа, с 1994 г. вынашивает безумную идею создания “Евротопии” – “балканизации Европы на 75 мини-государств”. Его брат, “продуктовый миллионер”, напротив, в 1991 г. выделил 1,8 миллиарда долларов для создания организации SAFE («Устойчивые агрокультурное продовольствие и окружающая среда», которая должна объединить мелких производителей, фермеров и организации зеленых. Мы видим здесь «нанайскую борьбу»: один брат организует и подгоняет жертвы, другой их организует. Такова схема глобального концлагеря: с одной стороны, СС, с другой, капо! Д. Голдсмит приобрел участок тропического леса в Мексике и много лет там жил, проводя эксперимент («пилотный проект») по консервации природной среды. Человеком Голдсмита в Мексике является Г. Эстева, об этом утверждалось еще до появления движения Запатистов, намеренных расчленить Мексику на части и ликвидировать ее как национально-государственное образование. Эстава является сейчас главным автором «Экологиста» и с упоением рисует на его страницах светлый образ Маркоса как «лидера будущего».
Голдсмиты весьма интересуются Бразилией, особенно богатой и стратегически важной для всего мира («легкие планеты») территорией Амазонии. Именно ее они стремились сделать объектом освоения англо-американской олигархии под прикрытием Нового Мирового Порядка Д. Буша. На эту тему ими были проведены переговоры с М. Тэтчер, Ф. Миттераном и Д. Бушем в конце 80-начале 90 гг. Известно, что Голдсмиты даже настаивали на встрече с Тэтчер, чтобы Великобритания выступила с инициативой созыва чрезвычайного заседания Генеральной Ассамблеи ООН для «разрешения Амазонского вопроса!» Налицо сепаратистские и экофашистские устремления глобальной финансовой олигархии.

ХХ век: глобальное якобинское восстание во имя террора
«Труд и Капитал актеров напитал» – эти слова В.В. Маяковского подходят к антиглобалистам полностью. В «нанайской борьбе» глобализма и антиглобализма действует один кукловод, а актеры кормятся от изображения борьбы труда и капитала. Вообще Голдсмит (Тедди или Эдвард) весьма похож на идеолога Форин Оффис И. Бентама. В «Капитале» Маркс не говорит, кто такой Бентам. Это знают все. Он пишет просто и одним именем с восклицательным знаком как некое заклинание: «Бентам!». И этим все сказано. Бентам как шеф британского Форин Оффиса, поставленный на этот пост лордом Шенбруном, руководил якобинским террором во Франции. После того как Робеспьер, Дантон и Марат исполнили проект Бентама по уничтожению соратников маркиза де Лафайета, который привел Францию на сторону освободительной борьбы североамериканских колоний, сами исполнители и вожди Великой революции были обезглавлены. Затем Бентам славно поработал на то, чтобы привести к власти первую фашистскую диктатуру современности под эгидой Наполеона Бонапарта – наследника Цезаря. Нечто подобное делает Э. Голдсмит со своими якобинскими антиглобалистскими террористами на улицах западных городов.
Первые акции состоялись в июле 1999 г. во время встречи «восьмерки» в Германии, затем последовала тотальная атака на Мировую Торговую Организацию в Сиэтле в декабре того же года. В перерыве между выступлениями террористы Голдсмита предприняли паломничество в Мексику, где вступили в запатистскую террористическую армию. С этого момента группировки европейского «черного блока», состоящие из традиционных бомбометателей-анархистов, начали рекрутировать массы молодежи из рядов левых и правых экстремистов. Те же террористы слились с воссозданными итальянскими «Новыми Красными Бригадами», выпустившими манифест, призывающий всех антиглобалистов объединиться и взяться за оружие. Впечатление такое, что из могил поднимаются боевики РАФ (Роте Армее Фракцион) и «Красных Бригад» и начинается новая волна уничтожения суверенных национальных государств, пик которого пришелся на убийство А. Моро. Дальнейшие адреса атак террористов известны: Вашингтон, Квебек, Лондон (1 мая 2001 г.) и саммит «восьмерки» в Генуе в июле 2001 г. и сентябрьская встреча МВФ в 2001 г.
Террористы-антиглобалисты великолепно организованы, даже лучше, чем толпа, шедшая на приступ Бастилии в 1789 г. В Сиэтле утром 20 апреля до открытия саммита сотни протестующих собрались на площади около Лавальского университета, где разделились на три группы. Красная зона была передовой линией для тех, кто решил сражаться любой ценой и любыми средствами с целью прорыва кордонов и оцеплений. Желтая была отделена от полиции и предназначалась для тех, кто предпочитал ненасильственное неповиновение, но при этом оказывал поддержку боевикам красной зоны. Зеленая зона была отведена для тех, кто стремился избежать конфликта с властями. Организацией масс руководил французский популист Ж. Бове, исчезнувший из Франции по причине предъявленных ему уголовных обвинений в разгроме рестораном Макдональдс.
Всего в красной и желтой зонах находилось 4 – 5 000 бойцов, остальные волонтеры в количестве 30 000 человек находились в зеленой зоне. В числе последних были члены профсоюзов Канады и США. В 4 часа утра, за 2 часа до открытия саммита, более 1000 террористов пошли на прорыв в красной зоне, используя черные лыжные шапочки-маски, шлемы, противогазы. Они прорвали на широком фронте баррикаду, и двинулись, бросая камни, цементные блоки, «коктейли Молотова», горящие рулоны туалетной бумаги в полицейское ограждение. Первая группа выстроила фалангу, а вторая прорвала баррикаду в другом месте.
В результате все главы 34 западных государств были заблокированы под усиленной охраной в своих отелях, а президент Д. Буш вынужден был отменить три важнейшие встречи с главами государств еще до начала саммита. Официальное открытие саммита было отложено на два часа. На второй день работы саммита полиция выставила все свои силы на баррикадах и использовала водяные пушки и резиновые пули, однако боевики красной линии прорвались в незащищенный район города и сожгли около 60 магазинов. 90 полицейских получили ранения, из них 46 офицеров получили очень серьезные травмы, угрожающие жизни. Активисты «черного блока» вытаскивали полицейских офицеров из машин и зверски избивали их металлическими прутьями – это называется у анархистов «стратегией напряженности», по которой уничтожение стражей порядка означает переход к диктатуре и последующий революционный взрыв по имя тотальной свободы.
Сам Голдсмит характеризует жесткие террористические группы как «демократические», которые дошли до жестокости и насилия в ответ на жестокость буржуазного государства. Внешне все выглядит так, как если бы сами широкие народные массы поднялись на борьбу против мира насилия (как в Интернационале «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…»). Однако потемкинские деревни штурма цитадели мирового капитала не убедительны – штурма-то и нет, а есть заказанное олигархией и хорошо, оплаченное ее агентурой отвлечение трудящихся от борьбы за их жизненные интересы. Однако такова только одна точка зрения.

ХХ1 век «против капиталистической глобализации»: «One solution – revolution»
Начало ХХ1 столетия внесло свои коррективы в якобинское восстание – оно стало выходить из-под контроля «кукловодов». Нечто подобное происходило с анархистскими и чартистскими выступлениями в начале Х1Х в. Известно, что антиглобалистские манифестации в Генуе прошли под новым для этого движения лозунгом: «Против капиталистической глобализации». Лозунг был внесен под давлением коммунистов, что свидетельствует об изменении характера движения. Колонны антиглобалистов в Генуе скандировали речевку: «One solution – revolution», или, у нас одно единственное решение – революция. Самыми популярными песнями молодежи были «Интернационал» и «Бандера росса» (то же, что и немецкая «Роте Фане» - Красное знамя), а также песни интербригадовцев и партизан времен гражданской войны в Испании 30 гг. вроде «Белла чао».
Бойцы Генуи – не безработные, не маргиналы и не бедняки с обочины жизни, это состоятельная по нашим меркам молодежь, активно использующая новое оружие пролетариата -– сотовые телефоны (вместо булыжников) и ноутбуки в кейсах (у организаторов). Что до анархистов, то они были экипированы просто великолепно и тактика столкновений с полицией была продумана до мелочей. Под знаменами антиглобализма собралось новое поколение Европы, которое не готово смириться с ролью общемирового быдла, предназначенного к животному потреблению. Не обнищавшие вполне трудящиеся Европы идут на штурм глобализма в виде его твердыни – «восьмерки», почему? Дело в том, что в мире продолжается абсолютное обнищание трудящихся – за последние 20 лет число бедняков в мире выросло на несколько сот миллионов человек. Однако США даже в случае своего кризисного развития сохраняют довольно высокий уровень жизни: в США годовой доход на человека исчисляется в 36 000 долларов, в Европе – в 24 000 долларов. Развивается и относительное обнищание трудящихся (относительно сверхдоходов Транснациональных корпораций).
В мире около 500 крупнейших ТНК контролируют 25 % валового внутреннего продукта планеты, при этом оборот 200 крупнейших ТНК превысил валовой продукт США! Филиалы ТНК в развивающихся странах уживаются с диктаторскими режимами и нищетой подавляющей части населения. Пара кроссовок «Найк шуз», произведенная на периферии, стоит 70 центов, но продается в центре мирового капитала за 120-150 долларов. Чистая прибыль «найковцев» в год составляет 6 миллиардов долларов. При этом под вопрос ставятся рабочие собственных стран, а капитал легко переливается в те страны, где нет профсоюзов и где правительства пляшут под дудку МВФ, продавая национальные богатства и землю иностранцам.
ТНК начинают править повсюду, в том числе в развитых странах мира. Так, мэр Генуи, член Итальянской Коммунистической Партии, ничего не мог поделать со свирепыми карабинерами и даже с самим фактом проведения в городе разрушительного для городского хозяйства саммита ведущих стран и примкнувшего к ним Путина. ТНК уже управляют Италией и не случайно основную массу антиглобалистов в этом штурме Генуи составили итальянцы, итальянский парень-коммунист и погиб на улицах горящего города под лозунгом «Вас 8, а нас 6 миллиардов» (на плакате было приписано – 8 миллиардов минус один).
В эпоху постсовременности у рабочих и трудящихся все больше пропадает чувство национального эгоизма, поскольку с мировым капиталом можно бороться только совместными усилиями. Успех профсоюзного и рабочего движения в одной отдельно взятой стране еще ничего не дает, решает совместная борьба, поскольку капитал не имеет отчества и легко переливается в электронном виде через национальные границы. В Генуе были представители более 700 организаций самого широкого спектра борцов – от леваков и коммунистов до умеренных и социал-демократов. Финансирование манифестаций проводилось через обычно лояльные профсоюзы и при поддержке мелкого и среднего бизнеса, для которого наступление ТНК означает смерть. Кстати, анархисты не трогали простых лавочек и магазинов, машин людей среднего достатка вроде «Фиата» - жгли и громили банки, банковские компьютеры, шикарные магазины, богатые машины.
Можно предположить, что в мире складывается некая новая волна движения по образу «Народного Фронта» (30 гг. – первая волна во Франции и Испании, в 60 гг. – вторая волна во Франции). Возможно, что эта волна перерастет в нечто большее – в Пятый Интернационал. Если учесть, что Третий Интернационал, или Коминтерн, просуществовал до 1943 г. и все коммунистические партии были его секциями, а Четвертый Интернационал свое название зарезервировал для троцкистов, гошистов (леваков) и анархистов, а потому часто именуется «Черным Интернационалом», то Пятый Интернационал будет обладать всеми цветами радуги. Этот Интернационал станет союзом жизни против мертвящего смрадного дыхания империалистических ТНК. Уже сегодня его массовой речевкой стал призыв к революции «One solution – revolution», а направлением главного удара становится капиталистическая глобализация. Буржуазия мира уже содрогнулась от удара 500 анархистов, но она содрогнулась и от мирного шествия антиглобалистов с поднятыми вверх кулаками германских «красных фронтовиков» – тельмановцев «Рот фронт!»

«К мировой Коммуне»: от массовой инсценировки к левой реальности
Вспоминается знаменитая в свое время первая в мире массовая инсценировка «К мировой Коммуне», разыгранной на ступенях Фондовой Биржи на стрелке Васильевского острова, с которой начался в Петрограде 1 Конгресс Коминтерна. Что было продемонстрировано в этой инсценировке, в ходе которой четверть миллиона зрителей и актеров стали единой массой?. Из-за колонн под пение горнов появились короли и сели на троны, за ними встали придворные в мундирах, банковский и промышленный капитал во фраках без каких-либо карикатур (все было натурально), далее блестящие дамы и господа расположились у ног своих владык.
Площадь заполнили ряды солдат и полицейских, они окружили избранное общество неприступным кордоном. Внизу площади забренчали цепи и из полумрака к белым ступеням приблизились вереницы рабочих, мужчин в темном с молотами на плечах и женщин с мотыгами, все они выстроились рядами на нижних ступенях. Но над черной массой взлетает белое полотнище с надписью «Коммунистический манифест», короли и буржуазия сразу бегут (год появления «Манифеста» и год революций в Европе совпадают), рабочие оказываются на вершине и сбрасывают троны. Затем наступает эпоха парижской коммуны, но коммуна терпит поражение. Однако красное знамя укрыто для будущих сражений.
Создан II Интернационал, появляется знамя коммуны, кучка рабочих несет его вверх, но лидеры II Интернационала колеблются, затем берут национальные флажки и отравляются пропагандировать среди своего пролетариата, жандармы разгоняют рабочих. Начинается мировая война, затем проносятся грузовики с матросами под красными флагами и пролетариат сбрасывает царский трон. Начинается строительство нового мира, а между тем на берегах Невы пылают пожары, гремят взрывы, столбом стоит дым – то рушится старый мир. Затем вспыхивает надпись «Да здравствует III Интернационал!», над Невой взлетает фейерверк и торжественно звучит «Интернационал».19 Джон Рид собирался написать об этом книгу, но не успел… О чем говорит нам этом описание? Оно свидетельствует о том, что в истории действует своя логика и она повторяется, желает того кто-либо или нет!
В России борьба мондиалистов и антимондиалистов приняла специфические формы борьбы западников и патриотов: в послеельцинский период эта конфронтация выглядит как полемика по вопросам существования новой формы державности страны. Речь идет о целесообразности сохранения или открытия национального пространства в условиях глобализации. В качестве новых форм атрибутов державности либералы-западники предлагают передачу двух Курильских островов Японии и открытие трансконтинентального евразийского моста с аэроградами как опорными пунктами освоения пространства Сибири. При этом предлагается отказаться от прежних признаков державности – «ржавых ракет» и государственных границ, которые скоро будет некому охранять.
Очевидно, что пока Россия находится вне антиглобализаторского движения, она полностью поглощена внутренними проблемами выживания. Это относится не только к левым и прогрессивным силам, но и к либералам-правозащитникам. Нынешнее правозащитное движение ускоренно деградирует и интересуется лишь выбиванием грантов от заокеанских фондов. Оно занимается поиском нарушений прав человека в тюрьмах и сообщает об этом в Конгресс и Сенат США. Для всего мира ситуация смехотворна – это примерно то же, если бы французские и итальянские антиглобалисты и правозащитники писали о каждом нарушении прав человека в Конгресс и Сенат США!
Более того, правозащитники (В. Абрамкин, например) явно перегибают палку, заявляя на международных конференциях, что нынешняя российская пенитенциарная система «хуже фашистских лагерей» в надежде на то, что чувствительные немцы тут же щедро профинансируют правозащитное движение. Парадоксально, но на вопрос о том, когда было хуже и когда было больше нарушений – при Сталине или сейчас – Б. Альтшуллер однозначно отвечает: сейчас! Забавно, но Л. Алексеева жалуется при этом на нехватку средств для … оплаты работы добровольцев по линии «Эмнести интернешнл».
Таков вообще плачевный итог правозащитных профессиональных организаций, в которых воплотились чистые замыслы диссидентов-правозащитников. Однако пока правозащитники сражаются возле кассы в стране и в мире усиливается подземный гул – то роет «крот истории». Он хорошо роет, но куда? Известно, что история в отличие от убеждения М.С. Горбачева (история-де «дама непредсказуемая») дама «левая».

«Труд и Капитал актеров напитал»: Сиенская Декларация Зеленого Интернационала
В ноябре 1998 г. в «Нью-Йорк Таймс» была опубликована в виде объявления так называемая «Сиенская Декларация о кризисе экономической глобализации». В тексте сообщается о противоречиях глобализации, сотрясающих все нации и народы. Декларация настаивает на необходимости «серьезных корректирующих действий», включающих контроль за капиталом и контроль за спекулятивными операциями, поэтому действия ряда стран (они перечислены – Малайзия, Индия, Китай) в этом направлении получают поддержку. Однако Декларация находит источник мировых трудностей в самой Бреттон-Вудской конференции 1944 г.! По сути, Ф.Д. Рузвельт обвиняется во всех бедах современного мира! При этом игнорируется, что Бреттон-Вудский курс привел к экономическому росту, процветанию, крушению колониальной системы империализма в конце 50-начале 60 гг. Все это происходило до середины 60 гг., то есть до сдвига в культурной парадигме в сторону экологической, языческой постиндустриальной утопии.
Декларация призывает к Новому Бреттон-Вудскому международного соглашению и к новой конференции, на которой помимо государств, банкиров и промышленности должны быть представлены «равное число гражданских организаций» из каждой страны с тем, чтобы строить экономические модели, которые поставят человеческие, социальные и экологические ценности выше экономических ценностей. Вот тут и зарыта собака! Под Декларацией стоят подписи лидеров зеленого экологического движения – своего рода Зеленого Интернационала новых якобинцев.
Сиенская Декларация была подготовлена советом директоров и комитетом по глобальным финансам Международного Форума по Глобализации (ИФГ), расположенного в Сан-Франциско. Одним из членов совета директоров является Голдсмит. ИФГ был создан в январе 1994 г. силами 40 организаций из 19 стран мира. В январе 1995 г. было опубликовано заявление о том, что ИФГ поддерживает демократические и устойчивые экономики. Оборотной стороной атак ИФГ на ГАТТ и ВТО была, таким образом, пропаганда диверсифицированных, локально контролируемых и коммунитарных экономик. ИФГ призвал к преодолению парадигмы неограниченного экономического роста, которая настаивает на максимизации потребностей. Тем самым устанавливается ложное уравнение глобализации и экономического роста. На самом деле глобализация является ограничением реального развития и уничтожением физической экономики на протяжении трех последних десятилетий. Помимо этого ИФГ предлагает участвовать в разрушении существующих независимых национальных государств, способствовать увеличению «биоразнообразия», которое уравнивает людей с растениями и животными, а также развитие региональных и локальных циклов производства и потребления энергии из подручных первичных материалов.20 Сюда же относится и джентльменский набор «страшилок» глобального потепления и озоновых дыр. Райд предлагает для обеспечения биоразноообразия создать Международный системный мониторинг по экосистемным изменениям.

Библия экологических антиглобализаторов: «Глубокая Экология»
Все вышеперечисленные требования, взятые вместе называются «Глубокой Экологией». 21 Эйлен Клауссен предлагает создать систему Глобального надзора и управления средой, результатом которой станет глубинная экология. Сам термин взят из работ норвежского эколога А. Наэса, который полагал, что население планеты должно быть снижено до 500 миллионов человек. Директором ИФГ является Д. Мандер, известный как разработчик идеологии «Глубокой Экологии». Мандер находится под финансовым и идейным контролем мультимиллионера Д. Томкинса, который разделяет взгляды А. Наэса. Фонды для ИФГ были подведены первым на Земле экологическим террористом Д. Фореманом, про которого сообщали, что он лично взрывал фабричные трубы. Фореман лично приветствовал появление вируса СПИД как радикального средства снижения численности населения планеты, в этом отношении Фореман напоминает принца Филиппа, основателя Всемирного Фонда Природы, который хотел бы быть вирусом для уничтожения человечества. Формирование экологических парков в Южной Америке также является эхо организационных усилий Томкинса. В 70 гг. эти «адвокаты природы» в журнале сэра Д. Голдсмита «Эколожист» дошли до того, что объявили массовые убийства правительства Пол Пота в Кампучии политикой «возвращения к земле». Имеется в виду, что геноцид «красных кхмеров» был направлен на очищение Земли от вредного человечества.
В конце 1998 г. Голдсмит провозгласил, что в 1999 г. произойдет глобальный коллапс мировой экономики, причем была указана доля уверенности в этом – 90 %! Предполагается, что в результате обвала всей мировой экономической системы выживут локальные экономики и сообщества, однако их существование не будет долговечным. Скорее всего, полагает Голдсмит, начнется новая эра «тотального хаоса, крушения центральной власти и милитаризма». В извращенной логике мышления этого просто «золотого Смита» результатом окажется существование глобализованной экономики, которая вызывает глобальное потепление и тем самым ведет к исчезновению человеческой расы. Мы помним, чем заканчивается описанное в «Машине времени» Уэллсом существование человеческой расы – гигантским крабом на фоне умирающего Солнца!
Редакционная коллегия «Эколожиста» включает в себя руководство организации, которая в Англии называется Международным Обществом за Экологию и Культуру. Название благородное. Директор этого общества – Э. Норберг-Ходж. Эта дама является ярой противницей всяких вложений в инфраструктуру и не потому что «птичку жалко», но потому, что жизнь людей в результате таких вложений улучшается. Она выступает против постройки мостов между Швецией, Данией и Норвегией, против планов соединения Испании и Северной Африки, а также за закрытие уже построенного тоннеля между Францией и Британией.
Доклад МОЭК 1998 г. называется симптоматично – «Маленькое прекрасно, Большое субсидируется» (тут игра слов, ибо глагол субсидировать означает еще и оседать, падать, опускаться). Особенно противно МОЭК строительство железный дорог, которое началось в США в 20 гг. Х1Х в. Железные дороги и ликвидировали дикость природы, а во всем был виноват президент А. Линкольн. Очевидно, что истинным британцам невыносимо такое наследие Линкольна, соединившего Восток и Запад страны железными путями. В докладе также отмечается, что единые США представляют угрозу миру и потому должны быть расчленены на множество более мелких образований. Тем самым под вопрос ставится единое национальное государство Северной Америки, уничтожение которого оставит лишь «клубящийся хаос». Думается, и русским патриотам нет смысла потирать руки от радости при мысли о гибели США, - результатом гибели гиганта станет расползающийся хаос черной дыры, в которую может быть втянута вся планета. Вообще России следует сменить взгляд на США и здравая, взвешенная позиция В.И. Ленина будет тому порукой – Ленин призывал брать и изучать лучший американский опыт организации социальной жизни. Так вот, новейший американский патриотический опыт говорит: большое – прекрасно! Статья в «Экономист» называется «Большое вновь прекрасно» и указывает на то, что выживают большие фирмы и предприятия, все остальные гибнут.22 Журнал продолжает свою давнюю традицию респектабельного издания – ни одна статья не подписывается автором.
Обратной стороной доклада выступают нападки на «Транс-Европейские Сети» (ТЕН), которые по плану Делора должны связать Европу сетью железных дорог и шоссе. В докладе ТЕН характеризуется как план по созданию транснациональных корпораций в Европе. Между тем планы предполагают развитие инфраструктуры Южной Америки, Китая, Индии, Лаоса. В ответ МОЭК публикует специальную главу доклада под названием «Расширяющаяся инфраструктура: дорога в никуда».
Одним из авторов доклада является Д. Кортен, лидер Форума Народно-Ориентированного развития США . Кортен и подписал Сиенскую декларацию. Книга Кортена «Когда корпорации правят миром» (1995 г.) является библией экологических антиглобализаторов. Кортен как бывший оператор Фонда Форда доказывает в своей библии, что контроль локальных сообществ является альтернативой глобализации. Такая мантра - заклинание является классической формулой прото-фашизма, реализация которого приведет к неизмеримо большим бедам, нежели нынешняя глобализация.

Глобальный экофашизм постсовременности: «Спаси планету, убей себя»
Идея сокращения населения планеты на 80 % и установления нового «зеленого» феодального мира на Земле принадлежит также финансовой олигархии. Эта идея неоднократно высказывалась премьер-министром Великобритании Т. Блером на Саммите восьмерки в июне 1997 г. в Денвере, на втором Мировом Саммите ООН. Британская пресса не делает секрета из объявленного Блером «зеленого крестового похода» против США и всего мира. В соответствии с идеологией «глобального потепления», «озоновой дыры» и иных антинаучных «страшилок» поднимается не только вопрос о снижении выброса на 10 % парниковых газов, но скрывается желание осуществить глобальное обезлюживание планеты средствами организаций ООН, МВФ и Всемирного Банка. По сравнению с этими замыслами преступления Гитлера кажутся чем-то незначительным.
Основатели экологического движения – два принца, принц Филипп и принц Бернхард прямо призывают к массовому геноциду. Мы уже отмечали, что в 1988 г. принц Филипп в возрасте 70 лет заявил, что в случае его реинкарнации после смерти он хотел бы вернуться в виде самого смертельного вируса с тем, чтобы уничтожить как можно больше людей. Ранее в книге «Если бы я был животным» в 1986 г. он заявил, что хотел бы быть животным и организовать некий Животный Интернационал против людей и бороться за права животных. Иначе говоря, ему зверюшек жалко. Известно, что Гитлер тоже очень любил животных: после фюрера остались целые альбомы фотографий, на которых он позировал с любимой овчаркой. В фильме М.И. Ромма «Обыкновенный фашизм», на просмотр которого советских школьников начала 60 гг. сгоняли классами, знакомый с детства голос за кадром комментирует эти снимки так: «Я и белочка. Я и девочка».
Недавно принцу Филиппу исполнилось 80 лет и так как он еще не реинкарнировал, принц организовал Клуб Островов и вот уже 36 лет способствует делу разрушения и смерти в виде деятельности Фонда живой природы. В Фонд входили О. Хаксли и М. Никольсон, известные адвокаты евгеники и расовой чистоты. Совместно с нидерландским принцем Бернхардом, бывшим нацистским офицером, Фонд создал Клуб 1001 на основе Бильдербергской группы. В клуб с первоначальным личным взносом в 10 тысяч долларов входили Д. Лоудон, председатель Ройал Датч Шелл, М. Стронг, президент канадской электротехнической компании, барон О. Бакстон из банка Барклай, Б. Бейтц, директор Фонда Круппа, А. Руперт, руководитель южноафриканской табачной компании и многие другие. В клубе были сосредоточены 10 миллионов долларов для руководства экологических партизанских групп по всему миру, которыми непосредственно управляли Друзья Земли, Хранители радуги, Гринпис, Первый Мир, а также Интернационал Выживания, известный как Фонд примитивных народов, который затем превратился в центр Культурного выживания.
В 1968 г. А. Печчеи, бывший исполнительный директор Фиата, основал Римский клуб, в 1970 г. при помощи гранта от корпорации Фольксваген он пригласил на работу из Массачусетса компьютерщика Д. Форрестера и команду его студентов для подготовки доклада о мировом кризисе населения. Этот доклад был опубликован под названием «Пределы роста». Под псевдонаучным понятием «несущей способности Земли» Форрестер со своими студентами Д. и Д. Медоузами утверждал, что соединение перенаселения и нехватки ресурсов способно погубить планету. Отсюда следовала рекомендация сокращения населения за счет нулевого роста, то есть геноцид. Римский клуб вступил в контакт с советским Институтом Прикладного системного анализа и в сущности заразил идеями радикальной экологии, мании нулевого роста и к тому моменту, когда к власти пришел М.С. Горбачев, интеллектуальная часть советской номенклатуры была перекодирована из красной в зеленую. Мальтузианская программа проникла в ООН и вылились в экологические экстремистские группировки.
Названия таких группировок говорят сами за себя: Церковь Эвтаназии, Гейский Освободительный Фронт. Основателем первой организации является К. Корда, мужчина в женской одежде. Эта церковь насчитывает более 1 тысячи членов и резко разрастается. Группа отстаивает принципы «суицида, аборта, каннибализм и содомии», из которых лучшим средством массового сокращения населения является эвтаназия. Героем церкви оказывается зловещий «доктор Смерть» – Д. Кеворкян, убивший путем впрыскивания да более 600 пациентов. Среди лозунгов церкви, тиражируемых ею по сети Интернет, призывы: «Спаси планету, убей себя!», «Спасибо за то, что не размножаешься», «Учитесь мастурбировать». Корда полагает, что следует распространять культ самоубийства с целью скорейшего искоренения человеческого рода с лица Земли.
Задачей радикальных эколожистов объявляется полное освобождение планеты посредством уничтожения человека как вида, поскольку каждый человек несет в себе зародыш террацида. Если кто-либо из людей останется в живых, все начнется сначала. Задача эколожистов формулируется так: «не дать им шанс». Человечество сравнивается ими с раком или вирусом. Нечто подобное мы видели в голливудских фильмах, когда чудовищные роботы разбирают людей на запчасти, воображают себя доминирующей мыслительной формой и определяют человека как вирус. Что ж, Голливуд все подготовил для эколожистов, почва, так сказать, унавожена. Для человека определяется лишь одна судьба – экстерминация.
В документе «Скромное предположение» обсуждаются различные способы экстерминации человека. Так по причине вреда для окружающей среды решительно отвергается ядерное оружие, стерилизация тоже недостаточно быстрое оружие и к стерилизации необходимо принуждение, плохо и самоубийство (ибо мало распространено и, так сказать, непопулярно). Лучше всего – биоинженерное уничтожение человека, которое сможет создать генетически сконструированный вирус, который будет избирательно уничтожать только человека. Такие вот новые и просвещенные экологисты-гуманисты! Чтобы осложнить поиск вакцины и лекарства против вируса, следует выпустить сразу несколько разных вирусов.

Хобби: «уничтожение человеческой культуры»
В другом документе «Геофилус» (буквально, любители, обожатели Земли, что отдает явным языческим привкусом) утверждается, что следует приветствовать освобождение всех античеловеческих вирусов таких как воздушная форма СПИДа. Война не является достаточно эффективной формой уничтожения человеческого рода, так как она убивает мало людей, геноцид также недостаточен, поскольку касается лишь определенной социальной или этнической группы, но не может ликвидировать человеческую расу в целом. Корда заявляет, что французские химики Ж.М. Дюпон и Х. Мевел создают самый могущественный в истории токсин, способный уничтожить человечество, не затрагивая при этом биосферу. Эти маньяки настаивают на уничтожении всех человекообразных обезьян, так как согласно дарвинизму, обезьяны могут стать людьми…
Распространение СПИДа в мире не удовлетворяет экологических маньяков и ужасающие для каждого нормального человека цифры не звучат сладостной симфонией для их ушей. Сравним число больных СПИД и ВИЧ в мире и на континентах: Северная Америка – 920 000 человек, Карибский бассейн – 390 000, Латинская Америка – 1,4 миллиона, Западная Европа – 540 000, Восточная Европа и Центральная Азия – 700 000, Северная Африка и Ближний Восток – 400 000, Центральная Африка – 25,3 миллиона, Восточная Азия – 640 000, Юго-Восточная Азия – 5.8 миллиона, Австралия и Новая Зеландия – 15 000. Сравним теперь число смертей от чумы ХХ в. по тем же территориям и в том же порядке (приведем только цифры): 20 000, 32 000, 50 000, 7 000, 14 000, 24 000, 2, 4 миллиона, 25 000, 470 000, 500! Всего ожидается 3 миллиона жертв! В мир вернулся Мальтус.
Пока же за неимением сильных токсинов более умеренные экологические организации призывают к отказу от деторождения, ибо каждый ребенок увеличивает природную нагрузку семьи на среду на 50 %, а двое детей – на 100 %. Поэтому, лозунгом умеренных маньяков становится «Занимайтесь любовью, но не делайте детей!. Финский писатель П. Линкола, известный в сборнике «Кто есть кто в Финляндии» за свое объявленное во всеуслышание хобби - «уничтожение человеческой культуры», пишет, если бы была кнопка, которую он мог нажать, он бы с радостью пожертвовал собой без колебаний для того, чтобы уничтожить миллиарды людей. Для Линкола США представляют собой худшую из идеологий в мире – идеологию свободы и роста, поэтому в его эко-фашисткой утопии лишь несколько миллионов человек достойны жить на планете. Тут не до золотого миллиарда и все выглядит так, как если бы мы встретились с маньяком из потешного американского мультфильма про «Черный плащ». Линкола полагает, что у человечества еще есть шанс «быть жестоким» – но если мы не используем этот шанс сегодня, все б


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Rambler's Top100