Текущее время: Вс авг 25, 2019 12:49 am   
 
* Вход   * Регистрация * FAQ    * Поиск
 

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 6 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: ВЗРЫВЫ В АМЕРИКЕ, РАЗРУШИВШИЕ РОССИЮ
СообщениеДобавлено: Вс фев 25, 2007 12:27 pm 
Не в сети
Участник

Зарегистрирован: Сб ноя 25, 2006 11:16 am
Сообщения: 43
Недавно пересматривал старые журналы "Наш современник", нашел очень злободневную, не потерявшую свежести публикацию, которую здесь и привожу.
На форуме я смотрел, здесь ее почему то не выкладывали.
сайт журнала писателей России "Наш современник" почему-то недоступен с нашего IP, поэтому найденный архив номеров существует по адресу:
http://j.rsl.ru/downloads/0198/200612200230/nashsovr.aihs.net/main.php@m=files.html

Итак,

АЛЕКСАНДР КАЗИНЦЕВ

ВIG BOOM*

ВЗРЫВЫ В АМЕРИКЕ, РАЗРУШИВШИЕ РОССИЮ

(* Слова спасшейся американки в ответ на вопрос корреспондентов, что она почувствовала, когда самолет-смертник протаранил здание ВТЦ.)

НА СТЫКЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

Надолго запомнится 2001-й! Поистине — первенец нового тысячелетия. Буйство стихий. Год начался землетрясением в Гуджарате (Индия): в руины обращена столица штата — трехмиллионный Ахмадабад, более 20 тысяч погибших. А завершил его трансконтинентальный австралийский пожар. Фронт огня охватывал 2 тысячи километров. Пылали пригороды Сиднея, в огненной осаде оказалась столица страны Канберра. Дым стлался над океаном на сотни миль — до Новой Зеландии.
Западная Европа в те дни замерзала в снегах: минус 24 в Южной Германии, минус 14 в Греции. Впервые за многие десятилетия снег окаймил Средиземное море — сугробы на Лазурном берегу, снегопад в Палестине.
А на другой стороне земли наводнения на побережье Карибского моря. От Венесуэлы на юге до Штатов на севере. Под водой набережные Гаваны и прибреж¬ные районы Кубы, треть населения страны эвакуирована в горы. Русские читатели, разумеется, помнят о небывалом паводке в Восточной Сибири. Нагонная волна смыла десятки поселков и город Ленск.
И уже вслед уходящему — в первые дни 2002-го — вспышка на Солнце. Самая мощная из тех, что наблюдали астрономы. Миллионы тонн раскаленного солнечного вещества выплеснулись в космос. К счастью, в сторону, противо¬положную от Земли.
Летоисчисление — отнюдь не произвольная абстракция. Откройте удиви¬тельную книгу Александра Чижевского “Земля в объятиях Солнца”. Справьтесь в интереснейшем своде “Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы” Е. Борисенкова и В. Пасецкого (М.,1988). Планету лихорадит на стыках тысячелетий! “1000 год. 29 марта сильные землетрясения на всем земном шаре... Русская земля. Сильное наводнение: “Бысть поводь велиеп”. Суровая зима. Холода продолжались необычайно долго... Западная Европа. Во Франции и Германии была такая засуха и жара, что все реки высохли. В водоемах гибла рыба. Голодный год. Голод и мор продолжались до 1006-го”.
Наступление третьего тысячелетия осовременило эту картину конца и начала времен. К стихийным бедствиям добавились техногенные катастрофы. Взрыв на химическом комбинате в Тулузе (Франция). Ядовитое облако накрыло город. Остановился транспорт, закрыто метро. Люди пытаются спастись в предместьях... Перевернулась и затонула гигантская морская нефтяная платформа у берегов Бразилии... Зимние штормы выбросили на берег, разбили, затопили множество судов... Пожар в туннеле Сен-Готард под Альпами на несколько дней отрезал Северную Италию от Европы... Пожар в развлекательном комплексе в Токио — люди погибают в давке, задыхаются в дыму, гибнут, выпрыгивая из окон. Пожары в многоэтажных торговых центрах в Китае и в Перу.
И все-таки символом катастрофы в 2001-м стал самолет. Трагедии в аэропорту Милана, в Швейцарии, в Барселоне. В России небывалое в мирное время число авиакатастроф — 28.
Лихорадило общество. Весь год продолжались столкновения в Палестине, спровоцированные еще осенью 2000-го демонстративным походом А. Шарона на Храмовую гору, где расположена святыня ислама — мечеть Аль-Акса. Итог — разрушенные палестинские города, взрывы в Иерусалиме, Хайфе, Эйлате, около тысячи убитых: более 700 палестинцев и 200 израильтян.
Нападение кашмирских террористов на индийский парламент. Индийские войска стягиваются к границе с Пакистаном. Крупнейшие державы Среднего Востока на грани войны. Впервые почти за полвека — со времен Карибского кризиса — угроза обоюдного применения ядерного оружия.
Революция в Аргентине. Недельная задержка выплаты зарплат и пенсий вывела людей на улицы. Разгромлены и разграблены помещения банков и магазинов. На улицах баррикады из перевернутых автомашин. Чадят подожженные покрышки. Полиция и войска применяют водометы, слезоточивый газ и, наконец, стреляют в толпу. Более 20 человек убито. Но это только разжигает народную ярость. Власти в панике. Один за другим приносят присягу, а затем уходят в отставку президенты — пять за две недели! Очередной назначенец вынужден покинуть президентский дворец на вертолете: многотысячная толпа осадила резиденцию.
Особая тема — выступления антиглобалистов. Миллионы людей с надеждой и мстительным ликованием следили, как толпы задиристой молодежи заставляли прятаться, по-заячьи петлять надменных хозяев мира — банкиров, международных спекулянтов, функционеров масонских лож, президентов и медиамагнатов. Они уже не решаются появляться на публике. Показной патернализм былых времен, снисходительные кивки и широкие улыбки, энергичные рукопожатия и сентимен¬тальное поглаживание детских голов остались в прошлом, сданы в архив. Всепланетная бюрократия, отбросив заветы паблик рилейшнз, прячется от людей, затворяется в горных замках и на загородных виллах. Отступает в золотые гетто, выставляя на подступах тысячные кордоны полиции и даже войска.
Появились первые жертвы. 20 июля в Генуе, родине первых банков, исторической цитадели хищного торгового капитала, отряд карабинеров открыл огонь на поражение по многотысячной демонстрации. Впервые за послевоенные годы в Западной Европе в народ стреляли боевыми зарядами. Это не было случайностью! Мировая элита и прежде всего итальянский премьер С. Берлускони, известный праворадикальными взглядами, хотели отомстить бунтующей молодежи за собственное унижение, примерно наказать. Накануне трагедии информа¬ционные агентства в некрофильском азарте сообщали: “В Генуе подготовлены 200 мешков для трупов антиглобалистов” (NTV RU. 13.07.2001). Реальные жертвы, к счастью, скромнее: 13 пострадавших, десятки арестованных, один убитый. Запомните имя — Карло Джулиани. Ему было 23 года. Мировые заправилы думают — мы ничего не помним. Пусть не надеются: расстрел в Генуе вписан на первой странице истории нового века.
Конечно, оппозиция глобализму разношерстна. Что говорить, если к его критикам поспешили присоединиться даже Джордж Сорос и Клаус Шваб, основатель форума в Давосе. “Нам придется, — констатировал Шваб, — столкнуться с контрпродуктивными последствиями глобализма, обусловленными нарастающими противоречиями между теми, кого глобализация возвысила, и теми, кого она отбросила, как отработанный материал” (цит. по: Д. Калаич. “Посыпание пеплом”. — “Завтра”, № 46, 2001).
Что бы ни заявляли Сорос и Шваб, подлинными антиглобалистами их не назовешь. Но и среди активистов движения немало людей той же крови и, быть может, той же степени посвящения. Профессиональных верховодов, которые настырно захватывают первые места — и справа и слева.
В ноябре 2001-го в Москву приезжал один из лидеров антиглобалистов Ален Кревин. Бывший французский комсомолец, бывший критик реального социализма, ныне — депутат Европарламента. “МК” с должным решпектом берет у него интервью. Тут же фотография, почему-то тридцатилетней давности — молодой Кревин. Поразительно похож на Троцкого!.. Впрочем, его высказывания вполне благонамеренны: “Мы выступаем против того, чтобы здравоохранение, культура, образование были подчинены получению прибыли. Против капиталистической либеральной системы и ее конкретных воздействий. Например, приватизации. Мир, в котором богатые богатеют, а бедные беднеют, не что иное, как новая форма варварства” (“МК”, 9.11.2001).
Кто бы ни выступал от имени движения, его многомиллионная основа народна и здрава. Это прежде всего “третий мир”, ограбленный глобализацией. Не случайно на последнем форуме в Давосе развернутое обвинение глобализму было предъявлено министром финансов Индии Йашвантом Симха. А ударный отряд протестующих, выходящих под водометы и пули на улицы европейских мегаполисов, — пассионарии, такие, как Карло Джулиани. Люди “длинной воли”, готовые пожертвовать жизнью, чтобы не допустить всемирного торжества “свиночеловечества”, как о. Сергий Булгаков, выдающийся русский мыслитель и экономист, определил когда-то буржуазное общество.
Минувший год — это и предельное выражение человеческих страстей. В том числе низости. Образчики на любой вкус. Мрачная средневековая экзотика: расстрел королевской семьи в Непале коварным властолюбивым родственником. И вполне современный торг: миллиардный долларовый кредит в обмен на голову югославского экс-президента. Помните популярный в советские времена фильм по Ф. Дюрренматту “Визит старой дамы”? Эксцентричная богачка возвращается в родную деревню, которую покинула много лет назад, отправившись завоевывать мир. Она готова облагодетельствовать жителей, но при одном условии: они должны убить досадившего ей когда-то человека. Благородно помедлив (все-таки Европа, бастион гуманизма), они соглашаются...
Тогда смотрел и морщился: какая грубая агитка! какой неправдоподобный фарс! Ах, не знали мы Запада. Вообще — жизни не знали.
Думаю, и Милошевич, несмотря на многолетнюю работу в Штатах, до конца не понимал, с кем имеет дело. Надеялся уговорить, умилостивить Запад. Кончить конфликт компромиссом. Отдал Сербскую Краину. Отдал Республику Сербскую. Отдал Косово. Запад взял все эти земли — с миллионами сербов, враз оставшихся без государства и без крыши над головой. А потом потребовал голову самого Слобо.
Английский спецназ (такова одна из версий темной истории экстрадиции) 28 июня выкрал его из Белграда. Югославские политики новой “демократической” волны скромно потупились. Не забыв испытующе глянуть на западные банки в чаянии миллиардной подачки. Отверзлись ли заветные двери — не знаю. Как-то не говорили об этом ни на телевидении, ни в прессе. А пролейся золотой дождь, о нем, пожалуй, кричали бы через все рупора.
Милошевич в Гаагской тюрьме. В октябре 2001-го года ему предъявили официальное обвинение в геноциде. В те дни я был за границей и видел по западным каналам торжествующие репортажи: часто моргающий (чтобы скрыть слезы?) Милошевич, искаженное смехом костлявое лицо Карлы дель Понте, и табло, фиксирующее рост индекса Доу Джонса в углу экрана. Выразительная картинка! А припомнить гримасы неугомонной Карлы — так и жутковатая... Этот смех, эти корчи, неуместные, немыслимые в чинном судейском кресле — болезненны. Безумный, одержимый бесами прокурор вселенского трибунала — запоминающийся символ западного правосудия!
Но еще чудовищней молчание сербов. Тех самых людей из железа, рыцарей долга и благородства, которыми мы, русские патриоты, восхищались, стыдясь собственного бездействия перед лицом агрессии Запада. Когда они выходили на мосты и, взявшись за руки, стояли под бомбами НАТО, мы понимали — нет, больше: чувствовали всем существом — сербы отстаивают не только Белград, не только Югославию...
И вот о н и молчат, когда кучка мерзавцев ведет торг о голове сербского вождя. Понятно, люди, самые стойкие и гордые, любят победу. Они готовы служить ей по-рыцарски, по-мужски — даже ценою жизни. Кто станет служить поражению? Или по-другому скажу: кто найдет в себе столько душевных сил, столько благородства и воли, чтобы и в поражении не предать вождей, не обессмыслить собственного вчерашнего молодечества под бомбами и ракетами?
Не нам осуждать их. Рядом со стойкими как-то исподволь появились людишки иного разбора. Я намеренно отстраняюсь от партийной борьбы в стране, от политической подоплеки: в здоровом обществе внутренние противоречия отступают перед лицом внешнего врага. Я говорю о человеческой морали. О том же размышлял в одном из последних выступлений Милошевич: “Спустя несколько столетий у нас снова имеются потурченцы. Для тех, кто не живет в нашей стране и не знает нашу историю, надо сказать, что потурченцами называли сербов, которые во время пятивекового рабства под турками соглашались стать турками, чтобы избежать угнетения, “зулума”, как у нас когда-то говорили, то есть страданий, которые приносило рабство под турецким игом. Мы верили, что янычары и потурченцы окончательно ушли в прошлое, помимо прочего, и потому, что верили в то, что рабство осталось в прошлом. Может быть, возрождение рабства возродило бы и янычар. Кто знает. Но мы никак не ожидали такого — рабства еще нет, а янычары уже появились. Я сомневаюсь в том, что удел этих новых янычар будет таков, как у прежних. Те, прежние янычары, решились на предательство после того, как на себе испытали муки рабства. Этим не оправдывается янычарство как явление, но, по крайней мере, объясняется. Для этих новых янычар и объяснения нет. Они поспешили целовать полы одежды и руки завоевателей, которые только нацелились на их отечество” (цит. по кн.: Т е- т е к и н В., Р ы ж к о в Н. Югославская Голгофа. М., 2000).
Сегодня в Белграде (и по всему миру?) правят людишки такого пошиба. Час негодяев — как-то заметил С. Говорухин. Пожалуй, не час, а век. Другое дело — долог ли век негодяя? Спросите у Биляны Плавшич, которая до конца прошла путь “потурченства”. Была наследницей Радована Караджича, президентом Республики Сербской, слыла стойкой националисткой. Но под давлением Запада начала сдавать одну позицию за другой, пока не отдала родную землю. И тогда Запад отстранил ее от власти. А спустя немного времени обвинил в военных преступлениях и вызвал в гаагский трибунал. Сломленная женщина, потерявшая опору в собственном народе и лишившаяся покровительства завоевателей, с а м а отправилась на позор...
Насколько достойней ответ духовного лидера Афганистана муллы Омара, данный в схожей ситуации. Когда президент Буш потребовал капитуляции талибов, мулла заявил: “Мне известно два обещания. Первое — обещание Аллаха. Второе — Буша. Обещание Аллаха гласит, что моя земля — обширна. Если ты предпримешь путешествие по пути Аллаха, то сможешь обосноваться в любом месте на этой земле, и везде ты будешь защищен... Обещание Буша заключается в том, что на этой земле не осталось места, где ты мог бы спрятаться и где тебя не найдут. Посмотрим, чье из этих двух обещаний будет выполнено” (“Завтра”, № 39, 2001).
Показательно: интервью было дано “Голосу Америки”, но Госдеп запретил трансляцию. Америка не хочет слышать ни слова о свободе. Свободе выбора, дарованной Господом.
Скажут: ну и кого защитили эти слова? Афганистан пал, так же как и Югославия. Возможно, к моменту выхода статьи американский спецназ захватит муллу и заточит на другом конце света на базе Гуантанамо. Об условиях содержания на ней (граждан суверенного государства, захваченных на собственной территории — без решения какого-либо судебного органа, хотя бы и международного!) со злобным усердием оповестили мировые, в том числе и российские, СМИ: “Боевиков посадят по одному в клетки (!) 2 на 2 метра. От дождя защитит навес. На полу матрас и ведро. По ночам свет галогеновых ламп” (“Сейчас”. ТВ-6. 11.01.2002). Позднее мир обошла фотография: узников заставляют стоять на коленях, их лица закрыты масками, на руках и ногах кандалы (“Сегодня”. НТВ. 21.01.2002).
Чтo же, мулла Омар может попасть в Гуантанамо. Но все равно останется духовным лидером своей страны. А теперь и не только своей страны — всего мусульманского мира. И шире — какой бы ни была оценка режима талибов — символом борьбы для всех, кому дopога свобода, кто не хочет, чтобы сбылось “обещание Буша” о том, что на земле не останется места, где люди могут жить так, как хочется им, а не американскому Госдепу... А Плавшич, Джинджич, Коштуница и при власти не были лидерами своего народа. Потеряв ее, и вовсе станут никем...
Упомянув муллу Омара и Афганистан, Америку и президента Буша, мы наконец подошли к событию, которое обозначено в подзаголовке статьи и которое я намеренно обходил до конца первой главы. Разумеется, взрывы 11 сентября и все, что за ними последовало, — главное событие минувшего года. Но не единственное, х а р а к т е р и з у ю щ е е этого первенца нового тысячелетия. И, как я хотел показать, н е и з о л и р о в а н н о е. Год, отмеченный буйством стихий, трагедиями техногенных и социальных катастроф, как будто г о т о в и л к у л ь м и н а ц и ю, в которой обрели наивысшее выражение и очевидная всем событийная канва, и мистическая последо¬вательность роковых сюжетов на стыке тысячелетий. Исторический фон был достоин драмы, поставленной 11 сентября на всемирной сцене. Но и сама драма соответствовала фону, образован¬ному чередой катастроф.
Если приглядеться к всемирной истории, станет ясно: события такого масштаба — не случайны. Сокрушение вавилонского зиккурата, падение Иерусалима, Рима, Константинополя (после отречения от православия) предсказы¬вались пророками, святыми, Самим Спасителем. Материальные причины этих катастроф “выношены” метафизикой.
Мистический аспект нью-йоркских взрывов настолько очевиден, что даже либерально-рационалистическая по своему настрою “Независимая газета” специально выделила его. Приведу пространную и достаточно выразительную цитату: “Крушение башен Торгового центра в Нью-Йорке знаменовало начало кризиса американской цивилизации и декларируемого религиозного смысла ее существования.
Надо отдавать отчет в том, что США представляют собой цивилизацию, осно¬вы¬ваю¬щуюся на приоритете торгово-рыночных принципов. Эти принципы религиозно освещаются некоторыми течениями в протестантизме (особенно “кальвинистскими”), согласно которым материальное преуспеяние человека свидетельствует о его богоизбранности. Не случайно основной удар анонимных (пока) террористов был нанесен именно по Торговому центру — символу атлантистской, рыночной цивилизации.
Есть, впрочем, и более древний, мистический смысл произошедшего. США символически выражают полумифический континент Атлантиду. Согласно мифу, этот остров в Атлантическом море, погрязший в пороке, навлек на себя гнев богов и погиб. Остров США находится еще западнее погибшей Атлантиды, его именуют иногда сверх-Атлантидой и связывают с мифической “страной мертвых”, расположенной на крайнем Западе.
Не настаивая на подобной трактовке, мы тем не менее обращаем внимание на сам символизм — в сентябре, осенью, в период “угасания” годового цикла, пространственно связанного с западной стороной света, неизвестными смертниками, упавшими с неба, подобно молниям, была успешно атакована “новая Атлантида” (“Независимая газета”, 26.12.2001).
В отличие от обозревателей “НГ” я не склонен предаваться “более древней”, чем христианство, языческой мистике в духе А. Дугина. В прошлом “нового правого”, переводчика фашистских и неофашистских теоретиков, а ныне советника левого спикера Г. Селезнева и, как пишут газеты, человека, приближенного к Особе... Я бы обратил внимание на то, что 11 сентября — день Усекновения главы Иоанна Предтечи. Сознание, не искушенное в духовном смысле событий, подсказывает механическую аналогию — усекновение. Она, конечно же, неверна. На самом деле параллель с нашими днями, а точнее, урок нашим дням иной: самая изощренная интрига (вроде той, что обрекла на казнь Предтечу) н е в с о с т о я н и и отменить конечного торжества человеческой правды и Божественной истины. “Предтечево славное усекновение, смотрение бысть некое Божественное”, — гласит Кондак, читаемый в православных храмах 11 сентября.
Как бы то ни было, если уж “НГ” — полуофициоз нынешней российской элиты — повествует о нью-йоркских взрывах в стиле проповедников, то это означает, что они сдвинули нечто в нашем сознании. В том числе “легализовали”, оправдали в глазах современного человека моральное (а не господствовавшее до сей поры грубо материальное) отношение к действительности, рассматриваю¬щее и оценивающее мир в религиозном аспекте. Не случайно СМИ запестрели высказываниями богословов и церковных иерархов, как мусульманских, так и христианских. Не случайно даже в экономической науке — этой твердыне материального начала — внезапную популярность и авторитет приобрели взгляды Линдона Ларуша, автора книги “Наука о христианской экономике”. В отличие от Герберта Спенсера, сформулировавшего классический принцип капитализма: в ы ж и в а е т с и л ь н е й ш и й, долг экономически сильного — изгнать экономически слабого из жизни, — Линдон Ларуш убежден, что прогрессивная экономическая модель основывается на “стремлении членов общества к служению, желании приносить пользу, сознательном добровольном стремлении делать добро”. Еще недавно подобные взгляды воспринимались как прекраснодушные фантазии — даже верующими людьми (“ничего не поделаешь, мир во зле лежит”). Сейчас их уважительно представляет респектабельный журнал “Русский предприниматель”(ноябрь, 2001).
Умолчать о мистически-религиозной стороне событий 11 сентября значило бы не раскрыть их глубинной сути. Однако, указав на нее, мы сосредоточимся на сугубо материальных предпосылках и последствиях. И прежде всего — последст¬виях для России. Ибо, согласно завету выдающегося мыслителя Николая Данилевского, ко всему, что происходит в мире, мы, русские, должны относиться, как если бы это происходило на Лунe, и лишь влияние событий на положение самой России имеет для нас подлинное значение.

КОМУ ВЫГОДНО?
ВЕРСИИ. ПРОТИВОРЕЧИЯ. ВЫВОДЫ


За полгода, прошедшие после нью-йоркской трагедии, было представлено множество различных, зачастую взаимоисключающих объяснений случившегося. По-разному толковались факты, но еще больше волновали и побуждали к самым смелым предположениям умолчания и пробелы официальной версии США. Насколько я знаю, еще никто не рассматривал этот разнородный материал, наэлектризованный политическими пристрастиями, взаимными подозрениями, этнической и религиозной ненавистью, восторжествовавшими, а в других случаях подавленными амбициями, чувствами страха, мести, неуверенности и десятками других, столь же едких эмоций, в к о м п л е к с е. Версия за версией, в попытке выявить наиболее правдоподобную.
Сделать это тем более необходимо, что уже сейчас ясно: произошла не просто катастрофа, пусть и глобальная, — затронут нерв современного мира. Возможно, ответ на вопрос — что стоит за нью-йоркской трагедией — позволит хотя бы в общих чертах представить, что ждет всех нас в ближайшем будущем.
После недолгого замешательства США обвинили в организации взрывов исламских экстремистов и лично бен Ладена. Сделать это было тем легче, что к тому времени саудовский миллионер числился террористом номер один, на счету которого были взрывы американских посольств в Кении и Танзании и казарм армии США в Саудовской Аравии. Правда, сам бен Ладен на этот раз не спешил признать свою ответственность. Поведение, совершенно не вписывающееся в логику действий организатора столь громкого теракта!
На это обратил внимание ведущий российский специалист в области безопасности Александр Коржаков. “В теракте — все с точностью до наоборот. Следуют громкие заявления, выдвигаются условия, тут же какая-либо группировка берет на себя ответственность за насилие” (“Парламентская газета”, 6.10.2001). Произошедшее в Нью-Йорке Коржаков определил как д и в е р с и ю — акцию, схожую по форме, но отличающуюся по целям и методам проведения. “Задача диверсанта — не только точно выполнить задание, но и сделать это максимально скрытно, не оставив следов, улик, не позволив противнику определить, кто проводил ту или иную диверсионную акцию. Для этого разрабатывается целая спецоперация с участием разведки, контрразведки, аналитиков, отвлекающих маневров, отходом диверсанта, его прикрытием и т. д.” Вывод эксперта: “Одиночке это не под силу. Одиночка типа бен Ладена может поддерживать идеологию, финансировать боевиков, не более...”
Вызывало вопросы и описание событий в американской версии. Противо¬речия и нестыковки обстоятельно рассматривались в редакционной статье газеты “Завтра” (№ 38, 2001). Приведу краткий конспект.
1. Захват самолетов группами в 3—4 человека при помощи бумаго¬реза¬тельных ножей вызывает огромные сомнения.
2. Захват не мог произойти в течение 20—30 секунд, в то время как на приборных досках существуют как сигналы SOS, для передачи которых нужен минимум времени, так и транскодеры, непрерывно передающие в систему авиадиспетчеров координаты самолета. Второе особенно важно, поскольку выключение этой системы невозможно путем поворота тумблера, а предполагает целую серию штатных действий... Полет после захвата четырех самолетов длился от 40 до 60 минут, в течение которых исчезновение их из своих воздушных коридоров создавало экстремальную ситуацию, о чем не могли не докладывать руководству страны.
3. Перемещение группы из 19—20 террористов, финансирование и обеспе¬чение различных материальных сторон их деятельности не могло остаться тайной для американских, а также израильских спецслужб, агенты которых инфильтрованы в радикальные исламские движения.
Добавлю, что накануне саммита “восьмерки” в Генуе в Европе были арестованы 17 активистов исламской группировки “Мелиани”, связанной с бен Ладеном (NTV RU, 13.07.2001). C ними работали сотрудники американских спецслужб. Сомнительно, что они остались бы в неведении о столь масштабной акции, если бы саудовский миллионер на самом деле вынашивал ее планы.
Особый интерес представляет сообщение “Завтра” о гибели более 40 акти¬вистов радикальных мусульманских организаций всего за о д н у н е д е л ю после терактов 11 сентября. Если сопоставить эту информацию с утверждениями американского еженедельника “Newsweek” о том, что по крайней мере 5 из 19 терро¬ристов обучались управлению самолетами в рамках секретной программы ЦРУ, то создается впечатление, что американские спецслужбы вовлечены в эту акцию и устраняют нежелательных свидетелей...
Разумеется, официальные представители США предпочитали не вдаваться в такие подробности. Версия о вине бен Ладена их вполне устраивала. Боссов спецслужб можно понять: в те дни речь шла о престиже Америке и не в последнюю очередь об их собственных головах или хотя бы о пребывании в руководящих креслах. К тому же, видимо, уже тогда у вашингтонских аналитиков возник замысел и с п о л ь з о в а т ь произошедшее для решения стратегических задач. Но об этом после.
И все же, когда горячка первых дней схлынула, встал вопрос о доказательствах. Фактически они так и не были представлены. “Того, что каждый день показывают по телевизору, по-моему, и так достаточно”, — заявил министр обороны США Д. Рамсфельд (“Сегодня”. НТВ. 4.10.2001). Сия маловразумительная декларация прозвучала не в беседе с каким-нибудь заштатным журналистом, а на встрече с королем Саудовской Аравии Фейсалом — лицом не только высокопоставленным и чрезвычайно влиятельным, но и более чем заинтересован¬ным в данном вопросе: все-таки бен Ладен происходит из семьи, близкой к королевскому дому.
Столь же несерьезным было заявление президента Буша о причастности бен Ладена к другой акции, погрузившей СЩА в состояние перманентного ужаса, — рассылке писем со спорами сибирской язвы. “Хотя доказательств его вины у нас еще и нет, но все должны понимать, что бен Ладен — воплощение всемирного зла” (“Сегодня”. НТВ. 16.10.2001). Надо признать, что вопиющий непрофессио¬нализм американских политиков в какой-то мере компенсируется их выдающейся наглостью. Кто бы еще столь неуклюже расписался в собственной неинформи¬рованности, однако никто бы и не решился выдать ее за доказательство чужой вины! Еще бы, раз уж речь пошла о “всемирном зле”, тут вопросы и доказательства — побоку...
Все, что смогли наскрести американские спецслужбы за несколько месяцев интенсивной работы, — косвенные улики. Точнее, даже не улики, а интерпретации нескольких разрозненных фактов. Самый известный — “джентльменский набор” террориста: Коран на арабском языке вместе с инструкцией по управлению самолетами, обнаруженный в автомобиле, припаркованном на стоянке аэропорта. Другой считающийся доказанным факт: один из угонщиков — Халид аль-Михдар “еще в августе был внесен ФБР в специальный список особого наблюдения, когда разведке стало известно, что человек с таким именем встречался в Малайзии с помощниками Осамы бен Ладена” (“Коммерсантъ”. 25.09.2001).
Ничего не скажешь — “решающее” доказательство! Некто (“человек с таким же именем”) встречался с кем-то (неназванными помощниками бен Ладена). С какой целью, о чем шла речь — неизвестно... Если уж подозревать каждого, кто встречался с людьми из окружения саудовского миллионера, то что сказать о резиденте американской разведки, который летом 2001 года навещал (США вынуждены были признать это) самого бен Ладена? И какие отсюда следуют выводы?
Тем не менее в середине сентября США предъявили ультиматум талибам: выдать бен Ладена и других руководителей организации “Аль-Кайда”. Те согласились (18 сентября), но выдвинули условие — Америка предоставляет доказательства его вины. Требование не просто законное, но необходимое. Ни одна экстрадиция не обходится без предоставления юридических обоснований. Затем они рассматриваются в местном суде, который и принимает решение. Нам ли, русским, не знать этого. Американцы, воспользовавшись делом Бородина, несколько месяцев учили нас азам демократической юриспруденции, с наслаждением тыкая носом в многообразные закорючки и формальности.
В деле бен Ладена юридическая база столь ничтожна, что ни один подлинно независимый суд не принял бы решения об экстрадиции. О чем говорить, если в самих Соединенных Штатах доказательств, собранных за полгода, хватило на то, чтобы предъявить всего лишь одно обвинение — марроканцу Массауи. Кстати, не участвовавшему непосредственно в осуществлении терактов. И это результат многомесячной работы 10 тысяч сотрудников спецслужб, проверивших несколько сотен тысяч сигналов о “подозрительных” лицах и задержавших свыше тысячи человек. (Многие до сих пор содержатся под стражей, что является вопиющим нарушением американского законодательства*.)
Вина бен Ладена (или характер его вовлеченности в события 11 сентября) вызывала вопросы даже в стане европейских союзников США. “...Большинство западноевропейских экспертов, в частности министр обороны Италии Антонио Мартино, считают, что бен Ладен и его “Аль-Кайда”, скорее всего, играли лишь “вторичную роль”, и что “голову, задумавшую совершить злодеяние века, следует искать совсем в другом месте” (“Завтра”, № 39, 2001).
Но вернемся к хронике конфликта. В ответ на предложение талибов предоставить доказательства вины бен Ладена США 18 сентября потребовали выполнения ультиматума без всяких условий. А на следующий день Д. Рамсфельд заявил: мы будем бомбить Афганистан н е з а в и с и м о от того, согласятся ли выдать бен Ладена или нет!
Правда, в декабре, уже после вторжения в Афганистан американцы продемонстрировали видеозапись, где бен Ладен объявлял своим сторонникам, что взрывы в США — дело его рук. Однако аутентичность записи (очень низкого качества) тут же была поставлена под сомнение. Следовало бы учесть и такое соображение: после начала боевых действий бен Ладен мог п р и п и с а т ь себе чужие поступки. Дело в том, что, в отличие от христианства, ислам не слишком ценит н е в и н н у ю жертву. Напротив, воин Аллаха, нанесший максимальный ущерб врагу и мученичеством заплативший за это, считается образцом для подражания. Приписывая себе теракты в Америке, бен Ладен как бы оправдывался перед своими воинственными сторонниками за то, что навлек на Афганистан американские удары, и одновременно повышал свой рейтинг.
Вполне возможно, к моменту появления статьи американцам удастся что-либо выжать из афганских пленников, свезенных на базу в Гуантанамо. Но свидетельства, полученные от узников концлагеря, вряд ли могут быть признаны достоверными. В противном случае следует считать юридически легитимными результаты процессов над “врагами народа” в СССР и другие акции подобного рода.
Впрочем, Америка, как мы убедились, весьма своеобразно относится к сбору и интерпретации свидетельств по событиям 11 сентября. Даже ключевой вопрос об ответственности Афганистана оказывается далеко не однозначным. Не снимая вины с режима талибов, приютивших бен Ладена, Вашингтон не исключает ответственности за произошедшее целого ряда стран. В качестве дальнейших целей “ударов возмездия” называют Сомали, Ирак, Судан, Сирию, Иран. Выдвигаются идеи проведения спецопераций на территории Малайзии и Индонезии. Словом, виновным (вслед за Афганистаном) может быть объявлено любое государство! И не только мусульманское. Еще до взрывов Национальная комиссия по терроризму в докладе Конгрессу упоминала в списке государств, “недостаточно активно” сотрудничающих в борьбе с терроризмом, Грецию, которая “с 1975 года допустила на своей территории 146 терактов против граждан и объектов США” (“Независимая газета”, 14.11.2001). Оказывается, даже союзничество с Америкой и членство в НАТО не спасает от подозрений и — кто знает? — возможно, от наказания...
В условиях, когда доказательства официальной версии столь расплывчаты, а круг подозреваемых непомерно широк, к поиску “соучастников” активно подключается общественность. Мировые СМИ пестрят различными предполо¬жениями. Не исключение и российская пресса.
Отечественные либералы поспешили записать в число подозреваемых Саудовскую Аравию и Китай (“Литературная газета”, № 48, 2001). Автор явно руководствовался не фактами, а своими религиозными и идеологическими фобиями. Саудовская Аравия объявлена “империей зла” (понятно — ислам!), а Китай виноват уж тем, что не отказался от коммунистической доктрины. Что касается фактов, они исчерпываются указанием на количество подданных Саудовской Аравии, участвовавших в терактах. Цифра и впрямь впечатляет: из 19 угонщиков самолетов — 15 аравийцы.
Действительно, ваххабитское королевство стало центром кристаллизации как арабских, так и мусульманских сил. Особенно после того, как Иран, Ирак, Ливия по разным причинам отказались от претензий на роль лидеров исламского мира. Еще раньше со смертью Насера закончился социалистический эксперимент в Египте, с которым арабы связывали большие надежды и который обеспечивал лично Насеру положение одного из самых авторитетных руководителей “третьего мира”.
Саудовская Аравия умело использует нефтедоллары и особые отношения с США для исламского прозелитизма, поддерживает всевозможные движения и группировки, зачастую радикального характера. Тех же талибов и боевиков в Чечне. Однако именно экономические связи с США исключают участие саудитов в терактах против Америки. Хотя бы потому, что экономический спад за океаном приведет (уже привел!) к падению спроса на нефть, а значит, уменьшит доходы королевства. Не говоря уж о том, что ни военные, ни демографические ресурсы, ни сегодняшняя ситуация в мире не позволяют Саудовской Аравии бросить вызов единственной сверхдержаве.
Не заинтересован в столкновении и Китай. Правда, ему выгодно обострение отношений Америки с исламским миром, на что указывает “Литгазета”. Правда и то, что официальный Пекин с подчеркнутой сдержанностью отреагировал на нью-йоркскую трагедию. Что же до простого народа, то, как рассказывал мне знакомый, побывавший в те дни в Китае, люди не скрывали радости. В автобусе, которым он ехал из Шанхая в Нанкин, по телевизору снова и снова показывали кадры горящих небоскребов. Комментарии пассажиров сводились к одному: так им и надо в наказание за бомбардировку китайского посольства в Белграде! В Китае не забывают ничего. Но именно поэтому там слишком хорошо помнят, что п о л о- в и н а китайского экспорта, приносящего миллиарды долларов, приходится на США. В будущем противоборство Китая с мировым гегемоном, скорее всего, неотвратимо. Об этом я подробно писал в статье “Дао тун” (“Наш современник”, № 9—10, 2000). Однако хитроумный Восточный Дракон попытается максимально отодвинуть его, чтобы укрепить свое экономическое могущество и сравняться с США в военной мощи.
В качестве возможного ответчика не раз назывался и обобщенный “третий мир” в лице наиболее радикальных его представителей. Между прочим, о чем-то подобном событиям 11 сентября предупреждали и американские политологи (см. главу “Социальные вулканы: религиозный фундаментализм и этнический сепаратизм” в книге Л. Туроу “Будущее капитализма”), и американские спец¬службы. По сообщению газеты “Завтра”, один из руководителей антитеррористи¬ческого департамента ЦРУ выпустил в 1999 году научно-фантастическую книгу, где рассказывалось о похожей атаке.
После взрывов в самих США высказывалось мнение, что ненависть террористов к Америке не столь уж беспочвенна. Христианский миссионер Юсуф Абдалла, проповедующий среди мусульман штата Флорида, поддержав президента Буша, тем не менее подчеркнул: “Эту войну невозможно выиграть бомбами, замораживанием банковских счетов и разрушением тренировочных лагерей террористов”. Проповедник призвал “прислушаться” к угонщикам самолетов. “Наше общество — светское, безнравственное и распространяющее дурное влияние по всему миру. Мы должны возненавидеть это так же, как это возненавидели угонщики”(NTV RU).
Понятно, такие настроения не характерны для американского общества. По данным социологических опросов, треть американцев считают, что всех арабов надо посадить в концлагеря (“Независимая газета”.10.10.2001). По стране прокатилась волна арабских погромов, были жертвы. В то же время нельзя сбрасывать со счетов, что сентябрьская антивоенная демонстрация в Вашингтоне собрала 20 тысяч человек — почти в д е с я т ь раз больше, чем состоявшаяся в тот же день демонстрация “ястребов” (“Коммерсантъ”, 1.10.2001)!
Если уж в самой Америке реакция улицы была далеко не столь однозначной, как пытались представить СМИ (корреспондент “Коммерсанта” отмечал, что о 20-тысячной демонстрации пацифистов СNN сообщала бегущей строкой, а демонстрация 2,5 тысячи сторонников бомбежек подавалась как главная новость), легко предположить, какой была реакция “третьего мира”. В Бразилии — второй по величине и значению стране американского континента — 59 процентов опрошенных заявили, что “истоки теракта напрямую связаны с внешней политикой США” (“Независимая газета”, 4.10.2001). В том же духе высказались кубинский лидер Ф. Кастро и президент Ирака С. Хусейн.
Выдвигались и более экзотические версии. Аналитики обращали внимание на политические выгоды, полученные от американских взрывов Израилем. Обычно подчеркнуто сдержанный в “роковом” вопросе директор Института проблем глобализации М. Делягин не без сарказма заметил: “На фоне американской драмы облегчение стратегического положения Израиля и вовсе выглядело новогодним подарком”. Ученый пояснял: “Безвыходный конфликт с палестинцами, подогреваемый эгоистическими настроениями различных групп влияния в США и сильным в Израиле “комплексом вины” перед арабами, а также изменение настроений мирового сообщества в пользу арабов (с осуждением применения силы Израилем) усугубили раскол в мировом сионистском движении. Позиции тех, кто считал необходимым отказаться от систематической поддержки Израиля, перестав расходовать на это средства американской общины, усилились. Это создавало угрозу самому существованию Израиля; война США с талибами, резко снизив симпатии мирового сообщества к арабам, стала для него спасением в прямом смысле этого слова” (“Завтра”, № 43, 2001).
Другой не менее авторитетный эксперт, генерал Л. Ивашов, до недавнего времени возглавлявший управление международных связей Минобороны, задавался вопросом: “Почему бен Ладен проявляет свои экстремистские склонности в те моменты, когда вокруг Израиля сгущаются политические тучи? Как известно, особенно мрачная обстановка для Тель-Авива сложилась именно в этом году. А если верить газете “Вашингтон пост” от 1 октября 2001 г., то именно в сентябре этого года госсекретарь Колин Пауэлл намеревался объявить о поддержке идеи создания независимого палестинского государства, и только трагедия 11 сентября отбросила эти планы” (“Независимая газета”. 10.10.2001).
Забавно, что в самом Израиле бытует мнение, будто взрывы 11 сентября — дело рук евреев. Быть может, в этом сказывается известное самомнение “избранного” народа, желание всюду верховодить. Впервые об израильской версии я услышал от знакомого, давнего, советских времен, эмигранта. Позвонив из Иерусалима и заговорив о взрывах, он с присущей ему безапелляционностью бросил: “У нас все говорят — это сделали наши!” И на немой вопрос, повисший на линии, ответил: “Это м о г л и б ы сделать еще арабы или русские. Но арабы слишком глупы, а русские слишком бедны”. И, помедлив, лукаво прибавил: “Как ты думаешь, почему, помимо американцев, во Всемирном центре погибло столько англичан, русских, немцев — и ни одного израильтянина?”
Не знаю, насколько точны эти сведения. Так же, как, насколько серьезно утверждение газеты “Завтра”, что в рамках расследования терактов задержано около 80 агентов спецслужб Израиля, работавших преимущественно на Нью-йоркской фондовой бирже (№ 52, 2001). Упоминая об этом в характерном для нее лапидарно-конспиративном стиле, газета не поясняет, откуда взята информация и с чем связаны аресты.
Но если обратиться к истории (и даже не многотысячелетней иудейской, а насчитывающей менее полувека истории современного Израиля), нетрудно обнаружить, что еврейское государство при случае охотно пользуется методом провокаций. В том числе и в отношениях со своим могущественным заокеанским союзником. Один из таких случаев приведен в книге американского националиста Д. Дюка “Еврейский вопрос глазами американца” (русский перевод: М., 2001). Речь идет о нападении израильтян на разведывательный корабль ВМФ США “Либерти” во время арабо-израильской войны 1967 года. Америка (как и всегда) поддерживала Тель-Авив, так что, казалось бы, у Израиля не было резонов атаковать американское судно. Дюк вспоминает, что, когда он услышал новость, он решил, что нападавшими были арабы. Тем более что CMИ не спешили с уточнениями.
Вскоре, однако, правда вышла на свет. Дюк полагает, что израильтяне преследовали две цели. Во-первых, хотели устранить нежелательного соглядатая, который мог перехватить информацию о намеченном на следующий день нападении на Сирию. Во-вторых, намеревались свалить вину за нападение на арабов. Если бы это удалось, возмущенное общественное мнение Америки наверняка поддержало бы израильскую агрессию.
Драматический рассказ о расстреле американского корабля основывается на свидетельствах морского офицера с “Либерти” Джеймса Еннеса. Он настолько выразителен, что я приведу его целиком: “В ясное ветреное утро 8-го июня израильские самолеты окружили “Либерти”, подлетая так низко, что экипаж корабля махал пилотам и даже мог видеть и лица. На “Либерти” было четко написано название корабля, указана его принадлежность США, и по ветру развевался большой американский флаг.
Без предупреждения, в 2 часа дня израильские самолеты атаковали “Либерти” ракетами, артиллерийскими снарядами и напалмовыми бомбами. Их первой целью была радиорубка, которая была уничтожена вместе с антеннами. Пилоты повторяли свои атаки, пока не использовали весь запас бомб и оружия. В этот момент команда “Либерти” заменила первый американский флаг, который был сбит, на огромный 7—13 футовый флаг.
Естественно, израильтяне знали, что корабль был американский, так как они перехватывали и пытались заглушить сигналы “Либерти” о помощи. Кажется невероятным, но корабельные радисты сумели установить новую антенну и прорваться через заглушающий сигнал, прося о помощи средиземноморский шестой флот. Транспортные суда “Саратога” и “Америка” послали сообщения, что подмога в пути, и отправили самолеты на защиту “Либерти”.
Осажденный и истекающий кровью экипаж напрасно ждал обещанной помощи, в то время как израильские торпедные лодки атаковали корабль, пытаясь его потопить и уничтожить остатки экипажа, которые сражались с огнем на палубе и помогали раненым. Израильтяне обстреливали “Либерти” продольным огнем, 20 и 40 мм снарядами, поражали корабль по ватерлинии, убив более 22 матросов, которые находились под палубой. Торпедные катера подошли настолько близко, что снайперы расстреливали людей, помогающих раненым на палубе.
Несмотря на 821 дыру по размеру больше кулака, взрывы напалмовых бомб на палубе, огромный урон, нанесенный торпедами, “Либерти” остался на плаву...”
Поучительны и события, разыгравшиеся вокруг этой истории. Самолеты, отправленные с американских кораблей, так и не долетели до “Либерти”. Их отозвал президент США Линдон Джонсон. Позднее, когда раненый капитан корабля В. Макгонайль был награжден медалью Конгресса, Джонсон сначала справился у израильтян, не имеют ли они возражений (!), а затем отказался участвовать в церемонии. Было проведено краткое разбирательство инцидента, на которое никто и не пытался вызвать Израиль в качестве ответчика. Пресса замолчала этот эпизод.
Между прочим, Ариель Шарон, нынешний премьер Израиля, в 67-м году был одним из руководителей израильских вооруженных сил. Наверняка знал об этой операции. И впоследствии его имя не раз связывалось с крупнейшими провокациями. Это Шарон в 82-м командовал израильскими войсками, окружив¬шими и обезоружившими палестинские лагеря Сабра и Шатила в Ливане. Когда ливанские марониты напали на безоружных палестинцев, израильтяне не предприняли и попытки их защитить. В ходе бойни погибло несколько сотен человек. Вот почему появление Шарона на священной Храмовой горе в Иерусалиме осенью 2000 года неминуемо должно было вызвать палестинский взрыв. Шарон сознательно пошел на это, фактически сорвав достигнутые мирные договоренности между Палестиной и Израилем, которые в недалекой перспективе должны были привести к полной независимости Палестинского государства. Произошли столкновения арабов с израильской полицией, началась интифада, кабинет Э. Барака пал, а Шарон — “сильная рука” — оказался в нужный момент на нужном месте. Премьерском.
Психологически — не искомый ли это образ? Тем более что Шарон, как старый вояка, предпочитает ввязываться в драку, не особенно задумываясь о последствиях. И все же Нью-Йорк — не Средиземное море у берегов Хайфы, ВТЦ — не разведывательное судно “Либерти”. И последствия, если бы дело раскрылось, были бы другие. Понятно, обнародовать сведения не позволили бы, однако информированные люди, принимающие решения о судьбах мира, узнали бы все. И каким был бы их вердикт относительно Шарона?
Следующая версия, на первый взгляд, кажется неправдоподобной. В нью-йоркских взрывах заинтересована Америка, конкретно — руководство Соединенных Штатов. Несмотря на шокирующую парадоксальность, эта точка зрения популярна в “третьем мире”, особенно в мусульманских странах (см. публикацию посла Палестины в Москве Хайри аль-Ориди в “Независимой газете” — 28.09.2001). Да и в России она получила поддержку политиков самого широкого спектра — от Александра Коржакова до Геннадия Зюганова. Интервью Коржакова напечатано под броским заголовком “Сделано в Америке. Сделано с умом”. Бывший руководитель Службы безопасности Ельцина призывает: “Давайте посмотрим, кому это выгодно?” И отвечает на классический вопрос: “Это сверхвыгодно и американскому ВПК, и самому Бушу как президенту. На этой волне через конгресс можно провести и новые законы, и изменения в бюджете, и поправки, и т. д.” (“Парламентская газета”, 6.10.2001).
Вскоре выяснилось, что подозрения не столь уж беспочвенны. Оказалось, у американских вояк немалый опыт организации масштабных провокаций. В журнале “Executive Intelligence Review” (октябрь, 2001) были опубликованы докладные записки генерала Лемнитцера, относящиеся к весне 1962 года. Высоко¬постав¬ленный военный цинично предлагал инсценировать нападения на американские объекты для оправдания последующего вторжения на Кубу: “Мог бы быть создан инцидент “Помни Мэн”*. Мы могли бы взорвать американский корабль в заливе Гуантанамо и обвинить Кубу”... Меморандум холодно рассчитывал: “Списки жертв в американских газетах вызвали бы полезную волну национального негодования”, Меморандум продолжал: “Мы могли разрабатывать кампанию террора коммунистической Кубы в районе Майами, в других городах Флориды и даже в Вашингтоне. Кампания террора могла быть нацелена на кубинских беженцев, ищущих приют в Соединенных Штатах. Мы могли бы потопить судно с кубинцами на пути к Флориде (настоящее или муляж). Мы могли способствовать покушениям на жизни кубинских беженцев в Соединенных Штатах”...
Изобретательный генерал предлагал и другие варианты: “Взрыв нескольких бомб в тщательно выбранных точках, арест кубинских агентов и выпуск подготовленных документов также был бы полезен...” Среди предложенных акций было использование поддельного советского МИГа, чтобы “беспокоить гражданский самолет, нападать на торговый флот и уничтожить американский военный беспилотный самолет”. “Налет, направленный против гражданских воздушных и морских судов, был также предложен и затем — наиболее разработанный план из всех — инсценировать уничтожение чартерного граждан¬ского авиалайнера в кубинском воздушном пространстве”.
Автор публикации сообщал, что президент Кеннеди отклонил план, и Лемнит¬цер предписал уничтожить документацию. Однако некоторые из документов уцелели. Подводя итог, журналист отмечал: “У проницательного читателя возможные параллели с текущими событиями могут вызывать озноб”.
Насколько я знаю, процитированный материал не публиковался в российской печати. Зато московские газетчики сразу после 11 сентября вспомнили, что еще накануне инаугурации Буша американская пресса рассуждала о том, что “новому президенту не помешала бы небольшая война для приведения в чувство бюрократов и мобилизации государственной машины” (цит. по: “Независимая газета”, 14.11.2001). Да и прагматизм, с каким американские СМИ и бизнес-элита рассматривали последствия трагедии, мог быть расценен как свидетельство их желания использовать ситуацию в своих целях. “С самым “бодрящим” заголовком выступил канал MSNBC: “Может ли война поднять нашу экономику?” — сообщал вашингтонский корреспондент “Литгазеты”. — Приглашенные в студии бизнесмены детально пророчествовали о судьбе конкретных акций и валют... Время от времени в экран, озвучиваемый названиями фирм и цифрами, въезжала виньетка с любительскими кадрами, отснятыми накануне: люди прыгают из окон горящих стоэтажных высоток” (“Литературная газета”, № 38, 2001).
Эксперты отмечают, что трагедия спасла Нью-йоркскую биржу от краха, который, скорее всего, должен был произойти в середине сентября. Экономика США опасно перегрета, фондовый рынок фантастически переоценен. Капитали¬зированная стоимость компаний к тому времени в среднем в 30—35 раз превышала размеры их чистой прибыли. А в секторе высоких технологий — авангарде американской экономики — в 200 и более раз. В прессе приводились и просто анекдотические сведения: приобретение активов интернет-компании “Yahoo!” по рыночной цене окупилось бы только через 1200 лет! (“Русский предприниматель”, ноябрь, 2001).
Такого не было со времен 1929 года. Чем это закончилось тогда, известно — крахом биржи и “великой депрессией”. Нынешняя ситуация осложняется и другими тревожными симптомами. Америка производит меньше, чем потребляет. Внешнеторговый дефицит превышает 4 процента ВВП. Государство и частный сектор все глубже залезают в долги: “Суммарная кредитная задолженность всех секторов американской экономики по итогам первого квартала 2001 года составила более 28 трлн долларов, то есть почти в три раза превышает ВВП” (“Русский предприниматель”, ноябрь, 2001).
Согласитесь, в таком провале может возникнуть искушение одним движением смахнуть с доски все фигуры, прервать неудавшуюся игру. И разве взрывы 11 сен¬тября не помогли (хотя бы на какое-то время) решить проблему? Биржи закрылись, крах был предотвращен.
Война в Афганистане обернулась золотым дождем для ВПК, главного спонсора предвыборной кампании Буша. Значительная часть 100 млрд долларов, ассигнованных для преодоления последствий терактов, была адресована военным корпорациям. (Кстати, нам до сих пор внушают: государство ни в коем случае не должно вмешиваться в действие рыночных механизмов. И указывают на Америку. Однако после нью-йоркской трагедии Буш закачал в экономику США 100 млрд дол¬ларов, заявив: “Мы должны вести себя агрессивно. Мы должны убедить американский народ, что американская экономика не откатится назад” (“Сегодня”. НТВ. 3.10. 2001).
Теракты и война помогли Бушу решить острейшие внутриполитические проблемы. Новые законы в сфере безопасности позволяют спецслужбам усилить контроль за населением, прежде всего за такими “группами риска”, как эмигранты и религиозные фундаменталисты. Несомненно, это усилит управляемость страной. Война и впрямь встряхнула бюрократию, мобилизовала государственную машину. А главное, позволила подавить критику сторонников демократической партии, только внешне смирившихся со спорной победой Буша на недавних выборах.
Накануне выборов в прессу был вброшен убийственный в условиях Америки компромат. “National Examiner” предал огласке связи семьи Бушей с правительст¬вом фашистской Германии. Впрочем, связи — это слабо сказано. Стальная мощь Германии поддерживалась одним из Бушей. Журнал сообщает о проведенном в 1942 году расследовании деятельности Union Banking Corp, которую возглавлял дед нынешнего президента Прескотт Буш. Выяснилось, что “ее соглашения с Германским стальным трестом позволяли последнему производить половину чугуна “Третьего рейха”, 35 процентов его взрывчатки, 45 процентов труб, 38 процентов гальванизированной стали” (цит. по: “Завтра”, № 41, 2001). После 11 сентября компромат нейтрализован. Критиковать президента во время войны — значит подрывать единство нации...
Но главное приобретение Америки — во внешнеполитической сфере. Взрывы сделали страну жертвой. Чем-то вроде еврейского народа времен Холокоста. США получили (или присвоили себе) п р а в о н а м е с т ь. И уж они позаботились о том, чтобы оно не ограничивалось никакими рамками — ни политическими, ни пространственными, ни временными. Со сладострастием лагерных вертухаев официальные представители госдепа перебирают списки обреченных: “Следующим будешь ты или вот ты...” Помимо прочего, это приносит огромные финансовые выгоды. В сентябре аналитики объясняли снижение цен на нефть не столько падением спроса, сколько б о я з н ь ю нефтедобывающих стран, в основном арабских, излишне “раздражить” Америку.
Однако последствия 11 сентября для Штатов далеко не однозначны. Пока одни подсчитывали прибыли, другие считали убытки. Только в Нью-Йорке они составили 100 миллиардов долларов (стоимость разрушенных зданий, спаса¬тельных работ, выплаты страховых платежей, налоговые потери и пр.). “НГ”, откуда взята эта цифра, указывает: “Кроме того, непосредственные потери ВВП оцениваются еще в размере не менее 40 млрд долл. Потенциальные потери в 2002 г. оцениваются в 42 млрд долл. и в 2003 г. — от 3 до 18 млрд долл. (“Независи¬мая газета”, 20.11.2001).
Финансовые вливания на краткий период оживили экономику, но затем спад возобновился. Упали фондовые индексы, снизился индекс потребительского доверия — в октябре на 12 процентов по сравнению с сентябрем (“Завтра”, № 1, 2002). Ожидается, что число банкротств превысит рекордный показатель 1998 года — 1,4 миллиона. Свыше 200 фирм объявят о дефолте. В результате потери инвес¬торов составят 100 млрд долл. — в два раза больше, чем в 2000 году. Совокупное состояние 400 богатейших семейств Америки сократилось в 2001 году с 1,2 трлн до 946 млрд. В сентябре Гейтс потерял 7,2 млрд долл., Аллен — 4 млрд, Баффет — 2,8 млрд (“Независимая газета”, 3.10.2001). Миллиардные убытки богатейших семейств Америки — с этим не шутят даже президенты!
Во внутриполитической жизни США начавшееся противоборство с исламом в перспективе чревато взрывом. Уже сейчас в Америке от 7 до 15 млн мусульман. Но важны даже не цифры — важен р а с о в ы й состав новообращенных. В ислам переходят афроамериканцы. Их лидер — Луис Фаррахан предпринял поистине гениальный ход: он развернул пропаганду среди самых обездоленных и обозленных, тех, кто готов отвергнуть все американские ценности, в том числе религиозные. Среди заключенных. Негры составляют 90 процентов обитателей тюрем. Ежегодно 35 тысяч осужденных принимают ислам. Не так уж и много. Но это не чинные воспитанники религиозных колледжей. Это люди с пафосом мести, решительные, воинственные, готовые действовать и приносить жертвы. Чем их запугаешь — тюрьмой, страх перед которой держит в узде американского обывателя? Подумаешь, дом родной...
Это ударные отряды “нации ислама”, как именует свое движение Фаррахан. Он уже заставлял трепетать Вашингтон, приводя в столицу до миллиона сторон¬ников. Однако подлинный масштаб проблемы сознаешь, обратившись к демогра¬фическим тенденциям в американском обществе. Еще до середины XXI века афроамериканцы станут большинством в Соединенных Штатах. Ссориться с черным исламом сегодня — значит ставить под вопрос единство страны завтра.
Разве что во внешней политике достижения США впечатляют. В основном из-за убийственно слабой позиции, занятой Россией. Однако и в этой сфере не все благополучно. Успешная атака на Америку (какие бы ответные меры ни предприняла сверхдержава) создает опаснейший прецедент. Нации, как и люди, покоряются сильнейшему только тогда, когда считают его непобедимым. Его поражение — даже кратковременное! — разрушает стереотип. Вспомним, какое значение имела для нас Куликовская битва. И хотя Тохтамыш уже в следующем году сжег Москву, сражение на Куликовом поле вселило уверенность: татары не всесильны! Их можно бить. Не сопоставляя события, подчеркну: теракты 11 сентября показали: можно бить Америку...
Полагаю, что этот опыт еще вдохновит миллиардный исламский мир, вынужденный — п о к а (правда, после бурных протестов) — смириться с американской агрессией. Афганистан и другие страны, намеченные в жертвы, — часть уммы, мусульманского единства. Столкновение с ними (что бы ни говорил Буш) означает начало войны цивилизаций. Мрачная перспектива, для Америки в том числе.
Другую версию американского следа предложила аналитическая группа НАМАКОН, возглавляемая бывшим шефом управления КГБ по работе с разведчи¬ками нелегалами Ю. Дроздовым. В газете “Завтра” появилась серия статей с выразительным подзаголовком “Необъявленная гражданская война в Америке?” Авторы считают, что на роль исполнителей акции больше всего подходят религиозные группы типа “Ветви Давида” или “Армии Бога” Тимоти Маквея.
В связи с Маквеем в статье упоминается о деятельности так называемой Гражданской милиции, активистом которой он одно время являлся. Рассказ об этой организации — наиболее содержательная часть работы. О “милиции” у нас ничего не известно. Между тем, согласно официальным данным, она имеет свыше 400 тысяч (!) активистов и действует во всех штатах, за исключением Гавайских островов (здесь и далее: “Завтра”, № 41, 2001). В большинстве своем это здоровые мужчины, отлично владеющие оружием и обученные основам партизанской войны.
Аналитики поясняют: “Гражданскую милицию” в 50-е годы создавали власти США для борьбы против советских оккупационных войск (Господи, полвека назад мы были так сильны, что в Вашингтоне всерьез опасались советского вторже¬ния! — А. К.)... Когда закончилась “холодная война”, выяснилось, что самораспускаться “росомахи” и “змеи” (названия отрядов “милиции”) совсем не собираются. Более того, потеряв образ врага в виде СССР, они нашли себе замену — продажную вашингтонскую администрацию, которая давит налогами честных белых американцев в пользу цветных бездельников и еврейских финан-систов”.
По версии НАМАКОНа, именно организации такого толка бросили вызов администрации США. Непосредственный повод — казнь Т. Маквея летом 2001 года. Президент Буш мог помиловать бывшего американского вояку, героя кампании в Персидском заливе, в 1995 году взорвавшего федеральное здание в Оклахома-Сити (погибло 168 человек, более 500 ранено), однако не сделал этого. Авторы обращают внимание на “магию чисел”: “11 июня казнили Маквея, которому было предъявлено 11 пунктов обвинения; теракты были совершены 11 сентября — в день рождения Тимоти... и ровно через месяц, 11 октября, началась эпопея с сибирской язвой в Америке” (“Завтра”, № 43, 2001). Правда, в полемике, возникшей на сайте газеты, утверждалось, что дата рождения Маквея иная. Но суть не в этом, а в том, что в Америке имеется значительная политическая сила, хорошо организованная, вооруженная, ненавидящая федеральных чиновников. 400 тысяч человек — этого достаточно, чтобы бросить вызов и постоять за себя.
На деле база правого сопротивления в Америке значительно шире. Эксперты НАМАКОНа рассматривают проблему с точки зрения разведчиков. В этом их сила. Но и слабость — подсчитывая количество людей, способных носить оружие, они почти ничего не говорят о социальной основе движения. Информация о ней содержится в обстоятельном исследовании ведущего американского экономиста профессора Массачусетского технологического института Лестера Туроу “Будущее капитализма” (русский перевод: М., 2001). Посвященная анализу американского общества и экономики работа подводит к выводу: “Вряд ли какая-нибудь страна, не испытавшая революции или военного поражения с последующей оккупацией, пережила когда-нибудь столь быстрый или столь масштабный рост неравенства в доходах, как это произошло в Соединенных Штатах за последние два десятилетия. Никогда прежде американцы не видели нынешнего характерного, при растущем ВВП на душу населения, снижения реальной заработной платы (выделено мной. — А. К.)”*.
Туроу констатирует — наибольшие потери понесли “белые мужчины со средним образованием”. Иначе говоря, те самые средние американцы, на которых испокон века держалась страна. Реальное сокращение зарплаты затронуло их сильнее, чем какую-либо другую группу. Они утратили жизненную перспективу. Тщательно соблюдающий правила политкорректности Туроу предпочитает не говорить в данной связи о национальных и расовых проблемах, однако, обратившись к книге Д. Дюка, в сущности, и написанной с позиций таких людей, легко восполнить этот пробел.
Белый американец мучительно сознает, что Америка сегодня — это совсем не та страна, какой она была, когда он вступал в жизнь 30—40 лет назад. На каждом шагу он сталкивается с засильем чуждых в цивилизационном плане групп — и сравнительно знакомых латинос, и таких экзотических, как китайцы, японцы, вьетнамцы. Ему внушают, что вскоре предстоит жить в стране, где большинством будут афроамериканцы, которых он еще недавно презрительно именовал “ниггерами”. И, наконец, он вынужден платить налоги и подчиняться правительству, где до самого последнего времени (пока победу не одержал Буш) ведущие роли принадлежали евреям. В книге Дюка опубликован “Обзор ключевых позиций, занимаемых евреями в правительстве США” (при президенте Клинтоне). В нем 53 человека. В том числе госсекретарь, министры финансов, обороны, сельского хозяйства, здравоохранения, главы ЦРУ, Совета национальной безопасности, Федеральной резервной системы и т. д. и т. п.
Я написал — вынужден подчиняться, но это дается белому американцу все труднее. И он уходит на обочину, в резервные зоны, где обретает и ценности прежней Америки, и единомышленников, и жизненные перспективы. Для меньшинства — это организации типа “Гражданской милиции”. Для большинства — сравнительно новое для США явление, которое Л. Туроу пытается определить по аналогии с уже известными течениями в современном обществе как “христианский фундаментализм”. Я бы уточнил — протестантский фундаментализм. Вспомним, что церковные диссиденты — протестанты, бежавшие из Европы в XVII веке, стали первопроходцами Северной Америки. Четыре столетия спустя все возвращается на круги своя. Потомки первопоселенцев находят убежище в протестантском фундаментализме.
Таких людей в Штатах не 400 тысяч, а, по мнению Туроу, 40 миллионов. Между прочим, они, как правило, единодушно голосуют за республиканцев. На выборах 1994 года — сообщает Туроу — на их долю приходилось 29 процентов полученных республиканцами голосов. Наверняка не меньший вклад они внесли и в недавнюю победу Буша. В самой республиканской партии фундаменталисты составляют мощное правое крыло. Они находятся в напряженных отношениях с представителями респектабельного центра: “Когда речь идет о неприязни к демократам, они союзники, но когда дело касается регулирования социального поведения, никакие две группы не могут быть дальше друг от друга”.
Тимоти Маквея Туроу относит именно к фундаменталистам. Оказывается, арестованные по делу о взрыве в Оклахома-Сити были связаны с Мичиганской военной группировкой, организованной двумя проповедниками, один из которых по совместительству владел оружейным магазином. Они называли себя “Армией Бога”. Любопытно — после теракта в Оклахоме СМИ первоначально заговорили о “мусульманских фундаменталистах”, и лишь потом выяснилось, кто на самом деле стоял за взрывом. Не повторяется ли ситуация?

_________________
Я мрачен и жёсток. Я неравнодушен к судьбе Отечества.
http://romanytch.narod.ru/avatara2.jpg


Последний раз редактировалось Роман Ферин Вс фев 25, 2007 12:46 pm, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс фев 25, 2007 12:44 pm 
Не в сети
Участник

Зарегистрирован: Сб ноя 25, 2006 11:16 am
Сообщения: 43
Туроу приводит список других терактов фундаменталистов: поезд, спущенный под откос, убийство пресвитерианским проповедником врача, делавшего аборты. Еще и еще: диверсия на заводе компании “Боинг”, где у 10 самолетов модели 737 были обнаружены “подозрительные повреждения” электропроводки (это уже из досье газеты “Завтра” — № 43, 2001). “Сессна”, протаранившая сорокаэтажный офис “Бэнк оф Америка” в городе Тампа. Пятнадцатилетний Чарлз Бишоп, наивный мальчик, кого хотел наказать? Воткнулся в выбитое окно и повис — разрубленная стрекоза... Но если молодые стопроцентные американцы, после того как официальная Америка четыре месяца поносила, бомбила, с грязью смешивала бен Ладена, повторяют теракт, — это говорит о многом.
Не забудем и о другой Америке. О преступлениях сатанистов, содомитов, масонов — то, о чем так красочно повествует О. Платонов (“Почему погибнет Америка”). Напомним и о регулярных перестрелках в американских школах (только за одну неделю в середине января 2002 года их было три!). С т р а н а б е р е м е н- н а н а с и л и е м. Называйте эту войну как хотите — “гражданской”, “необъявленной” — она идет.
К слову, еще штрих, характеризующий современную ситуацию в Штатах. Туроу сообщает, что 28 миллионов американцев предпочитают жить изолированно от своих беспокойных сограждан — в окруженных стенами и охраняемых частной полицией зонах: “Дисней Корпорейшн” строит такое сообщество под названием “Селебрейшн Сити” для двадцати тысяч жителей к югу от Орландо, штат Флорида. В Калифорнии есть сообщество со стеной, крепостным рвом, подъездным мостом и устройством под названием “боллард”, выстреливающим трехфутовый металлический цилиндр в днище машины, которую не хотят пропустить”. Автор воздерживается от комментариев, но сопровождает эти сведения выразительным примечанием: “Самое слово bollard происходит из Темных веков”.
В стране, где наиболее cостоятельная часть населения с удовольствием погружается в Темные века, возводя неприступные города-крепости, а другие социальные группы организуются, одержимые взаимной ненавистью, крупные теракты не просто возможны — о р г а н и ч н о в п и с ы в а ю т с я в ситуацию.
И все же я сомневаюсь, что именно протестантские фундаменталисты стоят за взрывами 11 сентября. Во-первых, масштаб не тот, что в Оклахоме. Во-вторых, Буш — и х президент. Человек консервативной закалки и ценностей. Лучшего, с точки зрения фундаменталистов, руководителя Америки не добиться! Альтернатива Бушу — не лидеры “Армии Бога”, а демократ Гор. Даже то, что Буш отказался помиловать Маквея, должно было по-своему импонировать таким людям. Они сами выступают за жесткое применение закона о казни, и твердость президента, известного как противник самого института помилования, не могла не вызвать их уважения. При Горе протестантские фундаменталисты вполне могли бы совершить крупный теракт. При Буше — вряд ли...
Скорее, правы те, кто намекает на причастность к провокации мирового бизнес-сообщества, а именно его финансово-спекулятивного сектора. В таком ключе высказалась “Независимая газета”. Напомню, она финансируется Б. Березовским, а он сам вхож в эти круги. Человек посвященный, так сказать. Не с большой буквы, как ему хотелось бы, не завсегдатай финансового Олимпа, но стоящий при дверях и многое видящий и слышащий. Тем любопытнее, что его издание не просто обнародовало версию, ведущую в сторону, противоположную от свирепых ближневосточных ассасинов, но и назвало (не прямо, но достаточно внятно) конкретное имя — Джордж Сорос.
Статья озаглавлена “Террористы-инсайдеры”, иначе говоря, посвященные. Сорос, разумеется, Посвященный. Вот он-то с большой буквы. Не знаю, чем уж насолил финансовый спекулянт номер один своему младшему собрату, но к полемике, пусть и заочной, двух посвященных стоит прислушаться.
“На разрушении одного из крупнейших центров мировой экономики, приостановке деятельности Йью-йоркской фондовой биржи и волне паники, прошедшей по деловому миру, очень хорошо заработали некоторые биржевые спекулянты”, — утверждает “НГ” (20.09.2001). Действительно, об игре на понижение на Нью-йоркской бирже — з а н е д е л ю до событий — стало известно, об этом упоминали СМИ (“Вести”. РТР.18.09.2001, “Завтра”, № 41, 2001 и т. д.).
Газета продолжает: “Для многих дельцов любая кризисная ситуация — золотое дно. Но серьезные кризисы возникают не так уж часто. А экономика, особенно рыночная, не может полагаться на случайности. Если кризис заставляет себя слишком долго ждать, его приходится поторопить. А то и просто организовать”. Вот тут-то и возникает знаковое имя: “А в мировой экономике крупнейшим представителем бизнеса на кризисах и их организации является знаменитый Джордж Сорос”.
“НГ” не упоминает о финансовых трудностях всемирного финансиста. Но по сведениям из других источников (“Завтра”, № 46, 2001), они серьезны. Так ли уж трудно предположить, что он просто не мог ждать счастливого случая. “Может быть, — продолжает “НГ”, — достигнутый результат — огромная прибыль, осевшая на чьих-то счетах, — и был планируемым результатом террористической атаки на Нью-Йорк и Вашингтон? Если допустить, что это так, придется вернуться к первому вопросу: кто это сделал?”
Здесь я позволю себе отвлечься от темы. Разумеется, только для того, чтобы взглянуть на нее в более широкой перспективе. Я помню, какое шокирующее впечатление произвели на меня мемуары Армана де Коленкура, французского посла при дворе Александра I. Поразило французское толкование наполеоновских войн. Нет, не всегдашняя западная чванливость, не позволявшая дипломату и годы спустя признать, что не только мороз и ошибки наполеоновских маршалов, но и стойкость русского солдата, одушевление народа и гениальный военный расчет Кутузова привели к разгрому французских войск. Высокомерие Запада по отношению к России — это как бы в порядке вещей. Потрясло другое: для нас, знакомых с Отечественной войной по работам русских историков и, конечно же, по “Войне и миру”, это битва за свободу, за право по своему разумению говорить и думать на родной земле. Помните у Толстого: “Французы разорили мой дом и идут разорить Москву, оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои...”
Оказывается, с точки зрения французов — которую разделяли их противники англичане, — основная цель наполеоновских войн: закрыть для Англии европейские рынки. Родина промышленной революции примерно на столетие обогнала Францию в развитии производства. Парижским мануфактурщикам пришлось догонять успешных конкурентов. Однако европейские рынки были уже заполонены английскими товарами. Тут и понадобился военный гений Наполеона, который первым делом организовал Континентальную блокаду, затруднившую доступ островной продукции в Европу.
А вы-то думали — подвиги, слава! Ахали: полководческий гений Наполеона — о нем вздыхали лучшие поэты разоренной им России. Вовсе нет! Материи — из Манчестера или Лиона, битва шерстяных и штапельных рулонов, соревнование миллионов ярдов и метров тканей, и прибыли, деньги, полученные или потерянные в этих галантерейных сражениях — таков сухой остаток наполеоновской эпопеи.
И сегодня — это ведь в России первыми заговорили: мир после 11 сентября изменился, необходимо забыть прежние распри... Словом, национальное русское блюдо: мораль, приправленная благородным пафосом. А на Западе в те дни лихорадочно работали компьютеры, подсчитывая финансовые потери и выигрыши. Так что, кто знает, быть может, инсайдеры Березовского вполне адекватно поняли инсайдеров Сороса...
А впрочем, почерк не тот — как сказали бы криминалисты. Сорос — убийца экономик (таиландской и многих других). Но не убийца людей. Не то что ему бы пороха не хватило или жалость замучила. И с п о л н и т е л и требовались другие: не очкастые гуманоиды, отслеживающие курсы валют, а летчики экстра-класса, властно прокладывающие курсы самолетов. Таких кадров, как я понимаю, у него нет. И навербовать их было бы сложно, не привлекая внимания спецслужб.
Еще один след в сторону мировой элиты. На этот раз политической. Линдон Ларуш размышлял о разрушительном характере деятельности Збигнева Бжезинского: “...В этом человеке заложено именно то состояние ума, при котором можно вполне захотеть совершить атаку на Нью-Йорк и Вашингтон. Я не говорю, что это сделал Бжезинский. Но именно его образ мысли, его мышление могли стать причиной...” (“Завтра”, № 39, 2001). Однако остается то же возражение: нет исполнителей!
Но я бы не стал отбрасывать ни намеки “НГ”, ни догадки Ларуша. То, что не под силу финансисту или политику, пусть даже мирового уровня, мог бы совершить их тандем (разумеется, речь о с х е м е, где обозначены не конкретные имена, а р о л и). Не здесь ли — на пересечении политики (мировой) и финансов (глобальных) родился замысел? Не в этом ли перекрестье оказались небоскребы Нью-Йорка? Конечно, в этом случае следует говорить о грандиозном заговоре, цели которого выходят далеко за пределы получения спекулятивных прибылей или достижения сиюминутных политических выгод!
Ближе всех к разгадке, на мой взгляд, подошел Гейдар Джемаль, публицист, связанный с влиятельными и информированными мусульманскими кругами. В интервью “Независимой газете” он выделил три составляющие заговора: транс¬нацио¬нальные корпорации (ТНК), международную бюрократию и мафию. Он допускает, что “в краткосрочной перспективе случившееся выгодно право¬консервативному крылу республиканской партии, давно стремящемуся превратить Америку в полицейское государство”. Однако предупреждает: “Если США выберут этот путь, сработает долгосрочная перспектива — мировая власть перейдет к союзу ТНК, международной бюрократии и мафии. Союзу, который действует уже сегодня” (“Независимая газета”, 20.09.2001). Остается, правда, неясным, кто же, по мнению Джемаля, организовал теракт — правые республиканцы или анонсированный им “тройственный союз”. Скорее всего, это намеренная двусмысленность.
Отчасти она компенсирована подробным рассказом о силах, образующих новоявленную триаду. “Любая ТНК, — отвечает Джемаль на вопрос корреспондента, не преувеличивает ли он их возможности, — на порядок мощнее среднего государства третьего мира. Она располагает гигантским финансовым оборотом, уводимым от налогообложения за счет независимости от определенных национальных экономик, эксплуатирует лучших специалистов на местах, инкорпорирует местные мафиозные структуры... ТНК рвутся к статусу мирового правительства, но им не хватает административного ресурса, контроля над силовыми структурами. Тут им на помощь приходит международная бюрократия — порождение послевоенной эры. Мир облеплен фондами, комитетами, комиссиями, курирующими глобальные проекты, в которые принуждают выделять средства из бюджетов многих государств. Возникает новая наднациональная форма коррупции”. Джемаль отмечает, что торжество союза мафии, международной бюрократии и ТНК “станет концом всякой демократии в мире, вплоть до свертывания даже формальных демократических процедур”.
Еще одно отступление. Признаюсь, я горжусь тем, что одним из первых в нашей прессе заговорил об опасности н о в о г о т о т а л и т а р и з м а, прямо связанной с усилением позиций транснациональных корпораций. Разбирая политический роман Рене-Виктора Пия “Обличитель” (к сожалению, не замеченный в СССР), я писал: “Обличитель” — блестящий роман о тоталитаризме. О тоталитаризме, зреющем в цветущем обществе потребления. Без стукачей под дверьми, без наганов, без “черных воронов” и лагерей. Респектабельном, транс¬атлантическом, со штаб-квартирами в Нью-Йорке и Париже. Плюралистическом (даже!), без диктаторов и чрезвычаек — с технократами во главе и с масонскими ложами в основе системы. Новом тоталитаризме, который, как и любой другой, реагирует на инакомыслие агрессией, подавлением и компрометацией” (“Наш современник”, № 11,1987).
В той же статье я приводил данные о мощи ТНК, позволявшей им уже и в то время вынашивать планы мирового господства. Они контролировали “треть валового общественного продукта, половину промышленного производства и торговли, 90 процентов инвестиций капиталистических стран”.
Прошло 15 лет. Распался Советский Союз, что позволило ТНК подмять под себя экономику Восточной Европы. Сейчас они усилились настолько, что вполне могут бросить вызов единственной сверхдержаве. О причинах их конфликта с Америкой Джемаль упоминает вскользь: “До определенной степени помехой была администрация США, которая указывала ТНК, на какие рынки им выходить, преследовала за неуплату налогов, за отмывку гигантских сумм “грязных денег” и тому подобное. Соперничество между однополярным американским глобализмом и транснациональным олигархическим глобализмом очевидно (здесь и далее выделено мной. — А. К.)”.
Джемаль подводит итог: “Рано или поздно обнаружится, что удар по Нью-Йорку и Вашингтону был результатом сговора этих олигархических кругов с фашиствующими элементами внутри американской админист¬рации и силовых ведомств. Без их поддержки техническая реализация этой террористической операции была бы невозможна”.

МИРОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО
ИЛИ МИРОВАЯ ИМПЕРИЯ

Джемаль сказал почти все. Даже запретные в “хорошем обществе” слова: Мировое Правительство. Но употребил их в иносказательном смысле: речь не об органе, а о статусе. Но если бы напористые претенденты пожелали поднять свой статус до уровня Мирового Правительства, они, полагаю, столкнулись бы с уже действующей структурой. Состоящей из тех же первоэлементов — бюрократии (причем не только международной, но и части национальной — вот оно, недостающее звено, сцепляющее заговорщиков с администрацией в Вашингтоне), силового блока (спецслужбы плюс мафия) и вездесущих ТНК.
О Мировом Правительстве не принято говорить. И все-таки о нем много говорят в последнее время. Даже рискуя быть записанными в маргиналы. Слишком уж очевидным становится его присутствие. К сожалению, в этих многочисленных упоминаниях мало существенного. Они смахивают, скорее, на рекламную акцию. С другой стороны, так и должно быть, что вы хотите — тайная власть, мировая закулиса. Если бы о ней знали все и всё, это означало бы одно — здесь нет ничего серьезного. А вот разноречивость сведений, недоговоренность пара¬док¬сальным образом свидетельствуют о ее подлинности.
Впрочем, случаются информационные прорывы. Понятно, что их может организовать одна категория людей — бывшие разведчики, уволенные со службы, но не ушедшие на покой, выломившиеся из своей среды и в одиночку, на свой страх и риск начавшие собственную войну за демократию и правопорядок, как они их понимают. Книга одного из них — бывшего сотрудника британских спец¬служб Джона Колемана в русском переводе появилась ко времени — в канун взрывов 11 сентября. Заглавие незатейливо — “Комитет 300. Тайны Мирового Правительства”.
О себе, о мотивах, побудивших его написать эту работу, Джон Колеман сообщает с военной лапидарностью: “За время моей карьеры кадрового офицера разведки я неоднократно получал доступ к строго секретной документации, но в период моей службы в качестве офицера-политолога в Анголе мне представилась возможность изучить целый ряд совершенно секретных документов, содержание которых было необычайно откровенным. То, что я увидел, наполнило меня гневом и возмущением, и я встал на путь, с которого уже больше не сворачивал — моей целью стало показать всем, что за сила контролирует и управляет правительствами Великобритании и Соединенных Штатов”.
По утверждению Колемана, эта сила сосредоточена в так называемом Комитете 300, своего рода всемирном олигархическом клубе, куда входят царствующие особы, президенты, крупные финансисты и промышленники, главы масонских лож и видные интеллектуалы. Их цель — “создать полностью тоталитарное и абсолютно управляемое “новое общество”. Их идеи, подчеркивает автор, “черпаются из дьявольских культов”.
В таких утверждениях не было бы ничего экстраординарного — нечто подобное пишут сейчас многие. Однако особенность и основная ценность книги Джона Колемана в том, что он публикует с п и с к и людей, входящих в Комитет 300, и организаций, с ним связанных.
Список организаций представляет наибольший интерес для русского читателя. Упоминаются ТНК — Шелл, Бритиш петролиум, Империал Кемикал индастриз; крупнейшие научные центры — Королевский институт международных дел, Канадский институт международных отношений, Тавистокский институт человеческих отношений, Международный институт стратегических исследований. Представлены международные форумы — Трехсторонняя комиссия, Бильдербергский клуб; религиозные и атеистические организации — Всемирный совет церквей (внимание, противники экуменизма!), Клуб атеистов. Фигурируют масонские ордена — Герметический орден “Золотая заря”, Орден Великой Матери, Орден божественного беспорядка; общества с нейтральными, ничего не говорящими названиями — Палестинский исследовательский фонд, Египетское исследовательское общество и т. д. и т. п. Ну и, разумеется, “Американцы за безопасность Израиля”...
В другом своде обнаруживаем: Всемирный израильский союз, Антидиф¬фамационную лигу, Федерацию американских сионистов, Канадский еврейский конгресс, Арабское бюро, Высший арабский комитет. Институт азиатских исследований, Институт тихоокеанских исследований, Институт мирового порядка, Центр исследований роста, Совет по международным отношениям, Фонд Чини, Национальный центр изучения общественного мнения, Римский клуб, Корпорацию “Рэнд”, Мальтийских рыцарей, Орден св. Иоанна Иерусалимского, компании Варбург, Джеймс П. и семья, Де Бирс.
Наиболее обширен список банков. Нет смысла перечислять — в нем собраны практически все крупнейшие финансовые учреждения мира. С удивлением обнаружил в нем и Московский народный банк в Лондоне — первый форпост советских финансов на Западе.
Перечень персоналий наименее интересен. Причина проста — большинство фамилий ничего не говорят нам: какое-то описание светского раута — английские лорды и герцоги, французские графы, немецкие принцы, польские магнаты. Между прочим, эту сиятельную компанию, прежде всего британскую аристократию, Колеман обвиняет в том, что “их богатства сложно связаны и переплетены с торговлей наркотиками, торговлей золотом, алмазами и оружием”.
Есть в списке и узнаваемые фамилии — Ее Величество королева Елизавета II, монархи Нидерландов, Норвегии, Дании, Киссинджер (с именем которого Колеман связывает шантаж, а затем и убийство бывшего премьера Италии А. Моро), Дж. Буш-старший, представители семейств Ротшильдов, Оппенгеймеров, Дюпонов, Рокфеллеров, основатель Римского клуба бывший глава корпорации “Фиат” Ауреллио Печчеи.
Фигурирует и некто Mikovan, Anastas (фамилии даны в английском написании, причем наряду с действующими членами Комитета упоминаются и ушедшие из жизни). Русский переводчик предположил в скобках: “Возможно, Анастас Иванович Микоян”. Если догадка верна (а список подлинен), то становится понятным вошедшее в легенду политическое долгожительство Анастаса Ивановича, закреп¬ленное в народной рифмованной версии названия его мемуаров “Как прожить от Ильича до Ильича, не нажив ни инфаркта, ни паралича”.
Моя оговорка насчет небезусловной подлинности списка не случайна. Документы такого рода (равно как и книги, где они публикуются) неизбежно вызывают сомнения. Насколько информирован автор, насколько добросовестен, насколько, простите, здоров. К сожалению, мне не раз приходилось сталкиваться с недобросовестностью в публикациях такого рода. Как-то раз я с изумлением обнаружил в похожем списке имена людей, про которых я писал, что их п о д о- з р е в а ю т в связях с масонством. Здесь же их уверенно зачисляли в масоны, а в качестве источника значилась моя статья...
Проверить подлинность таких публикаций невозможно. Есть лишь один способ хотя бы косвенно (а значит, не со стопроцентной уверенностью) установить ее. Сопоставить утверждения автора с реальным положением дел. В случае с Колеманом сделать это тем более легко, что первое издание его книги на английском вышло еще в 1991 году, и у нас есть возможность проверить, сбываются ли его предположения.
Сразу скажу: многое не сбылось. Все, что касается России. Как и большинство западных традиционалистов, Колеман пуще огня боялся конвергенции систем, союза элит США и СССР, которые могли поделить власть над миром. Теперь очевидна утопичность и этих страхов, и самих планов. Хотя есть масса свидетельств (в том числе и у А. Проханова), что планы существовали, активно разрабатывались, в частности, разведками обеих сверхдержав. Может быть, поэтому Горбачев так уверенно протягивал руку Западу в начале своей карьеры. Но не справился с управлением и сдал Западу Варшавский блок, социализм, а затем и СССР, не выторговав ни стране, ни советской элите заветное место на вершине мировой иерархии. Разве кресло в клубе западных заправил для себя.
Зато глобальный план мироустройства, разработанный, по утверждению Колемана, в недрах Комитета 300, за прошедшее десятилетие обретает все большую реальность: “На всех людей будут нанесены идентификационные номера, наличие которых можно будет легко проверить. Эти идентификационные номера будут внесены в сводный файл компьютера НАТО в Брюсселе, Бельгия, к которому все учреждения Единого Мирового Правительства будут иметь мгновенный доступ в любое время. Сводные файлы ЦРУ, ФБР, полиции штатов и местной полиции, Налогового управления США (IRS), Агентства по чрезвычайным ситуациям (FEMA), Агентства социального страхования будут значительно расширены и лягут в основу базы данных персональных досье на каждого жителя США...
...Все информационные службы и средства печати будут находиться под контролем Мирового Правительства. Под видом “развлечений” будут устраиваться регулярные промывания мозгов, что уже практикуется в США, где это стало искусством...
...Широко распространена будет порнография, а в каждом кинотеатре будут показываться в обязательном порядке порнофильмы, включая гомосексуальную и лесбийскую порнографию. Употребление “восстанавливающих силы” наркотиков будет обязательным — каждому будет выделена квота на наркотики, которые можно будет купить в магазинах Мирового Правительства по всему миру...
...Будут разжигаться противоречия между соперничающими фракциями и группами, такими, как арабы и евреи, африканские племена, и им позволят вести войны на истребление под присмотром наблюдателей НАТО и ООН. Такая же тактика будет применена в Центральной и Южной Америке. Эти войны на истребление будут происходить ДО того, как утвердится Мировое Правительство, и они будут организованы на всех континентах, где живут большие группы людей с этническими и религиозными различиями, такие, как сикхи, пакистанские мусульмане и индийские индуисты...
...По крайней мере 4 миллиарда “бесполезных едоков” будут истреблены к 2050 году посредством ограниченных войн, организованных эпидемий смер¬тельных быстротекущих болезней и голода. Количество электроэнергии, пищи и воды будет поддерживаться на уровне, достаточном лишь для поддержания жизни не-элиты, прежде всего белого населения Западной Европы и Северной Америки, а затем уже других рас”.
На первый взгляд все это кажется чудовищным преувеличением. Но если мы зададим себе вопрос: преувеличением чего, то с замешательством и с изумлением принуждены будем ответить — того, что происходит сегодня в мире. Об иденти¬фика¬ционных номерах, о легализации наркотиков (в Голландии, примеру которой собираются последовать сразу несколько государств), о засилье порнографии, о тлеющих (и целенаправленно раздуваемых!) конфликтах между евреями и арабами, индийцами и пакистанцами мы каждый день слышим по радио. Следующий вопрос: существовали ли эти проблемы десять лет назад, когда вышла книга Колемана? Ответ: да, существовали, но многие лишь в зародыше. За прошедшие годы они вторглись в нашу жизнь. Задав эти вопросы и ответив себе, было бы логично предположить, что значительная часть пророчеств Колемана начинает сбываться. И то, что сегодня представляется шаржированным преувеличением, еще через десяток лет может стать жуткой реальностью.
Впрочем, не стану настаивать на аутентичности версии Колемана. В конце концов, дело не в том, имеет ли некая наднациональная структура конкретное название — Комитет 300, Мировое Правительство, вынашивает ли она планы, где сроки акций и число жертв скрупулезно рассчитаны. Важнее (и страшнее!) т е н д е н ц и я глобализации, о б ъ е к т и в н о порождающая органы наднационального управления, наделенные правом принимать решения, в том числе и в таких болезненных вопросах, как регулирование объемов производства, потребления и численности населения Земли.
О такой тенденции обстоятельно информирует книга “Западня глобализации. Атака на процветание и демократию” (русский перевод: М., 2001). Авторы — Ганс-Петер Мартин и Харальд Шуманн — респектабельные редакторы ведущего немецкого журнала “Шпигель”. Они не пишут о Мировом Правительстве, отчего их книга проигрывает в занимательности, но выигрывает в достоверности.
Открывает ее репортаж с конференции, которая проводилась в конце сентября 1995 года. В фешенебельном “Фермонт-отеле” (Сан-Франциско) собрались ведущие политики, бизнесмены и ученые со всех континентов, в том числе Дж. Буш-старший, М. Тэтчер, Т. Тэрнер, Дж. Гейдж, главный управляющий Sun Microsystems, Д. Паккард, основатель Hewlett-Packard и др. Хозяином, гостеприимно принимавшим мировую элиту, был Михаил Горбачев (авторы поясняют: “По окончании “холодной войны” богатые американцы в знак благодарности организовали фонд (президентом которого стал Горбачев) со штаб-квартирой на территории бывшей военной базы к югу от Золотых Ворот”).
На конференции обсуждалось будущее мироустройство. “Прагматики в “Фермонте” оценивают будущее с помощью пары цифр и некоей концепции: 20:80 и титтитейнмента”. Для пояснения загадочной формулы немецкие журналисты предлагают читателям фрагмент дискуссии: “В следующем столетии (уже наступившем. — А. К.) для функционирования мировой экономики будет достаточно 20 процентов населения. “Большей рабочей силы не потребуется”, — полагает Вашингтон Сай-Сип. Пятой части всех ищущих работы хватит для производства товаров первой необходимости и предоставления всех дорого-стоящих услуг, какие мировое сообщество может себе позволить. Эти 20 про¬центов в какой бы то ни было стране будут активно участвовать в жизни общества, зарабатывать и потреблять, и к ним, пожалуй, можно добавить еще примерно один процент тех, кто, например, унаследует большие деньги.
А что же остальные? Останутся ли без работы 80 процентов тех, кто хочет работать? “Конечно, — говорит американский писатель Джереми Рифкин, автор книги “Конец занятости”. — У тех 80 процентов, которые останутся не у дел, будут колоссальные проблемы”. Главный управляющий Sun Гейдж снова берет слово и оживляет дискуссию, сославшись на своего коммерческого директора Скотта Макнили, считающего, что дилемма будущего состоит в том, что “либо т ы ешь ленч, либо на ленч едят т е б я”.
Это не мрачные пророчества Колемана, скорее, идиллия. Посвященные со всего света в роскошном отеле на берегу океана, мило шутя, обсуждают будущее человечества. 80 процентов которого окажется ненужным.
Какой будет судьба этих людей? Авторы опять-таки избегают жестоких рецептов. Речь идет отнюдь не об истреблении 4 миллиардов “бесполезных едоков” (а именно такую цифру и составляли 80 процентов населения в 90-е годы). Напротив, хозяева мира готовы предложить им нечто приятное. “У всех на устах, — продолжают Мартин и Шуманн, — выражение Збигнева Бжезинского — “титтитейнмент”... Придуманное им словечко — комбинация из слов “tits” (сиськи, титьки) и “entertainment” (развлечение) — призвано ассоциироваться не столько с сексом, сколько с молоком, текущим из груди кормящей матери. Возможно, сочетание развлечений, в какой-то мере скрашивающих безрадостное существование, и пропитания, достаточного для жизнедеятельности, будет поддерживать отчаяв¬шееся население мира в относительно хорошем расположении духа”.
Однако на практике, как признают сами авторы, сосуществование 20 процентов счастливчиков и 80 процентов, обреченных на потребление “титтитейнмента”, оказывается далеко не столь идилличным. “Модель для всего мира” Мартин и Шуманн обнаруживают в поселении Альфавилль на западе Большого Сан-Паулу в Бразилии. Здесь все то, о чем упоминал Л. Туроу, описывая североамериканские городки-крепости для богатых: стены высотою в несколько метров, патрули частной охраны на улицах. Обитатели Альфавилля называют его “раем”. В раю, квадратный метр которого оценивается в 500 марок, можно расселить 120 тысяч человек — еще больше, чем в крупных американских поселениях для избранных. Но в отличие от Америки, еще далекой от бедности, несмотря на запущенный и там процесс, в Бразилии рай для богатых окружает море нищеты. Поэтому в дополнение к 400 секьюрити с револьверами оазис благополучия охраняет “кольцо спецподраз¬делений, вооруженных обрезами “таурусов” 12-го калибра”. “Чтобы, — охотно сообщает Хосе Карлос Сандорф, начальник охраны Альфавилля-1, — укладывать зараз пятерых или шестерых”. На вопрос журналистов, что будет, если голодные вокруг Альфавилля поднимут восстание, — звучит характерная реплика: “Надеюсь, в этот день я буду на дежурстве, — слегка улыбаясь, едва ли не с наслаждением ответствует Сандорф. — Тогда я им спуску не дам”.
Мало что значащий диалог в еще одном экзотическом уголке земного шара? Не скажите. Мартин и Шуманн экстраполируют ситуацию на весь мир, где бедные начинают сознавать, что “мечта никогда не станет реальностью... Никакой Калифорнии или Германии для всех за пределами ЕС, Японии и “Богом благосло¬венной страны”, Соединенных Штатов Америки”. Миллионы несчастных готовы штурмовать врата рая, населенного “золотым миллиардом”. Пока еще не для того, чтобы разрушить его стены, — чтобы любой ценой прорваться туда. Это создает проблемы для правительств богатых стран, для белых рабочих, рискующих потерять места, если их города затопит оголодавшая масса, готовая вкалывать за гроши, и, конечно, для пограничников, оказавшихся на переднем крае обороны. Спустя 10 лет после триумфального сокрушения Берлинской стены — символа ограничения человеческих свобод и тоталитарного насилия — “главы правительств стран ЕС решили вооружить своих пограничников”. Немецкие журналисты цитируют Бертрана Шнайдера, функционера Римского клуба: “Придут миллионы... Кто отдаст приказ стрелять, чтобы от них отбиться”.
Послушайте, о чем толкуют господа социостратеги! А начинали так заманчиво: рай для избранных, сладкое молоко развлечений для остальных. Это вам не ипохондрик Колеман, прозревающий миллионы трупов. И вдруг, когда мы вдоволь наслушались про “титтитейнмент”, речь пошла о стрельбе! У глобалистской футурологии немало сценариев, жаль, что финал один. В финале стреляют. И так ли уж важно: в миллионы жертв или в отважных смельчаков, которые попытаются вырваться из гетто, где будут медленно умирать 80 процентов населения Земли — от голода, нищеты, безысходности, болезней (во многих африканских странах вроде Зимбабве и Ботсваны ВИЧ-инфицировано от четверти до половины жителей).
Да мы же ничего этого не знаем! Живем в богоспасаемых палестинах (как двусмысленно это звучит сегодня, когда в Палестине льется кровь!). И все-таки — в богоспасаемых палестинах, несмотря на голод и холод и прочие пакости эры Чубайса. Конечно, властители наши не простодушны, но жизнь наша простодушна. И прекраснодушна! невзирая на ту грязь, в которую нас погрузили и в которой мы, надо сознаться, не без охоты барахтаемся. Но и грязненькие, представить не можем, что стерильно чистые гуманоиды, гуманисты, стратеги, менеджеры, скло¬нив¬шись над цифирью, высчитывают, сколько миллионов нужно убить, чтобы не выросли цены на куриные гузки, свиные окорока, бразильский кофе и баварское пиво.
Невинность наша — спасительная и роковая — ограждена, на мой взгляд, двумя степенями защиты. Одна — результат исторического выбора народа, другая — порождение нашей бытовой нищеты. Но действуют слаженно, дополняя одна другую. Во-первых, в России фактически не было капитализма с его социал-дарвинистским законом естественного отбора. Помните Спенсера: д о л г экономически сильного — вытеснить экономически слабого из жизни. Такого мы не проходили! Велика Россия, землицы много, иди, мил человек, куда хошь — строй, сей, живи с миром.
А вот компьютеров у нас до последнего времени было мало. И это вроде бы чисто бытовое обстоятельство предохранило русских от синдрома компьютерного мышления, столь распространенного в западных странах. О нем много писали, в том числе на страницах “Нашего современника” (М. Делягин). Человек, облученный компьютером, перестает различать реальность и изображение на дисплее. Люди для него не более чем условные фигурки. В период активных действий нравственность отступает, приходит игровой, спортивный азарт. “Чувствую себя как игрок национальной сборной в суперфинале”, — сказал корреспондентам пилот бомбардировщика В-1 после первой бомбежки Афганистана (“Сегодня”. НТВ. 8.10.2001). А сбрасывали в том числе и семитонные бомбы, уничтожающие все живое на площади 2 тыс. кв. метров.
Т а к убивать мы не умеем! Даже сейчас, когда в России пролито столько крови. Все равно, для большинства это трагедия, для кого-то, увы, работа. Но не и г р а! Поэтому мы и не можем понять западных стратегов.
И осознать р е а л ь н о с т ь их планов. Вот где невинность наша из спасительной становится роковой. Мы вступаем в эпоху апокалипсиса, а мыслим понятиями “золотого века”.
Так. Но при чем здесь американская трагедия? Очень даже при чем. На Штаты обрушилась сила, природу, сущность и хотя бы контуры которой предстояло выявить, определить. Нужно было отдернуть край занавеса, назвать имя, направить туда свет. Показать: чудовищное — не обязательно невозможное. Западные элиты открыто обсуждают поистине людоедские планы, руководствуясь не эмоциями, а эгоистическим расчетом.
Познакомившись с тем, что Джон Колеман именует Комитетом 300, или Мировым Правительством, читатели сами могут решить, кто более подходит на роль заказчика небывалых терактов — прячущийся в афганских пещерах фанатик бен Ладен, попавшие под пресс государственных механизмов бунтари Тимоти Маквея или хозяева полумира, вполне резонно пожелавшие прибрать к рукам и вторую его часть.
Их планы в отношении Америки раскрыты в книге Колемана. Они сформулиро¬ваны в январе 1983 года на встрече, проведенной “Фондом Дитчли” не где-нибудь, а в столице США Вашингтоне. Колеман приводит слова сэра Гарольда Левера, ярого сторонника сионизма, доверенного лица британской королевской семьи, в прошлом члена директоров ТНК UNILEVER, видного деятеля Комитета 300: “...К 2000 году с национальным суверенитетом необходимо покончить, как с архаическим пережитком прошлого”. “Соединенные Штаты должны будут скоро уяснить себе, что, когда МВФ возьмет контроль в свои руки, их положение не будет отличаться от положения стран “третьего мира”. В том же духе высказались представители “Группы Альфа” — банка масонской ложи “П-2”: “США нужно заставить подчиниться “более высшей власти мирового банка”, прежде чем начнется реальное движение к Новому Мировому Порядку”.
После таких деклараций становится понятна отчаянная патетика последних страниц книги. “Америка, — восклицает верный Колеман, — последний бастион свободы, и пока нас не лишат нашей свободы, приход к власти Мирового Правительства будет значительно затруднен”.
Оставим упертому разведчику вздыхать о “бастионе свободы”. Видели по телевизору, слышали в новостях. Отсохни язык у того, кто после этого заговорит об американской свободе! А Колеман — пусть, отними у него последнюю иллюзию, чем жить будет...
Дело, понятно, не в свободе. В с о п е р н и ч е с т в е, о котором сказал Джемаль: махинатора и контролера, игрока без правил и того, кто правила устанавливает. В с о п е р н и ч е с т в е о л и г а р х о в и г о с у д а р с т в а. Больше того — дело в к о н к у р е н ц и и. Споре проектов овладения миром. Олигархического и имперского. Оба из одной купели — иссохшей купели Ветхого завета. Оба рождены сознанием избранности. Разрабатывались зачастую одними и теми же людьми. Но их — два, а мир один. Владеть им будут либо международные олигархи, либо администрация США. Л и б о М и р о в о е П р а в и т е л ь с т в о — л и б о м и р о в а я и м п е р и я.
11 сентября — это еще не битва. Предупреждение. Декларация о намерениях. Тест для Америки — справится? Обращение к элитам — воспримут? Элиты отозвались. Пока нестройно, неединодушно, но ведь закричали сразу: Америке в о д и н о ч к у не навести порядок в мире. Н у ж е н н а д н а ц и о н а л ь н ы й о р г а н. Почему-то при этом никто не вспомнил об ООН...
У нас первым высказался Е. Примаков. Браво, академик! Не случайно считался посвященным — и немалых степеней. Не мог связать двух слов, а все восхищались: какой ум, какая эрудиция, юмор какой... Разгадка в том, ч т о за слова надо связывать. Говорить можно редко, да метко. Именно так и выступил Евгений Максимович: “Для этого (пресечения терактов. — А. К.) н у ж н о м и р о в о е с о о б щ е с т в о. Мы, может быть, не понимаем, что сегодня мы какой-то рубикон перешли” (ТВ-6. 11.09.2001).
Слово “Правительство” пока не произнесено, но подразумевается: сообществу нужен Координатор. Наделенный авторитетом, властью, правом принимать решения — из тех, что обжалованию не подлежат. Никто и в шутку не назовет в этой роли нынешнего генсека ООН, новоявленного Нобелевского лауреата, растерянно моргавшего в Осло: “Мне так странно получать премию мира в этом году. У нас так много конфликтов” (“Сегодня”. НТВ. 9.12.2001). Хотя, к слову сказать, Кофи Аннан, даром что негр, женат на родственнице Валленберга. Того самого — шведского аристократа, спасителя венгерских евреев, сгинувшего в сталинских лагерях. А Валленберги представлены в Комитете 300...
И все-таки Координатор, в отличие от генсека, не может быть марионеткой. Тут мнится фигура в духе Великого инквизитора: “Мы дадим им тихое, смиренное счастье, счастье слабосильных существ... Они станут робки и станут смотреть на нас и прижиматься к нам в страхе, как птенцы к наседке. Они будут дивиться и ужасаться на нас и гордиться, что мы так могучи и так умны, что мы могли усмирить такое буйное тысячемиллионное стадо...”
В сентябре заговорили и о необходимости всемирного силового ведомства, подслушивающего, подглядывающего, разыскивающего и карающего. Еще недавно подобным монстром пугали свободолюбивого западного бюргера. После нью-йоркских взрывов обыватель готов был льнуть к ботинкам рядового спецназовца, не то что к ногам Всесильного Защитника. Помните: США закрыли свое воздушное пространство; эвакуация всех федеральных служб в США; центр Торонто закрыт для публики, введены войска; центр Брюсселя перекрыт спецназом — новости 11 сентября.
Да уж, пустили судорогу! Т о л ь к о д л я э т о г о и стоило сокрушать небоскребы, вынимать из кармана сотни миллиардов долларов и жечь эти пачки, вавилоны зеленых бумажек на знобком приморском ветру. Такова моя версия, впервые высказанная в конце сентября в передаче “Народного радио”.
Остается вопрос: является ли с а м о е л о г и ч н о е объяснение н а и б о- л е е в е р о я т н ы м. Разумеется, этого я гарантировать не могу: пилотов не вербовал, самолеты не снаряжал, операцию не финансировал. Но то, что изложенная здесь версия не только наиболее логично объясняет события 11 сентября, но и точно вписывает их в глобальные процессы, в том числе и закулисные, для меня несомненно.
Но если схема верна, что будет дальше? Признаюсь, я ждал продолжения эпопеи. Не сразу, а после афганской экспедиции. По принципу: вы уверились, что теперь все в порядке? а не хотите ли получить... Видимо, такого развития ждали многие. А наиболее азартные решили его поторопить. Появились конверты с сибирской язвой, мальчишка врезался во флоридский небоскреб. Жалкое дилетантство, которое издерганные люди пытались выдать за действие Мировых Сил.
А те взяли паузу. Что свидетельствует о серьезности намерений. Вполне возможно, представление закончилось, едва начавшись, — заинтересованные стороны договорились в каком-нибудь роскошном калифорнийском отеле. Не зря же Буш-старший, если верить Колеману, — член Комитета 300. Сын мог попросить отца. Прямо по озорной песенке послевоенных времен: “Он пришел к свому римскому папе: “Папа, папа, ты мне подсоби...”
В этом случае мы никогда ничего не узнаем. В такие апартаменты не допускают рядовых офицеров спецслужб вроде Колемана. Но быть может, договориться не удалось. И тогда мы увидим продолжение. Не обязательно взрывы. Возможно, крах биржи. Возможно, какую-нибудь войну. Хотя бы в том же Кашмире. Угроза применения ядерного оружия станет нарастать, Америка провалится как посредник, и какой-нибудь академик при исполнении снова провозгласит: “Нужно мировое сообщество”. Но на этот раз все ретрансляторы мира впечатают его слова в уши рядовых граждан и элит...
Будет ли прямое столкновение? Сомневаюсь. Кто же отважится на драку с Америкой — стенка на стенку. Ни у кого и сил таких нет! Но по старинке уже не дерутся. Впрочем, и “стенка” американская отнюдь не столь монолитна: если оценивать не состояние ядерного щита, а состояние общества. На это, полагаю, и будет сделан упор.
О раздрае в американском обществе мы уже говорили. На кого конкретно могла бы опереться мировая закулиса? Кто ее волонтеры в Соединенных Штатах?
Конечно, в первую очередь ф и н а н с о в ы е к р у г и. По определению наднациональные. В отличие от представителей реальной экономики (в том числе ВПК), либо ориентированной на национальный рынок, либо нуждающейся в помощи своего правительства для продвижения на рынки мировые. Затем С М И, находящиеся в руках тех же финансистов. Д е м о к р а т ы, чьей партийной догмой стали “общечеловеческие ценности”. “И мы даже видели этого человека” — по анекдоту советских времен. Носатый профиль Шейлока на желтой обложке книги Колемана. Сербы, к примеру, на таких общечеловеков не похожи. Не потому ли Клинтон с легким сердцем осыпал их ракетами? А вот члены Комитета 300 — вылитые общечеловеки...
Особая группа — н а ц и о н а л ь н ы е м е н ь ш и н с т в а. А в ней особый разряд — евреи. Последняя президентская кампания стала битвой традиционной белой Америки с Америкой национальных меньшинств, от лица которой выступал еврейский тандем (впервые в Штатах!) — Гор и Либерман. За демократических кандидатов проголосовали 90 процентов негров, 62 процента испаноговорящих, 55 процентов американцев азиатского происхождения. Бушу отдали голоса 54 процента белых американцев, прежде всего белые мужчины (“Независимая газета”, 14.11.2000). О том, как голосовали евреи, не сообщалось, но каков был е в р е й с к и й в ы б о р, общеизвестно: практически все СМИ (находящиеся под еврейским контролем — о чем обстоятельно, с множеством примеров пишет Д. Дюк) поддерживали Гора. Еврейский капитал финансировал лидера демократов щедрее, чем Буша.
Скандальный финал избирательной кампании показал: на этот раз имело место не привычное для Америки выборное шоу — шла подлинная борьба. Можно сказать — в о й н а м и р о в, если учитывать этнический состав электоратов. Кстати, осталось тайной, кто надавил на Гора, сначала признавшего поражение, а затем отрекшегося от своего признания. Не связано ли продемонстрированное упорство с планами Комитета 300, преданными огласке Колеманом? Вспомните жесткую декларацию сэра Гарольда Левера: “К 2000 году с национальным суверенитетом необходимо покончить”.
Как бы то ни было, выборная кампания ознаменовалась еще одним беспрецедентным обстоятельством — в первоначальном составе правительства Буша н е б ы л о н и о д н о г о е в р е я. Я специально спрашивал у знакомых, живущих в Штатах, те подтвердили. Потом, правда, появились: куда же без них? Однако в стартовом составе, где были негры, латинос, даже американец азиатского происхождения, евреи отсутствовали...
Скорее всего, эта победа белой Америки будет последней. О катастрофе, ожидающей белую расу, с отчаянием пишет известный консервативный политик П. Бьюкенен в книге “Смерть Запада” вышедшей в США в 2002 году и тут же ставшей бестселлером. Он предупреждает, что к середине XXI века белые будут составлять только 9 процентов населения Земли. Они перестанут быть большинством в Соединенных Штатах. Не лучше и положение русских — им придется отступать с Дальнего Востока под натиском желтой расы.
Кто знает, может быть, тогда мы с американцами действительно поймем друг друга. Обращу внимание на любопытное совпадение. Термин “новые американцы” возник лет на сто раньше русского аналога. Я обнаружил его в книге очаровательно-занудливых воспоминаний Г. Адамса “Воспитание Генри Адамса” (М., 1998). Автор, можно сказать, воплотил в себе историю белой Америки. Правнук второго американского президента и внук шестого, он прожил длинную жизнь и наблюдал превращение сельскохозяйственной страны на краю ойкумены в могучую индустриальную державу, поставившую себя в центр мира. Это превращение далось дорогой ценой. “...Исконные американцы здесь, по-видимому, вымерли вместе с индейцами племени шони и бизонами” , — грустно размышлял Адамс.
Конечно, полная аналогия с нашими условиями невозможна. Мы на своей земле, а белые поселенцы уничтожили подлинных “исконных американцев”, те самые индейские племена, о которых вскользь упоминает Генри Адамс. В отличие от сегодняшней России, на стороне “старых американцев” значительная часть национальной элиты, в том числе ВПК и республиканцы. В то же время сама “национальная” элита Америки размыта, инфильтрована людьми других культур. У Буша, обвиненного еврейской прессой чуть ли не в фашизме, идеологическим наставником был Мэрлин Оласки, которого “Независимая газета” в любопытном биографическом очерке характеризует согласно этапам его эволюции: “Иудей, атеист, коммунист, консерватор” (“Независимая газета”.15.11.2001). Сейчас он редактор христианского журнала “Уорлд” и автор теории “сострадательного консерватизма”, ставшего своего рода идеологией республиканцев.
Полная аналогия невозможна, а все-таки Америке, скорее всего, придется разделить судьбу СССР. После исчезновения Союза, чью мощь призвана была сдерживать мощь Соединенных Штатов, и сами США стали “архаическим пережитком прошлого”, по выражению Г. Левера. Стержнем истории XX века была конкуренция проектов, призванная ответить на вопрос — каков наиболее действенный механизм принуждения масс к труду. Что эффективнее: тотальный контроль или “свободный” рынок? Претендовавшие на универсальность проекты на деле были национальными — немецкий, итальянский, японский, советский (здесь о национальном характере проекта можно говорить с натяжкой), аме-риканский...
У XXI века иная проблематика. Зачем принуждать к эффективному труду, когда 80 процентов рабочей силы избыточно? Национальные государства с их методами мотивации уже не нужны. Более того, враждебны Новому Порядку. Какой бы ни была степень социальной или этнической дифференциации, национальное государство — это е д и н с т в о. В какую бы формальность ни вырождались демократические процедуры, они определяют некую м е р у о т в е т с т в е н н о с т и власти перед единством нации-государства. Это означает, что в период Великой Санации на место под солнцем, нет, жестче — место в книге живых, — будут претендовать г о с у д а р с т в а.
Так это и понималось с того времени, когда с подачи Римского клуба заговорили о “золотом миллиарде”. Считалось, что это совокупное население “первого мира”: США, Западной Европы и Японии. Однако глобализация показала — дешевле и дисциплинированнее рабочая сила окраин. Рай для избранных кто-то должен обслуживать. Не случайно Колеман пишет о 500 миллионах китайцев и японцев, которые войдут в “золотой миллиард” потому, что “они уже в течение многих веков подвергались строгой регламентации и привыкли беспрекословно подчиняться властям”.
К тому же азиатским народам присущ аскетизм, а “общество потребления” поглощает слишком много дефицитных ресурсов. Л. Туроу подсчитал: “Американ¬ский ребенок, родившийся в 1990 г. ...чтобы иметь средний американский уровень жизни, должен будет потребить 700 000 килограммов минералов, 24 миллиарда британских тепловых единиц энергии (что равносильно 4 000 баррелей нефти), 25 000 килограммов растительной пищи и 28 000 килограммов животных продуктов (что означает забой 2 000 животных)”. Да это какой-то Робин Бобин-людоед! Он не только сожрет ошеломляющее количество продуктов, гипотетический американец загадит весь мир: “Произведет за время своей жизни 1 миллион килограммов атмосферных отходов, 10 миллионов килограммов жидких отходов и 1 миллион килограммов твердых отходов”.
Такую расточительность новая эпоха позволить не может. Следовательно, миллионы граждан ЕС и США лишатся заветного места в раю. Естественно, они потребуют у государства защиты, и власти вынуждены будут ее дать. Вот почему национальные государства оказываются препятствием на пути к Новому Мировому Порядку. И самым главным препятствием является самая мощная держава.
События 11 сентября — это действительно рубикон для Америки. Ей брошен вызов — отнюдь не исламский, а в сотни раз более грозный. Надо сказать, Штаты пока держат удар. После паники первых часов, когда Буш метался с авиабазы на авиабазу, ища укрытия, страна сосредоточилась и ринулась в бой. Д е м о н с т- р а т и в н о о т к а з а в ш и с ь от сколачивания м е ж д у н а р о д н ы х коалиций и даже от помощи иностранных спасателей. Все правильно, им говорили: “Нужно мировое сообщество”, — американцы, сжав зубы, отвечали: “Сделаем сами!”
Сделали? Нy конечно: талибы — слабый противник. Но ведь и н е т о т, кто нанес Америке удар! Тот, другой, стоял в стороне и с интересом наблюдал, как мировой гигант вышибает душу из коротышки. В этой ситуации администрация США работала не только на себя, но и на Мировое Правительство: на пути к власти оно должно сокрушить ислам. Мировые заправилы могут подождать, пока Буш выполнит за них работу, выдохнется, станет делать ошибки. И тогда нанесут новый удар.
Первый звонок, приглашающий на следующий раунд, уже прозвенел. Билл Клинтон (после фиаско Гора оставшийся неформальным лидером демократов), выдержав для приличия паузу, призвал Америку к покаянию. “Здесь в Соединенных Штатах мы образовали нацию, использовавшую рабский труд... Эта страна с самого начала шла путем насилия над коренными народами, отбирая у них земли и минеральные ресурсы, только потому, что они считались неполноценными людьми. И вот теперь мы расплачиваемся за это”.
Преклонение перед Америкой у нас таково, что я обнаружил эти слова только в отраслевой “Лесной газете” (20.11.2001). Да и то приправленные анекдоти¬ческими поучениями, с которыми заштатный журналист обращается к экс-президенту США. Нехорошо, дескать, играть на руку врагам Америки... Жалкие провинциалы! Не понимают, к т о говорил устами Клинтона...
Ну хотя бы дальнейшая последовательность событий должна быть ясна! У нас ведь начиналось с того же — призыва к покаянию. Правда, в Америке нет 300 миллионов сентиментальных слюнтяев, готовых откликнуться на этот призыв. Зато едва ли не половину населения Штатов составляют меньшинства, которые наверняка воспримут призыв к покаянию б е л о й Америки как приглашение взять реванш.
Одновременно начинается расследование связей обанкротившегося гиганта — компании Enron с президентом Бушем, обещающее стать, по мнению журналистов, “вторым Уотергейтом”. Сенатскую комиссию возглавил “личный враг” Буша Либерман. Наступление возобновляется.

_________________
Я мрачен и жёсток. Я неравнодушен к судьбе Отечества.
http://romanytch.narod.ru/avatara2.jpg


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс фев 25, 2007 12:49 pm 
Не в сети
Участник

Зарегистрирован: Сб ноя 25, 2006 11:16 am
Сообщения: 43
РОССИЯ ПЛАТИТ ПО ЧУЖИМ СЧЕТАМ

Человека, благодаря которому Буш все еще на плаву и даже имеет вид победителя, зовут В. Путин. Владимир Владимирович проявил широту натуры: он взялся компенсировать все политические издержки США. За счет России. Разве что денег нам платить не придется — миллиарды и миллиарды долларов за случившееся 11 сентября. Хотя это как еще посмотреть…... Впрочем, все по порядку.
Путин первым из зарубежных лидеров позвонил Бушу с соболезнованиями. Что стояло за такой поспешностью? Думаю, не в последнюю очередь страх. Получив сокрушительный удар, Америка в считанные часы должна была назвать врага. Не удастся найти — так назначить. С точки зрения политической первостепенную важность представляло не столько расследование случившегося, сколько выбор противника. “Между прочим, могли и нас назначить на эту должность”, — как бы невзначай бросил информированный эксперт (М. Делягин. “Завтра”. № 43, 2001).
В психологическом плане это было даже легче, чем объявить врагами талибов. В подкорке у американского обывателя еще со времен Рейгана (и более ранних) засел образ “империи зла”. От СССР—России он не ждет ничего хорошего. Приписать теракт “кошмарным русским” — это укладывалось в стереотип. Сложнее было с наказанием. И поверженная, Россия все еще обладает ядерным запасом. Проблема была не в том, чтобы ткнуть грозным перстом в сторону Москвы, а чтобы послать вслед за тем дюжину-другую межконтинентальных ракет и не получить ответного подарка.
В том числе и поэтому ответчиками были назначены другие. У талибов кроме зенитных “Стингеров”, поставленных самими американцами еще во времена борьбы с СССР, других ракет не было. Да и “Стингеры” пришли в негодность.
Спеша присоединиться к Америке, Путин хотел решить и собственные проблемы. Закрыть для афганских боевиков путь в Чечню, где они лютовали покруче местных бандитов. Пресечь маршруты наркоторговцев, начинающиеся в предгорьях Гиндукуша, а заканчивающиеся в Центральной России. Заманчиво было решить оба вопроса, причем выполнить работу руками американцев.
Более того, Москва попыталась воспользоваться реальной заинтересо¬ванностью Запада, чтобы одном махом преодолеть многочисленные барьеры на ее пути в “общеевропейский дом”, “цивилизованное мировое сообщество”. Казалось, вот он, момент подвести черту под прошлым и мощным рывком изменить всю политическую конфигурацию современного мира. Несколько дней спустя президент России заявит в притихшем бундестаге: “Мы продолжали спорить о расширении НАТО, о ПРО, а ситуация изменилась в принципе. Мир больше не разбит на два лагеря, он стал гораздо сложнее. Ответом на это должно стать создание глобальной системы безопасности, которая учитывала бы новые вызовы, угрозы и эффективно противостояла бы им” (Парламентская газета”. 27.09.2001).
Наверное, Путин преследовал и личные цели. Как же без этого в современной политике, где руководители научились извлекать собственную выгоду, получать немалые проценты и от самых патриотических инициатив. Хотел, хотел Владимир Владимирович и берлинского триумфа, и техасского барбекю — перед десятками телекамер, под блицами фотокорреспондентов. Словом, успеха. А вместе с ним места в мировой элите. Вот так “в желанье славы и добра” он и пошел, едва не вприпрыжку побежал навстречу Западу.
Как бы то ни было, в самой инициативе Путина не было ничего предосуди¬тельного. Зря левая оппозиция обрушилась на него за одно лишь намерение вписаться в американскую игру. Растратив — подчеркну с горечью — боевой запас критики и протестных акций д о т о г о, как стали проясняться п о с л е д- с т в и я резкого разворота России в сторону Вашингтона. А дело именно в последствиях, точнее, в непродуманных действиях, в бездарном, а подчас п р е- с т у п н о м исполнении нормальных в общем-то замыслов, которые привели к сокру¬шительному результату.
Начнем с того, что Путин не понял американской игры. И не сумел продуманно организовать свою.
Штаты не нуждались в создании международной коалиции. Буш отчаянно — и демонстративно! — загребал на себя, стремясь превратить катастрофу в звездный час Америки. Единственное, чего он хотел от мира, в том числе от России, — согласия на любые действия США. И признания солидарной ответственности за них: как и в любой кровавой разборке, в операции возмездия все должны были быть повязаны кровью.
Путин напрасно сотрясал воздух в Берлине и Вашингтоне, разглагольствуя о новой конфигурации мира. По замыслу Буша, мир должен был оставаться таким, каким он сложился после разрушения второй сверхдержавы, — Pax Americana. Не только от Путина, но и от Шредера, ближайшего союзника США, не требовалось никаких героических усилий по переустройству мироздания.
Если от Москвы хотели получить что-либо еще, то это согласие на размещение американских бомбардировщиков в Средней Азии. Особенно после того, как выяснилось, что Пакистан не удастся использовать в качестве американского аэродрома для нанесения ударов по талибам. Россия, как минимум, должна была помалкивать в тряпочку, а максимум, чего от нее ждали, это помощи в переговорах со среднеазиатскими баями, вчерашними членами московского политбюро. За это Буш готов был слушать высокопарные рассуждения своего кремлевского “друга”.
Мог ли Путин попридержать американцев, организовать собственную контригру, если и не закрывая для них Среднюю Азию (что, конечно, было бы лучшим решением!), то хотя бы превращая доступ туда в предмет торга? Трудно сказать. Слабым звеном был Узбекистан. Претендуя на роль региональной сверхдержавы, он с 91-го года демонстрировал России независимый норов и, напротив, намекал американцам, что непрочь установить с ними особые отношения. В 1999 году И. Каримов протестовал против создания нашей военной базы в Таджикистане. Демонстративно отказался участвовать в Договоре о коллективной безопасности, зато сотрудничал в созданном в пику Москве договоре ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдова).
19 сентября, как только стало ясно, что Америка будет бомбить Афганистан, Буш позвонил Каримову и договорился об использовании узбекских аэродромов. Показательно — соглашение держали в строжайшем секрете от Москвы. Россия попыталась прояснить ситуацию, созвав заседание Комитета начальников штабов государств СНГ. Представители Узбекистана, а также Туркмении не приехали (“Независимая газета”. 28.09.2001).
У Путина не было достаточных рычагов давления на узбекского президента. Единственное, что он мог сделать в этой ситуации, — подключить Китай. Пекин понимал опасность десантирования американской военной машины в непосредственной близости от своих границ. На пару с восточным гигантом Москва могла бы смирить амбициозного узбекского лидера. Требовалось проявить волю, рискнуть, отказаться от б е з о г о в о р о ч н о й поддержки Штатов — что отнюдь не означало перехода в оппозицию к ним. Американцы поняли бы это правильно: как приглашение к переговорам, к торгу. Схожую игру вели в те дни их ближайшие союзники в регионе — Пакистан и Саудовская Аравия.
Не было сделано ничего! Шанс небольшой, но реальный — загублен. Хуже того, выпустив из-под контроля Узбекистан, Путин не сумел удержать от сближения с Америкой остальные республики Средней Азии, где позиции Москвы были достаточно сильны. К концу сентября на территории от Тянь-Шаня до Каспийского моря выстроилась очередь государств, ожидающих американской подачки. Готовых в обмен предоставить свое воздушное пространство, свою землю и что угодно еще в придачу.
Россия продемонстрировала потрясающую неспособность отстаивать свои интересы. И дело не только в нашей слабости. Пакистан и сегодня слабее России, к тому же он был на подозрении как ближайший союзник талибов, однако и в этой ситуации Исламабад отчаянно торговался и немало получил. Конечно, Мушарраф выглядел не лучшим образом — собственный народ смотрел на него как на американского прислужника, изменника делу ислама. И все же в конечном счете президент дал своим недовольным соплеменникам то, что так ценят на Востоке, что закрывает разверстые в крике рты — золото, деньги, много денег, выторгованных у Вашингтона. 50 миллионов непосредственной помощи; отсрочку выплат процентов по внешнему долгу — аж до 2024 года; снятие американских санкций, введенных в свое время за испытание ядерного оружия. Общая сумма “отступного” — от 300 до 500 млн долл. (“МК”. 12.11.2001).
Путину было несравненно легче, чем Мушаррафу. Он не был связан ни исламской солидарностью, ни прямым союзом с талибами. Мог, не роняя достоинства, сказать народу: союз с Америкой п р а г м а т и ч е н. На определенных условиях мы готовы поддержать строго оговоренные акции. Не затрагивающие интересов, а тем более суверенитета России. И в путь — до хрипоты споря с американцами по каждой позиции, за каждый доллар.
Вместо этого российский президент с мазохистской настойчивостью повторял: солидарность с США — не предмет торга, Россия не хочет никаких компенсаций. Нежелание и н е у м е н и е бороться на дипломатическом поле — свидетельство не только слабости страны, но и отсутствия п о л и т и ч е с к о й в о л и у ее руководителей. Болезни, еще более страшной, чем слабость.
В сентябре в поведении Путина, его заявлениях проявилось нечто хлестаковское — легковесное и лихорадочное. То он утверждал, что украинская ракета не могла сбить российский Ту-154. А через несколько дней премьер Кинах, а затем президент Кучма вынуждены были признать, что ракета украинская. То уверял, что американские бомбежки не нанесут ущерба мирным афганцам: “Я нисколько не сомневаюсь, что руководство Соединенных Штатов и президент Буш сделают все, что в их силах, чтобы мирное население Афганистана не пострадало. Нисколько в этом не сомневаюсь” (“Вести”. РТР. 8.10.2001). Авиация США “подтвердила” эти слова, разбомбив деревню Карам под Джелалабадом. Погибло 200 человек (NTV RU).
Позднее мишенями для американских бомб и ракет стали склады продовольст¬вия Международного Красного Креста, больницы, роддом, автобус с беженцами и даже кортеж пуштунских вождей, направлявшихся в Кабул на инаугурацию ставленника США Х. Карзая. Сравните со списком преступлений НАТО (той же авиации США) в Югославии — схожие цели и жертвы. Далеко не случайные! Специфика воздушной войны требует поражения именно гражданских объектов. Дело в том, что сами по себе удары авиации без наступления наземных сил не способны решающим образом повлиять на исход войны. Если командование отказывается от наземных операций, авиации приходится не просто “работать по целям”, но в е с т и в о й н у н а у с т р а ш е н и е. Результат достигается за счет атак на мирные объекты, что вызывает наибольший резонанс, создает атмосферу всеобщего ужаса.
Путин просто не мог не знать этого. Зачем же клялся в м е с т о американцев, притом что они его об этом не просили! Зачем рисковал своим словом, репутацией, именем? С е р ь е з н ы е политики так не роняют себя…...

Скорее всего, президент все-таки лукавил. И когда оправдывал “гуманные” американские бомбежки, и когда заверял в бескорыстной поддержке действий США. Другое дело, что и лукавить следовало бы умнее. Благодарности, подарка от Санта-Клауса из Вашингтона Путин, конечно же, ждал. Но только что ждал — тогда как следовало бороться, причем не за благодарность, а за о п л а т у у с л у г по заранее согласованному тарифу.
На заокеанские щедроты рассчитывала и кремлевская челядь — аналитики, политологи, политтехнологи, сидельцы из администрации и руководители всевозможных фондов. Захлебывались в предвкушении всевозможных милостей. “Американцы напряженно ждут, что конкретно они могут дать России, а Россия еще не сформулировала ответ”, — заверял Сергей Марков из Института политических исследований. И фантазировал: “Мне кажется, что речь должна идти о принципиальнейших стратегических решениях. Среди них, во-первых, вступление России в новую систему коллективной безопасности западных европейских стран, которая должна быть построена вместо НАТО, — это самое главное. За этим должны последовать другие конкретные шаги, например доступ российского ВПК на рынки вооружений стран НАТО, принятие Россией принципиальных решений, выработка общих правил игры нового мирового порядка...… Во-вторых, Россия юридически должна быть признана страной с рыночной экономикой и фактически — демократической страной. Россия должна иметь нормальные условия без искусственных задержек вступления в ВТО. США должны прекратить политику сдерживания нашей страны на постсоветском пространстве, которую они энергично проводят. США должны резко ударить по рукам своим союзникам — Турции, Латвии, Эстонии, Грузии и Польше, которые прикрывают у себя чеченских террористов” (“Независимая газета”. 20.10.2001).
Заказ Санта-Клаусу в духе Манилова. Тут не то что мешка для подарков — вагона, эшелона мало! Осмотрительный Игорь Бунин из Центра политических технологий проявил большую сдержанность. Рассыпавшись в похвалах президенту: “Путин сделал очень решительный геополитический выбор...… Президент страны проявил себя как настоящий политический лидер”, — Бунич в качестве главного приза для России назвал “уникальный шанс вписаться в новую цивилизацию на правах самостоятельного участника, имеющего свои приоритеты”. Ему вторил Андрей Рябов из Фонда Карнеги: “Россия будет как равноправный партнер интегрирована в мировое сообщество” (“Независимая газета”. 29.09.2001).
Надо сказать, Россия могла получить, а если и не получить, ну хотя бы побиться за все то, о чем грезили досужие политологи. И потребовать еще кое-что в придачу. Как раз в разгар кризиса состоялось очередное заседание Парижского клуба кредиторов: в благодарность за горячую поддержку Штатов нам могли скостить хотя бы часть долгов. Могли бы — пусть только для вида — предоставить вожделенные инвестиции. Или отложить решение по выходу США из Договора по ПРО.
До поры американцы поддерживали кое-какие иллюзии кремлевских мечтателей. В интервью, которое Буш дал российской прессе накануне встречи с Путиным, говорилось: “...…НАТО…... необходимо по-новому взглянуть на взаимоотношения с Россией...… Это означает консультативную роль, которая может эволюционировать...… Ищем пути увеличения американских инвестиций в России...… И мы готовы работать дальше — по тому же (вступлению России) в ВТО” (здесь и далее: “Независимая газета”. 14.11.2001). Кроме того, Буш не скупился на похвалы российскому лидеру — трижды в интервью решения Путина названы “мудрыми”. Упоминалось и пресловутое барбекю: “Устроим хорошее барбекю в среду. Лора (жена Буша. — А. К.) попросила нашего хорошего друга запечь мясо. Свинг-бэнд будет играть для президента”. Как тут было не возмечтать, что “Америка ждет”, что бы этакого сделать для восточной союзницы.
Правда, в этих многозначительных обещаниях настораживала расплывчатость. Что означала, например, “консультативная роль”? Она и до этого была отведена России в отношениях с НАТО. Впрочем, словечко “эволюционировать” намекало на некие перспективы. Формулировки: “ищем пути”, “работать и дальше” ни к чему не обязывали американцев.
Необязательность возводилась в о с н о в н о й п р и н ц и п американо-российских связей. Нахваливая Путина и отвешивая комплименты России (“великая страна с замечательными ресурсами”), Буш вел дело к отказу от каких-либо договоренностей с партнером: “…...Я хочу сказать, что по наступательным вооружениям раньше переговоры затягивались навечно. А теперь мы с президентом Путиным отлично ладим...…” В ответ на беспокойство журналистов, будет ли з а ф и к с и р о в а н этот “лад”, договоренности, достигнутые без предварительных консультаций, без подготовленной документации, определения и согласования цифр, средств, видов вооружений, президент Соединенных Штатов с подчеркнутой легкомысленностью бросил: “...…Бумаг для чтения будет достаточно”. А в заключение был дан сногсшибательный рецепт разрешения всех вопросов: “Я посмотрел ему в глаза...…” Вот так, на голубом глазу предлагалось решать проблемы, которые возникали, возникают и еще только могут возникнуть между Россией и США.
Лишь по двум позициям Америка, а вслед за ней и европейские союзники предложили России нечто конкретное — смягчение критики действий федеральных сил в Чечне и поддержку на переговорах по вступлению в ВТО. Но и здесь не обошлось без двусмысленностей. В вопросе о Чечне по отношению к России была применена классическая тактика: добрый и злой следователи. Госдепарта¬мент США подчеркнуто — на четыре месяца! — солидаризовался с Россией. Зато чеченский вопрос неожиданно резко затронула Франция. На Парламентской ассамблее Совета Европы лорд Джадд — основной, можно сказать, штатный обличитель федеральных сил — заметно приглушил критику. Но тут же предельно агрессивно выступил другой лорд — Рассел-Джонстон, в то время занимавший пост председателя ПАСЕ. Он заявил, что не считает, будто “произошедшие в США события приведут к тому, что больше не будут обсуждаться нарушения прав человека, которые имеют место в Чечне”, и обвинил российскую армию ни много ни мало в том, что она “симулирует террористические акты для того, чтобы затем расправиться с террористами” (NTV RU).
Оказалось, не все так просто и со вступлением во Всемирную торговую организацию. Это выяснилось в октябре, когда в Женеве начались переговоры о доступе иностранных компаний на российский рынок услуг. “До последнего времени, — поясняли “Известия”, — Россия и “остальной мир” так и не приступали к обсуждению конкретных рынков. Говорили много об общих вещах”. Договариваться предметно куда сложнее. Но — предупреждала газета — “даже если с США удастся договориться в предельно сжатые сроки по услугам, это еще не означает общий успех...… Рынки услуг принципиальны для многих стран — тут многое будет зависеть именно от Евросоюза и азиатских стран (между тем они даже не были представлены в Женеве. — А. К.)” (“Известия”. 6.10.2001).
Когда дошло до конкретики, выяснилось и другое. Вступление в ВТО отнюдь не гарантирует экономического успеха. Конечно, оно облегчило бы проникновение российских товаров на рынки других стран, но и открыло бы внутренний рынок для иностранных производителей. В выигрыше оказывается более сильный. Ральф Найдер, президент международной организации Public Citizen, недавно выступил с обвинениями в адрес ВТО. Он утверждал, что организация “давно переросла роль, которая отводилась ей вначале”, и занимается “лоббированием” интересов наднациональных компаний. “Другим компаниям, не относящимся к числу колоссов глобальной экономики, пробиться на так называемый свободный рынок нет никакой возможности” (цит. по: “Завтра”. № 46. 2001).
Мощь транснациональных гигантов соединяется со щедрыми субсидиями, которыми развитые западные страны поддерживают отечественных произво-дителей. Об этом прямо говорится в редакционной статье “Зюддойче Цайтунг”: “Запад тратит по 2 млрд марок в день на дотации сельскохозяйственным произво-дителям…... С рыночной экономикой это не имеет ничего общего. Это злоупот-ребление властью, которой обладает Германия и не обладает Бангладеш” (русск. перевод — “Независимая газета”. 14.11.2001). На место беднейшей страны Азии можно вполне подставить Россию. К примеру, о какой честной борьбе российской и американской сельхозпродукции можно говорить, если в 2000 году США выделили 14 млрд долл. на поддержку крупных фермеров, а наше сельское хозяйство получило от бюджета всего 300 млн долл. (“Независимая газета”. 10.11.2001).
Но не только отечественное сельское хозяйство падет жертвой западной экспансии, если Россия, воспользовавшись помощью США, вступит в ВТО. Эксперты Российского национального комитета Международной торговой палаты считают, что пострадают и другие ведущие отрасли — черная и цветная металлургия, авиа- и автостроение, химическая промышленность, а также банковское дело и страхование. Фактически это хр(мат удаляем) национальной экономики. С ним связаны тысячи предприятий других секторов. Дошло до того, что против намерений правительства форсировать вступление в ВТО выступил один из олигархов О. Дерипаска.
Вот и все милости (если это можно назвать милостями!). Ничего другого Россия не получила. Тщетными оказались воспаленные надежды кремлевских аналитиков. Запад в который раз показал, что богатые и сильные имеют обыкновение избавлять себя от докучливой обязанности платить. Растяпам, забывшим об этом, советую вспомнить забавный рекламный ролик, западного, кстати сказать, производства: “Слоны никогда не платят”.
Зато американцы получили все, что хотели. Список их приобретений более чем внушителен. Между прочим, он объясняет, почему именно Афганистан был назначен ответчиком за катастрофу 11 сентября. Ведь не одна же слабость талибов была причиной такого решения. Американцы могли найти подходящего спарринг-партнера в любом уголке земного шара. Но выбрали этот.
В результате США установили контроль над стратегически важной страной. Наши военные, прошедшие Афган, ухмыляются: ну теперь янки получат! Они не понимают ни новых условий войны, ни американской политики, в корне отличающейся от советской. СССР стремился включить восточного соседа в социалистический лагерь. Для этого нужно было выполнить массу условий: реорганизовать власть снизу доверху, реформировать общество, модернизи¬ровать экономику. Чтобы добиться результата, “шурави” и их местным сторонникам нужно было добраться до каждого кишлака.
Американцам это ни к чему. Они не собираются вести афганцев в “светлое будущее”. Соединенные Штаты блюдут исключительно собственные интересы. Обеспечить их можно минимальными средствами — достаточно присутствия в нескольких стратегических пунктах. Необязательно в крупных городах. Об остальном позаботятся новые власти и международный контингент, собранный с бора по сосенке в Европе и Азии. Если получится…...
Если же замирить страну не удастся, и это не беда. Под видом проведения контртеррористической операции США внедрились в сравнительно стабильные, а значит, безопасные республики Средней Азии. Получили базы в Ханабаде и в Кокайды (Узбекистан), в Душанбе и Кулябе (Таджикистан), столичный аэропорт “Манас” в Киргизии. Казахстан также изъявляет готовность принять американцев.
Пожалуй, эти точки кристаллизации военной мощи в рыхлом среднеазиатском подбрюшье России — главное приобретение Америки. Эффект присутствия здесь войск Соединенных Штатов трудно переоценить. Центральноазиатский регион позволяет контролировать весь континент — самый густонаселенный, самый пассионарный, самый богатый природными ресурсами.

_________________
Я мрачен и жёсток. Я неравнодушен к судьбе Отечества.
http://romanytch.narod.ru/avatara2.jpg


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс фев 25, 2007 12:52 pm 
Не в сети
Участник

Зарегистрирован: Сб ноя 25, 2006 11:16 am
Сообщения: 43
К северо-западу простираются нефтяные поля Казахстана, в перспективе способные заменить месторождения Персидского залива в качестве основного поставщика топлива для Запада. К югу находится сам Персидский залив. К востоку расположены наиболее густонаселенные страны планеты Индия и Китай, в сумме — 2,5 миллиарда человек, треть населения Земли. Они же наиболее динамично развивающиеся государства. К середине XXI века Китай и Индия, потеснив Америку, станут индустриальными лидерами мира, супердержавами в экономической, военной и политической сферах. Если... … Если сумеют преодолеть множество опасностей и разрешить не меньшее число острейших проблем. В частности, избежать войны в регионе (прежде всего столкновения Индии и Пакистана), усмирить сепаратистские движения.
Выйдя к границам своих потенциальных соперников, Америка получила возможность влиять и на их внутриполитическое положение, и на межгосударст¬венные отношения. Что позволит США, как минимум, играть роль арбитра (уже сейчас Дели и Исламабад наперебой апеллируют к Вашингтону). А максимальный куш, джек-пот азартной игры за тысячи километров от границ самой Америки — это возможность направлять развитие Китая и Индии в нужное для Штатов русло.
Присутствие в Центральной Азии позволяет держать под контролем и самую непокорную силу современного мира — ислам, который в перспективе мог бы бросить вызов господству Запада. Талибы уже отстранены от власти. Мусуль-манские лидеры в Пакистане унижены, лишены былого влияния, а наиболее радикальные из них арестованы. Иран и Ирак, объявленные Вашингтоном государствами-изгоями, отныне зажаты между американскими базами в Персидском заливе и базами в среднеазиатских республиках.
Еще один нерв современного мира — коммуникации. К югу — великая водная магистраль с Дальнего на Ближний Восток и дальше в Европу. Здесь базы в Средней Азии могут лишь ассистировать американскому флоту и самолетам, размещенным на острове Диего-Гарсиа в Индийском океане. Зато они полностью контролируют Великий шелковый путь, ведущий из Китая по пескам Казахстана и Узбекистана в Закавказье и Европу. Сейчас он возрождается как более экономичная альтернатива морским трассам. И в качестве конкурента Транссиба — последнего шанса России прицепить себя к локомотиву мировой экономики и взять под контроль оживленный товарооборот между АТР и Европой.
Понятно, американские вояки уже никогда не уйдут из Средней Азии. Что бы там ни говорили американские дипломаты. А они, по обыкновению, вещают разное — высокопарно и туманно. Глава Центрального командования ВС США генерал Томми Фрэнс уверял, что США свернут свое присутствие в регионе, как только закончится контртеррористическая операция. Которая может длиться годами, о чем предупреждал Буш. В то же время помощник госсекретаря Элизабет Джонс от имени своего шефа заявила, что “США и после завершения войны в Афганистане не намерены уходить из Центральной Азии” (“Независимая газета”. 26.12.2001). Между тем после визита Фрэнса в регион в конце января 2002 года поползли слухи о том, что американцы договорились об аренде базы в Ханабаде сроком на 25 лет (“Сегодня”. НТВ. 26.01.2002).
Это первая из потерь России. Мы-то считали упущенные выгоды, вздыхали, что американцы не дали того-другого, а впору счесть, что же они отобрали у нас. Вторая потеря — следствие первой. Найдя нового покровителя в лице Соединенных Штатов, бывшие партийные бонзы Средней Азии поспешили дистанцироваться от России. Даже Таджикистан, который мы спасли от хаоса гражданской войны, исламского господства, а возможно, и от распада. Несмотря на то, что российская 201-я дивизия все еще развернута в предгорьях Тянь-Шаня и гарантирует стабильность республики. Именно ее присутствие, скорее всего, станет предметом торга. В “Независимой газете” уже появился материал под красноречивым заголовком “Душанбе Москву не выгоняет. Однако денег у нее может попросить” (26.12.2001). Автор утверждает: “Около 250 миллионов долларов в год придется платить России Таджикистану за квартирующую в Душанбе 201-ю мотострелковую дивизию”.
Вот так: пошли по шерсть — вернулись стрижеными. Думали: Америка заплатит, а раскошеливаться придется нам. Не только за то, что Таджикистан и впредь позволит нам защищать его рубежи. Но и за военную помощь Северному альянсу, фактически — помощь Америке, ибо альянс выполнил за нее всю трудную и опасную работу по свержению талибов. Без российских танков и самоходок это было бы невозможно. В начале октября газеты сообщали: “...…Правительству Раббани будет поставлено 40—50 танков, 60—80 боевых машин пехоты и боеприпасы к ним”. Список включал также десятки самоходных установок, орудий и минометов (“Независимая газета”. 4.10.2001).
Между прочим, эта техника, хоть и устаревшая, стоит немалых денег. 30—45 млн долл., по подсчетам той же “НГ”. Наверняка в копеечку влетела и переброска 1,5 тысячи солдат срочной службы из Приволжско-Уральского военного округа в 201-ю дивизию (“Независимая газета”. 29.09.2001). А как же вы думали, моджахеды Раббани пересели с ишаков на танки — и поехали? Нужны были инструкторы, обслуживающий персонал и просто водители и наводчики. Снова-здорово: “Афганьские хлопци в плен не сдаются!”
Недешево обошлась и гуманитарная помощь. Только за два месяца в Кабул было поставлено 10 000 тонн грузов (“Новости”. ОРТ. 4.02.2002). Россия вновь взвалила на себя ответственность за Афганистан. Однако на этот раз без надежды на какие-либо, пусть призрачные, выгоды.
Где теперь “законно избранный”, как его именовали в российских газетах, президент Раббани? Американцы воспользовались его военными успехами (нашими успехами), а затем выгнали вон из Афганистана, посадив своего ставленника Х. Карзая. А российских афганцев, наших давних союзников, ушедших вслед за советскими войсками (их в России около 300 тыс. — “Вести”. РТР. 31.01.2002), и вовсе на пушечный выстрел не подпустили к переговорам об о б щ е а ф г а н с к о м примирении, на которых обсуждался состав нового правительства. Россия не настаивала на их участии. Она платила по счетам.
В будущем придется платить еще больше. Зампредседателя думского комитета по обороне А. Арбатов подсчитал — только на обустройство погранзастав на совершенно оголенном среднеазиатском отрезке границы потребуется 7 млрд рублей. На их техническую базу еще 11 млрд. На повышение защиты стратегических объектов в регионе — 3 млрд (“Независимая газета”. 3.10.2001).
Но это пустяки по сравнению с упущенными экономическими выгодами. Тихая битва за Центральную Азию имеет не только военный и политический, но и экономический аспект. Как только США утвердились здесь, президент Казахстана Н. Назарбаев согласился реанимировать давний американский проект: нефтепровод Баку—Джейхан, по которому прикаспийская нефть пойдет в обход России. Сколько усилий потратила в свое время Москва, чтобы направить ее по российскому маршруту в Новороссийск. Война в Чечне во многом стала результатом закулисных битв “за трубу”. И вот все впустую!
Одновременно “раскупориваются” газовые месторождения в Туркмении. Долгое время “Газпром” пользовался тем, что газопровод шел через территорию России. Мы контролировали объемы поставок, цены, не допускали конкуренции туркменского газа с российским. Теперь в срочном порядке разрабатываются планы его транспортировки через Афганистан к Аравийскому морю.
Отступление России из Средней Азии столь стремительно и всеохватно, что порою кажется, будто она там никогда не присутствовала. На политической сцене звучит иная речь, мелькают другие лица. В Душанбе и Ташкенте, Ашхабаде и Бишкеке за влияние с США борются Иран, Турция. Под прикрытием американцев в Киргизию проникают французы. Немецкие саперы строят мост через реку Пяндж. Китай активно пытается заместить Россию в зоне ее традиционного влияния.
Без малого три века назад Петр посылал князя Бековича-Черкасского с отрядом солдат обследовать течение Амударьи и разыскать дорогу на легендарную Хиву. Державин в самой громкой из своих од восславил Екатерину как “богоподобную царевну Киргизкайсацкая орды”, — помня о присоединении Младшего и Среднего жузов к империи. Павел направлял казаков Платова на поиск путей в Индию. Скобелев водил своих молодцев на приступ Коканда. Верещагин писал “Апофеоз войны” в песках Туркменистана. Столыпин расселял тамбовских да вятских крестьян вдоль среднеазиатских каналов. Сталин переводил сюда фабрики из Москвы и строил гиганты индустрии. Ахматова воспевала ташкентский приют в годы Великой Отечественной. Десятки поколений русских людей покоряли, исследовали, обживали, обустраивали, воспевали Среднюю Азию. Сейчас эти напряженные усилия, военные подвиги, творческие озарения, труд миллионов людей — строителей царской и красной империй — похерены, обращены в руины, в прах, в грязь под ковбойскими сапожками Буша.
Если России когда-нибудь вернется сюда, то не хозяйкой, не союзницей народов, с которыми делила победы и невзгоды, а наемницей. Будет поставлять своих детей для защиты американских баз и французских аэродромов. Прямо в соответствии с циничными откровениями Дж. Мильо, советника в правительстве С. Берлускони, говорившего о “мобильности восточных рубежей Запада” и о желательности превращения России в “наемника Запада, защищающего его рубежи от мусульманского Юга” (“Независимая газета”. 22.09.2001).
Скорее всего, нам придется обеспечивать стабильность тех самых среднеазиатских режимов, которые переметнулись от России к Соединенным Штатам. Каримов и ему подобные глубоко заблуждаются, думая, будто достаточно провести референдум, чтобы обеспечить себе фактически пожизнен¬ное президентство. Эксперты предсказывают новый виток противо¬стояния как в Афганистане, так и вокруг него, когда начнут действовать исламисты, загнанные сейчас в подполье. Кстати, в Узбекистане (как и в соседнем Таджикистане) их позиции достаточно сильны. В частности, один из руководителей талибов Намангани родом из Узбекистана. В случае обострения ситуации русские снова придутся ко двору.
(Вполне возможно, что антитеррористическая операция аукнется и за тысячи километров от Средней Азии в мусульманских республиках России. Московские СМИ замолчали волнения в Казани сразу после начала бомбардировок Афганистана. Только газета “Завтра” дала информацию: “На другой день после начала бомбардировок талибов восстал “мирный и спокойный” Татарстан. Будто бомбы падали на Казань, и бомбы — московские, как в 1552 году. Лозунг дня гласил: “Российскую оккупацию не допустим!” А двумя неделями раньше, сразу после “сноса” башен торгового центра в Нью-Йорке, в Казани снесли памятник Ивану Грозному. Акция не такая уж грозная, но для России имеющая значение третьей чеченской войны — в подготовительной ее части” (“Завтра”. № 47, 2001). Так что и у себя дома нам скорее всего придется расплачиваться за бездумную поддержку США. Но это тема особого разговора.)
Нас, может быть, позовут — выполнять грязную работу. Если же в Ташкенте и Душанбе все будет спокойно, то России и в качестве наемницы вряд ли позволят вернуться на оставленные рубежи. Американское продвижение в Среднюю Азию отжимает Россию все дальше к Волге. Мгновенно встал вопрос об американском присутствии в Закавказье. Антирусские силы предлагают Штатам военно-воздушную базу в Азербайджане. И тут же ссылаются на то, что “Россия сама является сторонницей антитеррористических операций и не будет строго судить страны, сотрудничающие с США” (“Независимая газета”. 19.11.2001). Грузия серией военных провокаций и дипломатических маневров пытается выжить остатки российских войск со своей территории. И приглашает занять наши базы американцев (с марта спецназ США уже в Грузии).
И дальше бежит роковой огонь — на последний причерноморский рубеж — в Приднестровье. Приднестровцы (многие из которых — граждане России) часами стоят у ворот наших баз, умоляя не уходить, не оставлять их, как в 92-м году, на произвол молдавских и румынских волонтеров. И все-таки эшелоны с танками тянутся на Восток. Путин распорядился...… Инициатива, скорее всего, исходила из Вашингтона: “По информации нашего источника, — сообщает “НГ”, — администрация США предъявила российской стороне нечто вроде ультиматума, который в общем виде звучит так: если Россия не уйдет в спешном порядке из Приднестровья (а в итоге — из всего Причерноморья), то США разместят свои базы в Грузии и Азербайджане” (“Независимая газета”. 29.09.2001).
Да разве не ясно — и отсюда выгонят, и туда залезут!
Если рассматривать события 11 сентября с точки зрения того, как они отразились на положении России — а для нас это единственно оправданная (и рациональная) позиция, — то подлинной трагедией следует считать не падение двух бетонных колоссов в далеком Нью-Йорке, а разрушение последних скреп, которые объединяли Россию с пространством утраченной империи. Потерю остатков влияния, уход из постсоветского мира. Россия “вышла” из СНГ, — как писали в те дни газеты. А если говорить точнее и грубее, ее вытолкали взашей, воспользовавшись б е з о г о в о р о ч н о й поддержкой операции США, столь неосмотрительно заявленной Путиным.
Скажут: стоит ли печалиться — Содружество давно было формальностью, договоры не выполнялись, связи не развивались. Так! Но это была с т р у к т у р а. Когда мы научимся ценить не эфемерные мечты о будущем (о том же “общеевропейском доме”), а то, что уже создано, проверено временем, действует, пусть со скрипом, не так эффективно, как хотелось бы, но д е й с т- в у е т? Содружество было структурой, удерживавшей очертания былой державы. Создававшейся т ы с я ч у с лишним лет! И это необозримое пространство времен, века испытаний и славы, общей для всех и дорогой для каждого (что бы ни говорили на ридной Украйне), организовывали, скрепляли ее отнюдь не только невещественной памятью о прошлом. Но и такими вполне вещественными атрибутами, как фактически общая граница (только она — бывшая граница СССР — и оборудована и защищена ныне), общая система ПВО, общее стратегическое командование. Единые стандарты вооружений, промышленной продукции, технической документации, систем образования и здравоохранения и пр. и пр. И наконец, Содружество скрепляли миллионы связей между производствами, между военными, между людьми, по-прежнему родными, несмотря на разделившие их границы.
Теперь это в прошлом. Нам не дадут наполнить эти связи полнокровной жизнью, не позволят восстановить вчера еще действовавшие — и защищавшие нас! — структуры. Американцы пришли на это пространство не для того, чтобы представительствовать, принимать парады и заниматься прочим маскарадом, который в последние годы так полюбили в нашем Минобороны. Они пришли в л а с т в о в а т ь. Определять политику попавших под их контроль государств. И основной целью этого влияния будет максимальное отдаление их от России.
Не возражайте! Мы уже видим это на примере Грузии и Узбекистана. Вот-вот обнаружим — то же происходит и в других государствах Средней Азии и Закавказья. Поверьте мне. К сожалению, я умею предсказывать. В 1991 году я предупреждал: “Главное — распад Союза, не осознанный народом до конца... но трагически реальный”. Статья написана за два месяца до Беловежского сговора...…
Боюсь, что снова окажусь прав. Тем, для кого чужда общая история и кто не особенно ценит хозяйственные и прочие связи с бывшими республиками Союза, скажу, чем еще грозит “выход” из СНГ. П о л н о й н е з а щ и щ е н н о с т ь ю Р о с с и и. Какие военные округа, какие ракетные и авиационные полки, какие радары и зенитные установки держат гигантскую дыру, образовавшуюся в подбрюшье России? Начали считать, во сколько обойдется обустройство границ — вышло в десятки миллиардов. А з а щ и т а — не только границы, всего, что расположено за ней? В том числе городов-миллионщиков — Новосибирска, Омска, Челябинска, Волгограда, лежащих прямо у чужих рубежей. Это вчера они были если не своими, то, по крайней мере, союзными. А сегодня за ними — базы США. Подлетное время — несколько минут. Никакие средства защиты среагировать не успеют.
Последние десять лет основой внешней политики России было сдерживание продвижения НАТО на Восток. Во всем прочем покорялись американцам, но здесь хотя бы пытались возражать. Понимали — это нож к горлу России. И вдруг разом, за здорово живешь допустили тех же американцев, а за ними немцев, французов в Среднюю Азию, где Россия и вовсе беззащитна. Нож уперся в мягкое подбрюшье — коли!
Помните, в начале главы я цитировал эксперта: за трагедию 11 сентября ответственность могли возложить и на Россию. И возражал ему: Россия тогда была еще недостаточно уязвима. Теперь положение к о р е н н ы м образом изменилось. Мы открыты для американских ударов. Это не значит, что они последуют завтра. Штатам надо как следует обустроиться, создать инфра¬структуру. Затем добиться надежности противоракет, построить ПРО с той обстоятельностью, которую они так ценят. И тогда...… Вот тогда с Путиным заговорят, как с муллой Омаром.
А что же Путин, наш живчик-путешественник, берлинский и техасский триумфатор, неизменный бодрячок? Он спешит сдать Америке все, что можно. Хотите Среднюю Азию — пожалуйста. Хотите Закавказье — получите. Абхазию, Приднестровье — нет проблем. А вот не желаете ли еще последние базы в дальнем зарубежье — Лурдес на Кубе и Камрань во Вьетнаме? Остатки советской мощи. Материализовавшееся воплощение точного расчета кремлевских стратегов и удачной для нас игры случая. Никогда уже этот случай не выпадет снова! Так хотите — сдадим и это.
Начштаба А. Квашнин утверждал: аренда базы в Лурдес (через которую Россия получала 80 процентов стратегической информации о США — “Завтра”. № 5, 2002) стоит дорого — 200 млн долларов. За эти деньги — вещал он — можно построить десяток разведывательных спутников и чуть ли не две сотни радиолокационных установок. Но не объявил н и о б о д н о м спутнике, н и о б о д н о й установке, которые Минобороны готово закупить в 2002 году! Говорят, Путин просто хотел сделать подарок Бушу, чтобы обеспечить себе восторженный прием в Америке...
В этом самодовольном — и самоубийственном! — жесте проявилось нечто до ужаса знакомое, нечто неистребимо ельцинское. Известно, когда Б. Н. отправлялся за границу, военные и дипломаты заранее хватались за голову: что еще он отдаст Западу, куда перенацелит оставшиеся ракеты. И будто для того чтобы придать ассоциации отвратительную наглядность, Путин в те самые дни, говоря о выводе российской базы из Абхазии, подчеркнул: “Таким образом была выполнена работа, начатая еще Борисом Николаевичем Ельциным” (“Новости”. ОРТ. 5.10.2001).
Что это? Политический расчет? Но Путин, несомненно, знал, что называет одно из самых ненавистных русским людям имен. Да еще в контексте, исключающем иное отношение. Тогда что — ч у д о в и щ н а я и з д е в к а н а д с о б с т в е н н ы м н а р о д о м? Гримаса, которой позавидовали бы подпольные герои Достоевского?
Ну что же, президент мог позволить себе и это. Владимир Владимирович был на коне, Запад принимал его и рукоплескал. А свои, русские — так их можно топтать ногами! Конечно, тут уже стало ясно: не для нас, не для России старается Путин. Безвольно провалив все, что можно, занимается исключи¬тельно собственными делами. Место себе в мировой элите подыскивает.
Вот что меня интересует с психологической стороны, раз уж о Достоевском зашла речь, — почему эти господа так уверены в Западе: его помощи, благо¬желательном отношении, да и его стабильности и мощи? И почему так низко ценят, так презирают свою страну и свой народ? Конечно, понимаю: опьянение властью, голова кружится, всех к ногтю, никто не указ...… Это приятно, это щекочет нервы, самолюбие, особенно элементарное, плоское. Но благоразумие, господа, благоразумие-то где? Мудрое предвидение, бытовая осторожность. Без них политику никак нельзя. Не ровен час попадешь в паучьи лапки госпожи дель Понте.
Вот и сам Борис Николаевич чуть не угодил в них. О чем расспрашивали его дворцового управдома и наперсника сначала в нью-йоркской тюрьме, а затем в женевской? Почему в те дни “первый президент” слег, да так, что западные газеты сообщили: Ельцин при смерти (3 марта 2001 г. их информацию перепечатала “Независимая газета”)?
Путин мог бы выяснить все это у своего предшественника. Мог бы позвонить в Гаагу Милошевичу, попросить поделиться опытом — тот до последнего был убежден — уж его-то Запад не тронет. Или справился бы о самочувствии у Биляны Плавшич. Она отдала Западу даже больше, чем Путин (в пропорциональном отношении, разумеется) — всю родную землю. А может, обратиться к генералу Пиночету? К двум южнокорейским генералам-президентам, доживающим век в местной тюрьме? А вот к камбоджийскому маршалу Лон Нолу, к южновьетнамским диктаторам, к шаху Ирана уже не дозвониться...… А то полезно было бы узнать: каково быть “лучшим другом” Запада? Какие гарантии предоставляет этот вожделенный статус, какие радужные перспективы обещает.
Ах да, есть Горбачев. Вот кто ни при каких обстоятельствах не тонет! Способен и в Сан-Франциско миллиардеров принимать, и в Москве на ноябрьскую демонстрацию трудящихся выходить. Может быть, его пример и вдохновляет Владимира Владимировича? Так посмотрите на этого издерганного человека с полинявшим лицом. Десять лет назад он был уверенным в себе хозяином сверхдержавы. Но сдал ее в обмен на заокеанские милости. Стал ли он счастливее, а главное — защищеннее? Почему недолговечная милость какого-нибудь Комитета 300, которая в любую минуту может обернуться опалой, тюрьмой и Бог знает какими мытарствами, представляется нашим венце¬носным простофилям защитой более надежной, чем мощь их собст¬венной страны?
Вожди не любят учиться. Но История любит учить. Показательно, пребольно орудуя указкой, организуя порой такие “воспитательные мероприятия”, что и профессионалам впору позавидовать.
Владимир Владимирович упивался международным успехом аккурат до декабря. Когда Северный альянс (не без нашей, повторю, помощи) преподнес Вашингтону на блюдечке ключи от Кабула. А дальше случилось страшное! Аплодисменты смолкли — раздались оплеухи. Бац-бац-бац. Одна, другая, третья — как в клоунской цирковой репризе — только глаза зажмуривай.
Сессия НАТО в Оттаве (Канада) оставила без изменений статус России, отклонив предложенную Т. Блэром трансформацию формулы “19+1” (т. е. страны НАТО плюс Россия) в полноценную “двадцатку”, что позволило бы Кремлю влиять на решения Североатлантического блока, прежде всего по вопросу приема новых членов (позднее на совещании в Лондоне позиция была смягчена, однако смысл “двадцатки” был выхолощен). На сессии в Оттаве было рекомендовано удовлетворить заявки всех девяти претендентов на членство в блоке, в том числе Эстонии, Латвии и Литвы. Десятилетние усилия российской дипломатии закончились провалом.
В конце 2001 года Джордж Буш объявил о выходе из Договора по ПРО. Давно ожидавшееся, но тем более знаковое решение. Россия пошла на максимальные уступки, чтобы удержать США от этого шага. Мнение Кремля было демонстративно проигнорировано.
В начале 2002 года Буш преподнес “другу Путину” еще один подарок. Выяснилось, что американские боеголовки, о сокращении которых договорились на ранчо в Техасе, будут складироваться, а не уничтожаться. В любой момент они могут быть использованы.
И наконец, в середине января 2002 года Госдепартамент возобновил критику “чрезмерного” применения силы в Чечне. Тогда же “министр иностранных дел” Ичкерии Ахмадов был принят в Вашингтоне, а личный представитель Масхадова Закаев в Страсбурге на сессии ПАСЕ, где встретился с новым председателем организации австрийцем Петером Шидером и по его просьбе расписался в книге почетных (!) гостей. Проведенные синхронно (24 января) акции были, конечно же, скоординированы. Они показали истинное отношение Запада к России и дипломатическим маневрам Путина. Еще раньше его сформулировал генсек НАТО Робертсон: “…Многие страны — члены НАТО не приемлют методы, которые Россия применяет в Чечне. Такова остается наша позиция, и она совершенно не изменилась” (“Независимая газета”. 24.11.2001).
Череда политических провалов закономерно дополнилась экономическими неудачами. В эйфории от “особых” отношений с Вашингтоном в Москве возмечтали об экспансии на американский рынок. Нет, речь больше не шла о продукции высоких технологий — на дворе 2002 год, те фантазии рассыпались в прах еще в начале 90-х. Максимум, чего мы хотели — звания придворного поставщика нефти, заправщика автомобилей американского обывателя. Взамен “политически неблагонадежного” экспорта с Ближнего Востока Россия предлагала свой “верноподданный” до последней капли черного золота, что позволило бы Бушу карать и топтать арабов без оглядки на призрак нефтяного эмбарго. Именно в этом смысле высказался премьер Касьянов в Вашингтоне в начале года. Готов был продавать нефть по любой, бросовой цене, лишь бы угодить Штатам. Снисходительно покивав головой, Буш в феврале объявил о возобновлении нефтедобычи в резерватах Аляски, это сделает США независимыми от экспорта как ближневосточной, так и российской нефти.
В начале марта американский президент объявил о 30-процентном увеличении пошлин на ввозимую сталь. Для России это обернется потерей 1,5 млрд долларов в год (“Сегодня”. НТВ. 6.03.2002)*.
Список враждебных действий США пополняется чуть ли не каждый день. В первой декаде марта западные СМИ опубликовали выдержки из секретного доклада Пентагона. В числе возможных объектов ядерной атаки, наряду со странами “оси зла” и Китаем, названа Россия (“Сегодня”. НТВ. 11.03.2002). Достойный финал полугодового путинского флирта с Америкой...

_________________
Я мрачен и жёсток. Я неравнодушен к судьбе Отечества.
http://romanytch.narod.ru/avatara2.jpg


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс фев 25, 2007 12:57 pm 
Не в сети
Участник

Зарегистрирован: Сб ноя 25, 2006 11:16 am
Сообщения: 43
А ЧТО ЖЕ НАРОД?

В прошлом году я писал, что Путин поставлен перед необходимость ответить на вопрос: с кем он? Сегодня выбор сделан: с З а п а д о м — против интересов собственной страны, с о л и г а р х а м и — против простого народа (реформы ЖКХ, земельная, образования и т. д.). В конце концов Путин умудрился изменить даже той силе, которая горой стояла за него в первый год правления, — армии.
Прокатившаяся по стране в середине января волна отключений электричества на военных объектах — акция не столько экономическая (долги в несколько десятков миллионов рублей — сумма в масштабах страны несерьезная), сколько политическая. Первое унижение армия испытала, когда министром обороны был назначен человек со стороны — Сергей Иванов. Но тогда же появилась надежда, что личный друг Путина, второе или третье по значению лицо в государстве, сможет решить наиболее болезненные проблемы вооруженных сил. Чубайс не оставил от этих надежд даже чадящих головешек.
Не первый год РАО “ЕЭС” и Минфин используют в отношениях с Минобороны простенькую комбинацию, которую по аналогии с футбольной можно назвать “коробочка”. Выделение бюджетных средств затягивается до конца декабря, когда Минобороны уже не может ими воспользоваться. В следующем финансовом году деньги уходят на депозит, откуда их можно снять только по решению правительства. Именно в это “межсезонье” РАО требует оплаты своих услуг и с наслаждением куражится над армией.
В наступившем году кураж приобрел масштабы стратегической провокации. Без электроснабжения оставляли важнейшие объекты. “26 января во время работы в открытом космосе участников экспедиции на Международной космической станции (МКС)...… РАО “ЕЭС России” преднамеренно отключило электроэнергию на военном комплексе слежения Космических войск страны, расположенном на Камчатке. По словам военных специалистов, данная акция могла привести к потере ориентации МКС, а также к отключению от работы всех 157 искусственных спутников Земли, выполняющих задачи как оборонного, так и гражданского характера” (“Независимая газета”. 29.01.2002).
Фактически следует говорить о “нанесении ущерба обороноспособности страны”. Соответствующая статья УК до сих пор сохраняется. Путин не мог снять Чубайса с должности, на которую тот избран акционерами, однако он мог обратиться в Генеральную прокуратуру, и та обязана была возбудить уголовное дело против руководителя РАО. Но вышло по-другому — Чубайс, демонстрируя власть, собирает наместников-полпредов (прерогатива президента!) и дает им директивы. Министр обороны смог попасть в Кремль лишь через несколько дней, да и то встреча прошла впустую: Путин ни слова не сказал о скандале, отключения продолжались.
Тут только слепой не увидит, кто и с т и н н ы й хозяин России. Даже “Новые Известия”, не отличающиеся симпатиями к армии, обратили внимание: “Вот, скажем, Чубайс. Буквально на днях Путин публично “не рекомендовал” ему выключать электричество у должников, чье функционирование особенно важно для страны. И что же? Чубайс вырубает ток еще чаще, чем прежде, да еще с нарастающим энтузиазмом” (“Новые Известия”. 1.02.2002).
Очевидны и последствия такого “хозяйствования”. Между прочим, они непосредственно сказываются на утрате нашего влияния в той же Средней Азии. Еще раз обращусь к материалу в “Новых Известиях”. Автор подчеркивает: “Миф о военной мощи державы — он и есть миф. Будь это иначе, разве могла бы Америка прочно и бесцеремонно обосноваться в Средней Азии? Это с трудом перенесли даже наши доморощенные западники из числа известных политиков. Тем не менее они хорошо поняли, что никто не будет считаться с армией, в которой по заранее объявленному в СМИ графику отключают электричество” (выделено мною. — А. К.).

Другое дело, что “доморощенные западники” не просто п р и н и м а ю т правила, диктуемые из-за океана, но и в м е с т е с Западом н а в я з ы в а ю т России эти правила. Достаточно вспомнить историю 1997 года, когда в прессе было опубликовано письмо тогдашнего заместителя министра финансов США Лоуренса Саммерса А. Чубайсу (в то время вице-премьеру) с указаниями, какую политику следует проводить. Недавно похожее директивное послание из Вашингтона от члена американского кабинета Роберта Зеллика получил другой фаворит Путина Г. Греф (“Независимая газета”. 9.11.2001)*.
Не существует больше и вопросов о том, кого поддерживает Путин. “Новые Известия” в уже цитированной статье отмечают, что отключения стратегических объектов происходят, “несомненно, с ведома нашего правдивого и принци¬пиального президента”.
Нам демонстрируют и г р у, схема которой определилась еще в последние годы правления Горбачева. Президент д е л а е т в и д, что пытается уравновесить позиции государственников и разрушителей державы. На деле происходит сдача последних рубежей.
А что же народ? Нельзя сказать, что он одобряет самоубийственную политику. В частности, “примерно половина населения считает, что в сближении с США президент “зашел слишком далеко”, что Буш использует Россию в своих целях” (“АиФ”, № 52, 2001). Впрочем, социологи утверждают: “Пока это не сказывается на популярности” (там же). И будто в подтверждение телеканалы показывают радостные лица и приветствия людей, с которыми Путин встречался во время посещения Гусь-Хрустального.
(Скорее всего, спешно организованная поездка по “Золотому кольцу” призвана была скрасить неблагоприятное впечатление от техасского зигзага Владимира Владимировича. Так же, как “телемост с народом”, проведенный в конце декабря, и приветствие, направленное съезду КПРФ в январе. Президент заметался — надо что-то делать! Но если верить всему, что публикуют в прессе и показывают по телевидению, ему не о чем беспокоиться.)
Ситуация показалась мне абсурдной: человека, нанесшего невосполнимый ущерб стране, встречали как триумфатора. Я решил “проездиться по России” — вслед за Владимиром Владимировичем. В конце концов, мне известно, к а к организовывают рейтинги. Да и встречи с народом. В этих случаях можно доверять только тому, что увидишь своими глазами, безо всякой операторской оптики.
И вот я в Гусь-Хрустальном. Стадион, на котором сели вертолеты с Путиным и свитой, уже стал городской достопримечательностью. Так же, как и площадь перед заводом хрусталя: “Вот отсюда на машинах поехал во Владимир”, — тычет в заснеженный асфальт заводской охранник.
Замдиректора Константин Корягин, типичный хозяйственник из российской глубинки — крупный мужчина лет шестидесяти, с хитрющими глазами, — показывает заводской музей хрусталя. Подведя к аляповатой композиции (помесь шапки Мономаха с короной какого-нибудь карточного короля), не скрывая досады, роняет: “Сами хотели Путину подарить, да губернатор опередил. Пришлось нам трех коней делать в цвет флага — белый, синий, красный”. Увлекшись разговором, не без самодовольства замечает: “Откровенно говоря, много я видел руководителей: Воротникова, Зайкова — коленки тряслись. А у этого нет снобизма. Простой такой, курточку расстегнул, а у него там свитерок. Ну, говорит, что, как…...” Похоже, в ожидании высокого гостя заводчане сами себя заморочили короной и прочим царственным антуражем и ожидали увидеть этакого Ивана Васильевича из известного водевиля: соболья шуба, кафтан. А тут — “свитерок”, диво-то какое!…
Тема “доступного царя” варьируется во всех разговорах. Крепкий голубо¬глазый рабочий лет пятидесяти в 6-м цехе, не скрывая гордости, заявил: “А я говорил с Путиным. Сказал ему: первый президент, которого я вижу. Молодец. Признаки демократии какие-то”. Кареглазая толстушка, заведующая лаборато¬рией, улыбается: “Меня с Новым годом поздравил!”
О политике в связи с визитом и не вспоминают. Так же, как о собственных зарплатах. Они на знаменитом на весь мир заводе невелики — в среднем 2,5 тысячи. Художники получают больше — 5—6 тысяч. А многие сотрудники смешную сумму 600 рублей. И это при тяжелой работе, когда человек то и дело попадает из огня в лед: печи с открытым пламенем пышут жаром, а цеха (во всяком случае, 6-й, где был я) не отапливаются. Однако никому и в голову не пришло поставить перед президентом вопрос об улучшении условий. Счастливы тем, что побывал, с праздником поздравил, пожал руку….
Дети! Кстати, не такие уж наивные. Прошло время воспаленных надежд, когда Ельцина сначала слушали как пророка, а потом чуть ли не за грудки хватали: отдай обещанное или ложись на рельсы! От преемника ЕБН, в сущности, ничего не ждут. Да и что он может дать заводу, который давно живет за счет самофинансирования. Это вам не бюджетники, во всем зависящие от Центра.
А молодежь, с выработавшимся за годы реформ практицизмом, и вовсе равнодушна к державному визиту. Если президент ничего не может дать, зачем же напрягаться...… Румяная деваха из 6-го цеха без всякого сожаления призналась: “Путина? Не видела!” А на вопрос, что бы хотела ему сказать, произойди встреча, после секундного раздумья равнодушно заключила: “Не знаю...…”
Нетрудно предположить — неизменный, будто банковский вклад, рейтинг Путина поддерживают люди вроде тех, что обступали его в Гусь-Хрустальном. Их привлекают в н е ш н и е качества: доступность, даже незаметность, неотличимость от них самих. Скорее всего, работает и сравнение с “первым президентом”, оно, конечно же, в пользу Владимира Владимировича. Политика — внешняя и внутренняя — не оказывает существенного влияния на оценку образа Путина. И так будет до тех пор, пока в экономике сохраняется относительная стабильность.
Поддержка такого рода, несмотря на кажущуюся неосновательность, чрезвычайно существенна. Ибо исходит от р о т о з е е в — самого много¬численного братства в мире. Другая составляющая президентской массовки (список не претендует на исчерпывающую полноту) — пенсионеры. В стремительно дряхлеющей России группа, раздающая патенты на власть.
Журналисты и политтехнологи, как справа, так и слева, относят пенсионеров к “красному” электорату. Действительно, часть ветеранов поддерживает Зюганова. Это те, кому дороги социальные идеалы былой эпохи. Ее д у х. Однако такие идеологически заряженные люди по определению составляют меньшинство. Большинство сохраняет верность б у к в е, а она и в советские времена гласила: начальник всегда прав.
Настрой возрастной части населения, охотней других приходящей к урнам для голосования, а потому оказывающей зачастую решающее влияние на исход избирательных кампаний, я почувствовал в декабре, когда помогал моему доброму знакомому Андрею Кассирову на выборах в Мосгордуму, куда он выдвигался от КПРФ. Выступая перед ветеранами знаменитого МЭЛЗа (сам он возглавляет производство на заводе), Кассиров с горечью сказал: “Как жаль, что поколение победителей так опустили Горбачев, Ельцин и этот — со змеиной улыбочкой...…” Что тут началось! Выкрики с мест: “Кого вы имеете в виду?!”, сердитые реплики после окончания встречи вплоть до обещания “физических санкций” в следующий раз.
И это говорили те, кто действительно “опущен” режимом. Кто трясется от одного упоминания о Ельцине и Горбачеве (“Вот тех вы назвали правильно!”). Чем же их привлек Путин?
Пресловутая рабская сущность русского народа? Не думаю. Слово “раб” вообще не применимо к народу, п я т ь р а з поднимавшемуся на войну против своих господ — войны Ивана Болотникова и Степана Разина в XVII веке, пугачевщина в XVIII веке, крестьянские войны ХХ века — 1905—1907 и начала 20-х годов (уже в Советской России). И это не считая масштабных бунтов — Соляного, Медного при Алексее Михайловиче, стрелецких, так напугавших молодого Петра, Астраханского и Буслаевского восстаний начала XVIII века, бунтов 1831 года, на усмирение которых выезжал сам Николай I. Не забудем и о борьбе с оккупантами — войне 1612 года и партизанской составляющей Отечественной войны 1812 года и Великой Отечественной. Ни один народ “свободолюбивой” Европы, может быть, за исключением прирожденных бунтарей — французов, не поднимался так часто и так грозно на защиту своих интересов.
Конечно, многое изменил советский период. Не зря хозяйственник из Гусь-Хрустального вспоминал: “Коленки тряслись”. Положим, при Воротникове — уже по инерции. А вот при Сталине...… Знакомый отца, директор крупнейшего в Москве авиазавода, рассказывал: “На одной лестничной площадке со мной жил Дементьев — нарком авиационной промышленности. Так мы с ним каждую ночь прислуши¬вались, когда поднимался лифт — остановится или пронесет, а если остановится, к кому позвонят: ко мне или к нему...” Иосиф Виссарионович, хоть и был отец народов, но и наказывал по-отечески — без церемоний, с острасткой. Сколько поколений выросло уже после 53-го, а всякий раз, как по телефону заговорят о политике, спохватываются: “Не телефонный разговор...…”
Но главное, думаю, не в этом. Традиционная формула отношений русского человека с властью н е р а б о т а е т в современных условиях. Эту формулу я бы определил так: внешняя покорность при внутренней независимости. Помните бессмертного старика Савельича из “Капитанской дочки”: “Батюшка Петр Андреич! Не упрямься! что тебе стоит? плюнь да поцелуй у злод...… (тьфу!) поцелуй у него ручку”.
У меня есть специальная работа “Русские и власть”. Отношения сложны и необычайно пластичны. Это своеобразное политическое барокко, затейливая комбинация церемоний, поклонов, словом, р и т у а л а — вполне в византийском духе с истинно русской бесшабашной самостоятельностью, выразителем и символом которой во времена империи выступали не только отдельные социальные группы, например военная молодежь (см. главу “Военные повесы былых времен” в книге М. И. Пыляева “Знаменитые чудаки и оригиналы”. М., 1990), но и крупнейшие города, прежде всего Москва, и в конечном счете вся Россия. Противопоставленная официальному Петербургу, за то и считавшемуся “нерусским” городом.
В повседневной жизни русский человек почти не соприкасался с властью и, в сущности, не зависел от нее. Да и мудрено было строжить и нудить его на бескрайних просторах малонаселенной державы. Если же государство начинало затягивать его в тенета, человек утекал, уходил. Дворяне — на войну, за рубеж. Простые — на заработки, на богомолье. А то и на поиски заповедного Беловодья, где, сказывают, “хлеб, и лошади, и скот, и свиньи, и куры есть, и вино курят”. Чем не жизнь?
В советские времена обветшавшее барокко вместе со всей старорежимной культурой пошло на слом. Социальная архитектура стала строже. Восторжествовал классицизм: общее благо, необходимое и должное, строгая нормативность социального поведения. Но и в этой монументальной конструкции имелось множество ниш, где человек был фактически независим от власти. Если покорялся идеологически, не нарушал запретов, то в бытовом плане он был свободен. Цены низкие, зарплата стабильная, притулись где-нибудь возле величественной колонны и наслаждайся жизнью.
Это своеобразное существование побуждало многие поколения русских людей демонстрировать внешнюю лояльность и с т о р о н и т ь с я власти. В новых условиях ситуация изменилась радикально! И с ч е з л а э к о н о м и ч е с к а я н е з а в и с и м о с т ь. Огромные группы населения — пенсионеры, бюджетники — в с е ц е л о зависят от власти. Центральной, областной, районной, вплоть до последней работницы почты, которая может выдать пенсию сегодня, а может задержать — “деньги еще не пришли!” Что же говорить о могуществе президента, ежегодно, а то и два раза в год подбрасывающего старухам сотенную прибавку.
В этой ситуации художественно выверенный византийский ритуал вырождается в тяжеловесную — и тягостную! — церемонию. Старухи, обобранные режимом, поклоняются ему и с нешуточным пылом готовы продемонстрировать непоказную на этот раз лояльность. Меня поразили кадры телерепортажа о голосовании на областных выборах в Ростове-на-Дону. Еще затемно появляется первый избиратель — трясущаяся бабуля и на вопросы корреспондента что-то сбивчиво толкует про замечательного губернатора Чуба, пока не выговаривает заветное: крышу обещал починить…...
Кто осудит ее? Станет толковать об обязанностях гражданина, об ответствен¬ности выбора. Людей взяли в такую зависимость и до такого состояния довели, что ни о каких гражданских добродетелях рассуждать не приходится. Они за к а к у ю у г о д н о власть проголосуют. Отдадут ей и голос, и сердце, и совесть — лишь бы крыша над головой была!
И все-таки рассуждать необходимо. Ведь у мерзавцев, вот так-то заманивших старуху проголосовать “правильно”, достанет паскудства обмануть ее. Закончится голосование, и еще год, а то и два, до каких-нибудь новых выборов она никому нужна не будет. На порог не пустят: “Какая крыша? Сказано — нет денег. Иди, бабка, иди...…”
364 дня в году мы не нужны власти. Мешаемся у нее под ногами. Безуспешно одолеваем просьбами. Добиться решения пустякового бытового вопроса — мука! Но раз в год мы делаемся нужны. Власть сама обращается к нам, агитирует, обольщает посулами. Неужели мы должны идти у нее на поводу — зная, что на следующий день после выборов она снова забудет о нас? Не разумнее ли собрать всю горечь и боль, накопившиеся за эти 364 дня, и бросить в лицо власти: на, получи! Если она говорит — “да”, скажи — “нет”. Если она требует — “голосуй сердцем!”, доверься рассудку. Если настаивает — “поддержи”, откажи в поддержке!
Надо прекратить излюбленную русскую игру с властью. Не те времена, не те условия. Надо обращаться к власти с требованиями и б о р о т ь с я з а в л а с т ь. А если она будет игнорировать требования — б о р о т ь с я с в л а с т ь ю. Легальными методами, но — бороться!
Да, это чуждо русскому сознанию. Веками у нас вырабатывались иные стереотипы поведения. Значит, придется ломать стереотипы, чтобы сохранить саму русскую жизнь, саму Россию*.
...Статью я заканчивал во Владимире. Машина въехала в город со стороны Всполья. В медно-сизом рассветном небе четко прорисовывались силуэты колоколен — Успенского собора, Троицкой церкви, барочный шпиль Никитского храма; мощные стены Княгинина монастыря. Остановились на Соборной площади. Поклонившись святыне, вышел на громадный откос. Далеко внизу тянулись нитки путей с товарняком, застывшая Клязьма с фигурками рыбаков. Поля, покрытые плотным кованым снегом. Огненные пятна, яркие полотенца, целые полотнища света. Мерзлые разноцветные перелески. Снова поля, десятки светлых ломких дымков у горизонта. Кромка лесов, смыкающихся, но не сливающихся окончательно с грядой облаков такого же дымчато-синего цвета. И ослепительно огромное зимнее солнце. Развернутая по вертикали, как на священном пространстве иконы, могучими ярусами восходящая к небу русская земля.
А за моей спиной, за белокаменной кладкой древнего собора громоздился, сбегал в овраги, карабкался на склоны холмов город — наследник златоверхого Киева с дивными названиями змеящихся, разбегающихся под уклон улиц — Девичья, Ильинская-Покатая, Мироносицкая, Верхняя Дуброва, Троицкая. Без малого восемь веков назад здесь было бескрайнее пепелище. Под 6745 (1238) годом летописец записал: “...…И приступиша к городу (татары. — А. К.) в неделю мясопустную по заоутрене в 3 день февраля, и заидоша от Золотых ворот оу Святого Спаса, и внидоша по примете в город чрез стену, а сюды от северныя стороны: от Лыбеди к Ирининым воротом и к Медяным, а отсюду от Клязьмы к Воложьским воротом, и тако взяша въскоре град до обеда новый, и запалиша и огнем...… Татарове же отбивше и отвориша двери церковныя, и наволочивше леса около церкви и в церковь (Успенский собор. — А. К.), и зажгоша — и изьтхошася от великого зноя вся сущая ту люде. Инии же огнем скончашася, а иных оружием до конца предаша смерти...…”
И впоследствии враги не раз обращали Владимир в руины — в 1293 году при подавлении восстания против татар. В 1382 году во время карательного похода Тохтамыша. В 1410-м, “егда плени град и разори” какой-то “безбожный царевич Талич”. Но снова и снова на пепелище возвращались люди, хоронили мертвых, разбирали развалины, обновляли почерневшие от огня храмы, возводили стены, строили дома. Возрождался город. Из дальнего угла Владимирской земли возродилась Русь…...
При Калите было легче. Был князь — собиратель земель. Митрополит Петр, поверивший в его дело, перенесший кафедру в Москву. В 1325 году он заложил первую в Кремле каменную церковь — Успения, символически утверждая преемственную связь с прежней столицей. “Бог благословит тебя, — говорил он Калите, — и поставит выше всех других князей и распространит город этот паче всех других городов...…”
Кто сегодня мог бы взять на себя дело Калиты? Уж конечно, не президент! Губернаторы? Привлекая к себе деловых, талантливых, смелых. Сколько их по России, и многие не востребованы, пропадают поодиночке.
Рано ушел батька Кондрат. Кубань, изобильная и обширная, могла бы стать центром возрождения. Хотя лидер края, яркая личность, он, кажется, не проявлял амбиций с о б и р а т е л я России. Помню, как трудно шла подготовка к Краснодарскому пленуму Союза писателей. Частный пример, но показательный...…
А Калита собирал не только землю — людей. Православных пастырей, иконописцев, ратников, крестьян. Московские бояре “большею частью были люди, не принадлежавшие Москве...… пришли с разных сторон и нашли себе в Москве общее отечество”, — отмечал историк Н. Костомаров. И подчеркивал — именно они “ополчились дружно за первенство Москвы над Русью”.
Легче было и во времена преподобного Сергия. Всю Владимирскую землю, Московское княжество исходил троицкий игумен. Он и его ученики основали десятки монастырей и в них в ы р а с т и л и п о к о л е н и е не только молитвенников — б о й ц о в, которым был незнаком парализующий волю страх перед степняками.
Легче было и во времена Гермогена. Да, государственные структуры (как и сейчас) работали на разрушение державы. Но разрушенное собирали и восстанавливали все та же Православная Церковь и Земщина — органы местного самоуправления, чрезвычайно развитые на Руси.
Сейчас нет ни благочестивых князей, ни земского самоуправления, ни церковных структур, работающих на освобождение России. Вспомните, что в 1612 году сокровища Троицкой ризницы были отданы на выплату жалованья народному ополчению, и вы поймете — я прав. Поистине голый человек на голой земле. Вот и все, что осталось от великого народа.
Так не с него ли, бедняка, и начинать надобно? С каждого из нас. С самих себя. Тем более классики то же советуют. “В неустанной дисциплине и непрерывной работе над собой и мог бы проявиться наш гражданин. С этой-то великодушной работы над собой и начинать надо”. Сто раз повторял эту мысль Достоевского. Что делать — ничего другого не присоветуешь. Не любите Достоевского, прислушайтесь к словам Толстого: “Люди видят, что в их жизни что-то нехорошо и что-то надо улучшать. Улучшать же человек может только одно, что в его власти, — самого себя”.
Сейчас человек себе не хозяин. Ни твердых убеждений, ни собственного мнения, ни воли. Только тоска по утраченному благополучию да телевизор, заменивший ему волю и ум. Опьянев, кричит: “Автоматом бы их!”, протрезвев, не только заявить протест, но и подумать о нем боится. Читатель журнала, узнав из моей статьи “Дао тун” о том, как расправились обманутые вкладчики с владельцами китайских аналогов “МММ” (кровавая драма!), написал: “Что же Вы их равняете с нами — им, наверное, власти позволили”.
Он даже представить себе не может, как это люди действуют — без позволения властей! Ну хорошо, в Китае, он считает, “позволили”. А в Пакистане, где день за днем сотни тысяч выходили под пули войск и полиции (десятки убитых, сотни ранены и арестованы)? А в Аргентине, где в стычках с полицией погибло 20 человек?
Чтобы победить, добиться удовлетворения элементарных требований, надо быть готовым ж е р т в о в а т ь собой. Общество, где каждая уборщица заражена гамлетовской рефлексией, обречено.
Телерепортажи из Аргентины и из Приморья показывали одновременно. В Буэнос-Айресе после н е д е л ь н о й задержки пенсий люди вышвырнули правительство из дворца. “Я горжусь тем, что удалось их прогнать, — говорила аргентинка. — Вместе мы с кем угодно справимся” (“Сегодня”. НТВ. 21.12.2001).* В Приморье учителя, не получавшие зарплату с л е т а, объявили очередную голодовку...…
Милые мои, да кого же вы этим напугаете! 10 лет назад вас обрекли на хронический голод. Падайте в голодные обмороки, умирайте — именно так вы наилучшим образом выполните волю разрушителей России.
И все-таки не понимаю, как власти отваживаются задерживать зарплату учителям. Или по-другому скажу: как учителя довели до того, что позволяют властям не платить вовремя. Ведь учитель — это воспитатель, а значит, “пропаган¬дист, агитатор и организатор”. Он каждое занятие может превратить в урок обществоведения. А это означает что? Что начальник, унизивший учителя, н и- к о г д а больше не будет избран. Ни на районном, ни на городском, ни на областном, ни на общероссийском уровне. Хочешь провалить выборы — пожалуйста...…
Скажут: это невозможно — тотчас донесут, с работы выгонят. — А солидар¬ность? — Какая солидарность, давно нет ее…... — Так кого же винить?.. — Ну мы-то что, вот если бы кто-то организовал, повел…...
Хорошо, расскажу о том, как старая учительница попыталась повести за собой. А может, и не думала о высоком — просто поступала, как совесть велит. И ученикам говорила, что считала необходимым: какой страна была 20—30 лет назад и какой стала. Учителя — пошли, только не за ней, а в районо. Там посоветовали собирать компромат. Это поручили школьникам. Однако, несмотря на их старания, критическая масса не накапливалась. Тогда коллеги дошли до предела низости — стали подговаривать учеников спровоцировать преподавателя: “Она старая, дерганая, вы ей скажите что-нибудь такое, она замахнется — а вы к директору с жалобой”.
Вот в телевизоре плачут. А я не знаю — жалеть ли их…...
Конечно, это крайний случай. Особых подлостей обычно не делают, но и от активного протеста отказываются. И даже не отказываются — это можно было бы понять, — а как-то досадливо отмахиваются, как люди, наделенные высшей мудростью, от всякой чепухи. Помню, несколько лет назад во время проведения Дней русской духовности в Иркутске мы с Валентином Распутиным вышли на центральную площадь, где митинговали учителя. Обступили Валентина Григорьевича, стали рассказывать о своих бедах. “Ну и что же, каждый раз, как вам задержат зарплату, вы будете приезжать в областной центр митинговать? — спросил писатель. — Не лучше ли сменить власть в стране, проголосовать за тех, кто будет вас ценить и платить аккуратно”. И тут же иззябшая толпа несчастных женщин отшатнулась. Послышались ехидные реплики: “Это за кого? За коммунистов? Хватит! Натерпелись!”
Вольному воля. Не нравится людям регулярно получать заработанное (в СССР — при коммунистах — о задержках зарплаты не слыхивали), зачем жаловаться на безденежье? Устраивать голодовки? Плакать перед телекамерами? А если все-таки унизительное безденежье невмочь, почему бы не задуматься. Вон в Польше, а это не нам, дремучим, чета — Европа, избрали вчерашних коммунистов — и в парламент, и на пост президента. Болгары было потянулись к царю-эмигранту, сделали премьером, а уже через полгода избрали президентом социалиста Георгия Пырванова. Конечно, такие шараханья — свидетельство полнейшей растерянности общества. Но и его жизнеспособности: люди не опускают руки, думают, ищут!
Положим, аргентинский путь не для тех, кто ждет, чтобы власть разрешила… бунтовать против власти. Но голосовать-то она разрешает. Случается, загоняет на выборы. Ну как — по силам современному русскому Гамлету проголосовать не так, как хочет очередной начальник, а как ему самому хочется? Почему же на декабрьских выборах в городскую Думу москвичи чуть ли не целиком одобрили мэрский список? А считаются вольнодумцами — в сравнении с остальной Россией. С такой готовностью приказы начальства выполняют разве что избиратели Туркменбаши или Ислама Каримова.
Предвижу, скажут: как все это мелко! Особенно перед лицом глобальных угроз. В предыдущих главах говорилось о Великой Санации, запланированной мировой закулисой. А тут учительские зарплаты, уличные протесты районного масштаба.
Согласен, масштаб не тот. Но ведь все начинается с малого — и злое и доброе дело. Зло уже развернулось, кипит работа. Истребление началось. Убийство безденежьем, безнадежностью, холодом (персональный подарок Чубайса!). В 2001-м Россия не досчиталась еще 700 тысяч человек. По привычке повторяем: нас 150 миллионов. Нет, уже 144…...
А добро медлит. Все ждут сигнала откуда-то сверху. На совет думать своим умом обижаются: несерьезно. А как же вы хотите добиться лучшей жизни — не думая? Это начало. Не первый шаг, но действие, едва ли не более важное: чтобы сделать шаг, надо сперва подумать.
А дальше — работа. Над собой — об этом уже говорили. Работа в семье — самая трудная (нет пророков в своей квартире!), но необходимейшая. Если среди кровных своих не найдете понимания, кто же послушает вас?
И так — одна за другой — многообразные формы работы. Вполне легальной, а главное, интересной. Прежде всего в рамках с о о б щ е с т в, объединяющихся по и н т е р е с а м. Выделите и запомните эти слова. Быть может, в них спасение России. В числе таких сообществ церковные общины, религиозные братства, творческие коллективы, научные и общественные семинары, художественные и производственные студии, спортивные секции, разнообразные кружки, клубы, фонды, экологические движения.
Когда я рассказывал об этих бесчисленных проявлениях народной инициативы по провинциальному телеканалу, мне задали вопрос — а не уменьшается ли число увлеченных людей? Дескать, тут не рецепт на будущее — отживающая свой век традиция. Я ответил: да, их число сократилось. Это в 70-е годы советологи суммировали количество членов Общества охраны памятников культуры и Общества охраны природы и ужасались итогам: несколько десятков миллионов! Что заставляло их мрачно пророчить торжество национализма (А. Янов). Однако то были, в основном, фиктивные члены, их связь с родной культурой и природой, как правило, исчерпывалась уплатой копеечных взносов. Люди, объединяющиеся в сообщества по интересам сегодня, — это не “мертвые души” — энтузиасты, настоящие борцы. Пусть их число измеряется не миллио¬нами, а тысячами, сотнями тысяч, — это колоссальная общественная сила.
Я мог бы приводить десятки ярких примеров. Но чтобы не отвлекаться на подробности, скажу об одном — Фонде художника Бориса Французова во Владимире. Формально задача Фонда — сохранение памяти и пропаганда творчества рано ушедшего из жизни талантливого современного графика. Однако реальная деятельность намного шире. Фонд стал средоточием художественной жизни древнего города. На ежегодно проводимые конференции съезжаются художники, искусствоведы, писатели из Москвы, Санкт-Петербурга. На них собирается вся местная интеллигенция. Родному городку Французова — Камешкову сотрудничество с Фондом дало шанс на возрождение. Превращенный в мертвую зону в постперестроечные годы, он встрепенулся, собрался духовно. Именем Французова названа улица, открыт его музей. Школьников учат находить красоту в запечатленных художником родных пейзажах. Подтянулись взрослые, гордясь известным земляком. Люди, приготовившиеся было безропотно сойти со сцены, уйти из жизни, поверили в возможность иного исхода. Это трудно представить человеку со стороны, но деятельность Фонда вернула с м ы с л ж и з н и нескольким тысячам человек.
Особая тема — трудовые коллективы. В советское время их соединяла профессиональная рабочая солидарность. Левые теоретики и правые патриоты (в том числе и я) рассматривали их в качестве решающей силы, способной остановить разрушение государства и утверждение дикого капитализма. Действительно, коллектив даже одного крупного предприятия, вступив на политическое поле, способен существенно изменить ситуацию в стране. Классическим стал пример Судоверфи им. В. И. Ленина в Гданьске, в начале 90-х давшей Польше новую правящую партию и нового президента. У нас на такую роль в конце 90-х мог претендовать Выборгский ЦБК. Неслучайно собственник в союзе с властью прибег тогда к крайней мере — расстрелу рабочих, чтобы в зародыше задавить начинание (я писал об этом в статье “Советский. Выбор” — “Наш современник”, № 3, 2000).
По разным причинам использовать “гданьский фактор” в России не удалось. Индустриальные гиганты начали стремительно дробиться, утрачивать позиции в экономике и общественной жизни. Зато многие уцелевшие коллективы, в основном компактные, превратились в те же сообщества по интересам. Как иначе назвать людей, порою месяцами не получающих зарплату, но выходящих на работу, чтобы сохранить предприятие. В противовес отношениям конкурентной борьбы, в том числе и на рынке труда, которые хотели навязать им реформаторы, здесь сложились союзы единомышленников, объединенных зачастую бескорыстным трудом.
Нередко на этих железных островках, оставшихся от разгрома советской индустрии, складываются самобытнейшие интеллектуальные общины (особенно в ВПК с его высококвалифицированными кадрами). Сужу по возглавляемому Андреем Кассировым коллективу на заводе МЭЛЗ. Группа из нескольких десятков человек по листочку разбирает патриотическую литературу — штудирует. Обмениваются изданиями, обсуждают. Не ограничиваются самообразованием. Звонкоголосое заводское вече выплескивается на улицы — участвуют в демонстрациях, проводят концерты на патриотических митингах. Примечательно — эта группа самостоятельно выходит в политику. На последних выборах в Мосгордуму они выдвинули своего кандидата.
К сожалению, этот человеческий потенциал не используется ни правительст¬вом, ни оппозицией. Общество также не замечает его. Уверен, читая мои размышления, многие не раз рукой махнут: какие клубы — гибнет страна! Тут партия, мощная политическая сила необходима...…
Согласен, партия необходима. Какая? Все та же КПРФ, другой у оппозиции, к сожалению, нет. Но чтобы стать подлинно народной, она должна аккумулировать энергию таких вот сообществ и групп. Это трудно — их энергия разнонаправленна. Но возможно: в основе своей она п р о т е с т н а, ибо нормальное человеческое чувство в царстве бесчеловечного дикого капитализма — уже протест.
Понятно, привычные организационные формы здесь не подходят. Да и не надо! Необходим поиск новых форм, живых связей. Первое, что приходит в голову — почему бы не превратить демонстрации оппозиции — которые год от года становятся все более заорганизованными и малочисленными — в народные карнавалы, где свое искусство покажут актеры, музыканты, спортсмены. Пусть не только сторонники левых — весь город готовится к ним как к красочному празднику. Столичная мэрия проводит свои карнавалы, раздавая огромные деньги халтурщикам со всей Москвы, а подчас и со всего света. А тут можно было бы обойтись минимумом средств, обеспечив несравненно более высокий уровень.
Приглядитесь, творческие люди и сами приходят на демонстрации протеста. Там кто-то растянул баян, здесь пляшут, кто-то читает стихи. Развернули торговлю патриотической литературой. Но все это на птичьих правах, на обочине. Так пусть партия позовет их с обочины, включит в программу, да и саму программу выстроит как х у д о ж е с т в е н н о-п у б л и ц и с т и ч е с к о е д е й с т в о, а не как список речей с набором всем известных призывов. Почему бы в те же дни не провести семинары — не стариковские собрания с лозунгами времен XXVII партсъезда, а с тезисами, которые обсуждаются на знаменитых семинарах в ФИАНе. Не надо бояться за идеологическую чистоту — практически все обществоведческие семинары если не красные, так уж точно розовые. Почему бы не приурочить ко Дню Победы выставки художников-реалистов. Сама верность натуре, жизни, в ее подлинности и драматизме, сделала их оппозиционерами.
Повторю, это то, что сразу приходит на ум. Возможны и менее прикладные, более органичные формы взаимодействия. Десятки вариантов совместной работы. Пусть и партфункционеры поломают голову. Главное — такая работа необходима. Она избавит КПРФ от догматизма, от лозунговой политизированности. Она выведет коллективы энтузиастов из круга сугубо профессиональных проблем. Даст выход творческим силам народа. Убежден: если компартия (или любая другая) выполнит эту задачу, она сразу окажется в центре общественной жизни.
Однако пока политики и вопроса такого не ставят. А напрасно. Небезызвестные венгерские события 1956 года, испытавшие на излом тогда еще единую систему социализма, начались с творческих диспутов в скромном Обществе любителей поэзии Шандора Петефи…... В современной Германии, где националисты пользуются значительным (хотя и не афишируемым — по вполне понятным причинам) влиянием, их организационной базой являются спортивные клубы, хоровые ферейны и прочие чрезвычайно популярные в народе музыкальные общества. В Соединенных Штатах победившие на выборах республиканцы считают наиболее действенной силой не государственные институты, а церковные общины (на этом основывается доктрина “сострадательного консерватизма”).
Гигантский потенциал народной самодеятельности может быть использован не только в сугубо политических целях. Сообщества по интересам проникнуты творческим началом. Они — средоточие д у х а т в о р ч е с т в а, столь дефицитного сегодня. То, что многим из нас представляется занятием чудаков, на самом деле является проявлением бесценной энергии, без которой задыхается могущественное и самодовольное западное общество потребления.
Одна из завершающих глав книги Лестера Туроу “Будущее капитализма” пессимистически озаглавлена “Отсутствующая составляющая — будущее”. Горячий сторонник западной системы, Туроу предупреждает: “Чтобы капитализм мог действовать в течение длительного времени, он должен делать инвестиции не только в интересах какого-нибудь индивида, но и в долговременных интересах человеческого общества”. А это — с горечью отмечает американский экономист — противоречит базовым установкам капитализма. Для того чтобы выжить, требуется смена нравственной парадигмы.
“...…Будущий капитализм, — провозглашает Туроу, — должен будет перейти от идеологии потребителя к идеологии строителя”. Большего экономист, оставаясь в рамках своей науки, выговорить не может, но очевидно, что строитель — это т в о р е ц. Не случайно среди необходимых ему качеств Туроу называет “радость творчества”, с англо-саксонским практицизмом ставя его в один ряд с “волей к завоеванию” и “стремлением строить экономическое царство”.
Должен признать, “волей к завоеванию” мы, современные русские, не обладаем. Да и возведение “экономического царства” не слишком привлекает. Впрочем, я и не уверен, что именно эти качества нужны для строительства будущего. Но в чем я безусловно согласен с Туроу — строителю необходима творческая сила, “радость творчества”. Более того, она является центральным, наиболее существенным началом в выстроенной триаде. Без нее голый экономизм и “воля к завоеванию” выродятся в элементарный грабеж — общепланетного масштаба. Кажется, в этом направлении и эволюционирует политика США.
В отличие от американцев и других людей Запада, мы, русские, наделены высшим, спасительным даром — творчества. Он так привычен для нас, что мы не замечаем его и, только столкнувшись с западными стандартами, обнару¬живаем: мы — особенные. Мой знакомый, устроившись на работу в западную фирму, с недоумением и возмущением рассказывал, что хозяева отвергали все его попытки предложить самостоятельное решение даже в тех случаях, когда оно обещало очевидную экономическую выгоду. Боссы готовы были идти на убытки, но не допускали творческой инициативы снизу. В конце концов этот человек уволился: работа по готовым рецептам не доставляла ему удовольствия. Открыл собственное дело и преуспел.
Вспоминаю разговор с японскими профессорами. Представители цивили¬зации, существенно отличающейся от западной, они восторгались русскими инженерами — именно за творческий подход к делу. Одновременно характеризуя своих рабочих как более дисциплинированных и квалифицированных, чем наши. В Японии — поясняли они — трудовая профессионализация начинается с младших классов, и навыки конкретных профессий отрабатываются до автоматизма.
Когда мы заговорили о культуре, и я по русскому обыкновению стал чрезмерно восторгаться чужеземной, японской, мои собеседники посмотрели на меня с недоумением. Один из них сказал: “Ну что у нас императорский дворец — palace, а у вас — Кремль!” Он так пренебрежительно произнес английское слово palace, как я понял, употребленное специально (разговаривали по-русски), и так восхищенно растянул, почти пропел: “Кре-е-мль!”, что у меня не осталось сомнения в искренности его чувств.
Россия, давшая миру Рублева, Барму, Аввакума, Пушкина, Достоевского, Толстого, Чайковского, Нестерова, действительно страна творчества. Даже сегодня, соблазненная Западом, почти отказавшаяся от родовых традиций, да и от самой себя. А вот объявили недавно по телевидению поэтический конкурс среди молодежи, и сорок тысяч (!) человек прислали свои стихи. Конечно, в подавляющем большинстве это просто рифмованные строчки. Но ведь западный человек не станет тратить времени на подобную “ерунду”. А русский подросток поколения “Pepsi” усердно складывает рифму к рифме: “Красиво!”
Чувство красоты и потребность творить ее в наших душах неистребима. Недаром немецкий мыслитель Вальтер Шубарт уподобил русского человека любимому ученику Христа — апостолу и евангелисту Иоанну (“личность иоанновского типа”) в противовес западному герою — энергичному и властному Прометею. Творческое начало — это то, что Россия может противо¬поставить нарастанию энтропии, характеризующему состояние совре¬менного Запада.
Именно Запад провозгласил концепцию “конца истории”. Именно здесь родились теории “золотого миллиарда”, “20:80”. В сущности эти теории — эгоистический социальный оргвывод из второго начала термодинамики. Человечество обречено, — утверждают эксперты Римского клуба, — но можно спасти избранных.
Футурулогический оптимизм, основанный на созидательных возможностях науки, отброшен. Идея самоограничения просто не приходит в голову. Рацион современного американца, высчитанный Туроу: 24 миллиарда британских тепловых единиц энергии, 28 тысяч килограммов животных продуктов, — принят за абсолют. Для того чтобы один избранный человек Запада смог сжечь 4000 бар¬релей нефти и съесть 2000 животных, четыре человека из остального мира обречены “освободить” жизненное пространство. Таковы максимы, на которых разрабатывают глобальные планы переустройства мировая закулиса, пресловутый Комитет 300.
Но возможно и н о е решение. Преображение, спасение мира путем самоограничения и творчества — научного, экономического, социального. На этих основах строится русская цивилизация*.
Достанет ли у нас сил подняться и продолжить движение по русскому пути? Пути любви и спасения, о котором вдохновенно благовествует Иоанн Богослов. Сможет ли Россия не только предложить человечеству жизнеутверждающую альтернативу, но и реализовать ее совместно с “третьим миром” — или падет окончательно под ударами Запада? Удастся ли великому, но разобщенному народу утвердить власть, достойную имени “русская”?
Признаюсь, хотел бы, да не могу дать ответ. Слишком глубоко нынешнее падение. Слишком точно продумана стратегия врагов. Слишком неравны материальные силы.
…И все-таки здесь, во Владимире, где я завершаю статью, рядом с древней святыней так горяча вера, так сладостно упование. С трепетною надеждой я повторяю слова торжественного Рождественского славословия, — не зная, имеем ли мы, слабые потомки русичей, право все еще полнозвучно произносить их:

С нами Бог, разумейте, языцы, и покоряйтеся: яко с нами Бог.
Услышите до последних земли: яко с нами Бог.
Могущии, покоряйтеся: яко с нами Бог.
Аще бо паки возможете, и паки побеждени будете: яко с нами Бог.
И иже аще совет совещаваете, разорит Господь: яко с нами Бог.
И слово, еже аще возглаголете, не пребудет в вас: яко с нами Бог.
Страха же вашего не убоимся, ниже смутимся: яко с нами Бог.
...…………….............................................................................................
С нами Бог, разумейте, языцы, и покоряйтеся: яко с нами Бог.

_________________
Я мрачен и жёсток. Я неравнодушен к судьбе Отечества.
http://romanytch.narod.ru/avatara2.jpg


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт июн 05, 2007 6:46 pm 
Не в сети
Участник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт янв 21, 2003 12:48 pm
Сообщения: 5300
Изображение
:mrgreen: :mrgreen: :mrgreen:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 6 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Rambler's Top100