Текущее время: Чт окт 22, 2020 6:29 am   
 
* Вход   * Регистрация * FAQ    * Поиск
 

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 10 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОВОРОТ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
СообщениеДобавлено: Вт апр 10, 2007 3:06 pm 
Не в сети
Участник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 21, 2005 10:11 am
Сообщения: 4684
Откуда: Башкирия
К 90-летию «Апрельских тезисов»

ИЗВЕСТИЕ о свержении самодержавия, победе Февральской революции застало В.И.Ленина в Швейцарии. Человек, отдавший свою жизнь революции, оказался теперь в чужой далёкой стране, окружённой воюющими державами. Буржуазное Временное правительство и его союзники по военной коалиции сделали всё, чтобы не пропустить Ленина в Россию через Францию и Англию. Оставался единственный путь — через Германию, воюющую с Россией.

Проезд Ленина с группой политических эмигрантов из Швейцарии через Германию был совершён с ведома и одобрения левых социалистов Франции, Германии, Польши, Швейцарии, Швеции и Норвегии. Группа состояла из 32 человек: 19 большевиков, шестерых бундовцев и представителей других партий и групп. Возможность возвращения в Россию таким путём обсуждалась в Берне по предложению Л.Мартова, лидера меньшевиков-интернационалистов, на частном совещании представителей российских партийных центров. Однако Мартов и его друзья не осмелились пройти этот путь первыми и без официального разрешения Временного правительства.
Накануне отъезда Ленина и его группы во французской печати появилось сообщение, что Милюков, министр иностранных дел во Временном правительстве, угрожает эмигрантам, едущим через Германию, арестом, как государственным изменникам. Ленин понимал, что противники используют в своих целях факт проезда большевиков без согласия Временного правительства через воюющую с Россией Германию. Но он верил, что пролетариат и его партия сумеют противостоять клевете. План возвращения эмигрантов одобрили Заграничная коллегия и Русское бюро ЦК РСДРП(б).
Большевики с нетерпением ждали возвращения на родину своего вождя. Ленин прибыл в Петроград 3(16) апреля 1917 года в 23 часа 10 минут. Несмотря на то, что день был нерабочий, пасхальный, весть о его приезде с быстротой молнии облетела пролетарские районы столицы. На площади Финляндского вокзала Ленина встречали тысячи рабочих, солдат и матросов. Солдаты прожекторной части выкатили мощные прожекторы. Солдаты бронедивизиона прислали к вокзалу два броневика. В бескрайнем человеческом море весенний ветер колыхал красные знамена. Настроение было праздничное. Звучали революционные песни. Вышедшего из вагона вождя встретил почётный караул из сводного отряда матросов Балтийского флота. Тут же, на вокзале, рабочий И.Д.Чугурин, представитель Выборгского райкома РСДРП(б), вручил Ленину партийный билет.
Стоя на броневике, Ленин, как отмечалось в газетном отчёте, «приветствовал революционный русский пролетариат и революционную русскую армию». А затем началось шествие. В лучах прожекторов броневик с Лениным, сопровождаемый тысячами рабочих, солдат и матросов, прибыл к особняку Кшесинской, где с середины марта размещались Центральный и Петербургский комитеты РСДРП(б). Собравшиеся у здания долго не расходились, вызывая Ленина, и вождь партии несколько раз приветствовал их с балкона.
Была глубокая ночь, когда началась беседа Ленина с партийными работниками Петрограда. Закончилась она под утро. Высказанные Лениным оценки перспектив революции, его ясная и убедительная речь произвели огромное впечатление и горячо обсуждались.
Отныне все выступления Ленина в печати и на собраниях будут в центре общественно-политического внимания всех классов, партий и социальных групп. Вождь русской революции, как никто другой, проявил способность великого стратега и гениального ума увидеть и верно оценить перспективы перехода страны от буржуазно-демократической революции к революции социалистической и организовать миллионы трудящихся для борьбы за социализм. Но прежде требовалось укрепить ряды РСДРП(б) — революционной пролетарской партии.
Царская охранка нанесла партии большевиков огромный урон, особенно с началом Первой мировой войны. Не менее 30 раз подвергался разгрому Петербургский комитет, из-за арестов с большими перерывами работал Московский комитет. С помощью широкой сети провокаторов опустошительным налётам подвергались почти все местные организации большевиков. Последний такой налёт был совершён на Петербургский комитет РСДРП(б) уже в дни Февральской революции: в ночь на 26 февраля (11 марта) почти весь его состав был арестован.
Несмотря на жестокие репрессии, партия сохранила свой костяк. После выхода из подполья в ней насчитывалось, по данным партийной переписи 1922 года, около 24 тысяч человек. Её основу составляли рабочие. Их было свыше 14 тысяч человек, или 60,2% членов партии. Крестьяне (их самые передовые и сознательные элементы) составляли 7,6%. Удельный вес служащих (а это были профессиональные революционеры из интеллигенции, посвятившие свою жизнь делу рабочего класса) достигал 25,8%.
Вышедшие из подполья большевики призвали рабочий класс и всех трудящихся вступать в пролетарскую партию. В отличие от меньшевиков и эсеров, зазывавших в свои ряды всех без разбора, у большевиков был строгий порядок приёма, ограждавший их от классово чуждых элементов и случайных попутчиков. К концу апреля партия большевиков насчитывала свыше 100 тысяч членов, в конце июля — 240 тысяч, а накануне Октябрьской революции — около 350 тысяч членов. Особенно быстро росли партийные организации в крупных промышленных центрах. Заметно множились ряды большевиков в армии.
Падение монархии в ходе Февральской революции увенчалось повсеместным созданием Советов, избиравшихся на собраниях рабочих отдельных предприятий и солдат в воинских частях, крестьянских сходах. В войсках функции Советов выполняли солдатские комитеты — полковые, дивизионные, корпусные, армейские, фронтовые. Это были органы революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Советы поддерживал народ, и при желании они могли взять власть, что делало возможным мирное развитие революции.
Первым был создан Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов. На его состав повлияла система выборов, согласно которой крупные заводы избирали одного депутата от 1 тысячи рабочих, мелкие — одного депутата от предприятия, солдаты — одного депутата от роты. В результате крупные предприятия Петрограда, имевшие 87% всех рабочих города, послали в Совет столько же депутатов, сколько и мелкие, на которых трудилось только 13% рабочих. Всего в Петроградском совете оказалось около 2 тысяч депутатов от солдат и только 800 — от рабочих.
Такой порядок выборов дал преимущество эсерам и меньшевикам, тогда как большевики, работавшие в основном на крупных заводах, получили всего 65 депутатских мандатов. В то время лишь в отдельных Советах у большевиков имелось значительное число мест, например в Московском — 22,8%, Екатеринбургском — 40%, Кронштадтском — 31,2%.
Получить численное преобладание в Советах того периода эсерам и меньшевикам помогла также общая ситуация в стране, для которой была характерна революционная эйфория. В политической жизни России, как никогда прежде, возросла роль мелкобуржуазной демократии. После многих лет пассивности она включилась в активную политическую жизнь. Её опору составляли широкие круги крестьянства, значительная часть интеллигенции, кустари, владельцы мелких и мельчайших торговых и промышленных предприятий в городе и на селе и т.п. Эти массы легко поверили, что с падением монархии в Россию пришёл классовый мир. «Гигантская мелкобуржуазная волна, — писал В.И.Ленин, — захлестнула всё, подавила сознательный пролетариат не только своей численностью, но и идейно, т.е. заразила, захватила очень широкие круги рабочих мелкобуржуазными взглядами на политику».
Эсеро-меньшевистское руководство Петроградского совета отвергло предложение большевиков образовать правительство из представителей партий, входивших в Совет, и уступило Временному комитету Государственной думы право образовать правительство, наделённое не только исполнительными и распорядительными, но даже законодательными функциями. В результате образовалось Временное правительство, состоявшее из представителей буржуазных партий — кадетов и октябристов. Буржуазно-помещичий характер новой власти, возглавляемой князем Г.Е.Львовым, маскировался включением в правительство Керенского, наспех перекрасившегося в «социалиста».
Добровольная уступка власти Временному правительству поставила страну в двусмысленное положение. Россия оказалась страной без определённой политической системы, а государство — без определённой формы правления. Хотя Временное правительство включило в свою программу «немедленную подготовку к созыву. Учредительного собрания, которое установит форму правления и конституцию страны», на практике оно делало всё, чтобы не допустить его созыва.
Только 25 марта, то есть спустя почти месяц после своего образования, правительство утвердило Особое совещание для подготовки положения о выборах в Учредительное собрание. Много времени ушло на согласование его персонального состава. Получился громоздкий орган, малопригодный для работы. Преобладали в нём кадеты. Первое заседание Особого совещания состоялось спустя ещё два месяца — 25 мая. Министры настаивали на отдалённых сроках созыва Учредительного собрания.

ДО ШВЕЙЦАРИИ, окружённой воюющими державами, доходили скупые сведения о русской революции. По распоряжению Временного правительства за границу не пропускалась ни одна газета левее кадетской «Речи». Как только были получены телеграммы о победе революции в России, составе буржуазного Временного правительства и Исполкома Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, Ленин приступил к разработке тактики и программы действий большевистской партии в новых условиях. С 7 по 12 (с 20 по 25) марта он написал и отправил в Россию четыре письма, посвящённые коренным вопросам русской революции.
В «Правде» было помещено только первое из них, да и то с большими сокращениями и даже некоторыми изменениями, сделанными редакцией газеты, в которую с середины марта входили Л.Б.Каменев и И.В.Сталин. Причина коренилась в расхождениях по вопросам тактики партии, оценки сложившейся обстановки и перспектив революции.
Хотя большевики в целом правильно определили классовое содержание Февральской революции и оценили Временное правительство как буржуазное, а продолжавшуюся мировую войну как империалистическую, однако до возвращения Ленина в Россию они не смогли чётко уяснить новую, чрезвычайно сложную обстановку и вытекавшее из неё понимание тактики партии и перспектив революции. Заблуждения в таких вопросах могли иметь роковые последствия.
Ленин считал, что положение в стране и задачи пролетарской партии на новом этапе революции нуждаются в более глубоком осмыслении. На другой день по возвращении на родину, 4(17) апреля, он выступил на двух собраниях: сначала на собрании большевиков, а затем на объединённом собрании большевиков и меньшевиков — делегатов Всероссийского совещания рабочих и солдатских депутатов в помещении Таврического дворца. Оба доклада основывались на знаменитых «Апрельских тезисах», которые, по-видимому, были написаны им в поезде накануне прибытия в Петроград. После прений Ленин передал их в «Правду» в виде статьи «О задачах пролетариата в данной революции», которую затем поместили многие большевистские газеты.
«Апрельские тезисы» — произведение всемирно-исторического значения, выдающееся творение революционной мысли — содержали ответы на главные вопросы русской революции: о путях перехода к социализму, о Республике Советов как новой форме государственности, об отношении пролетариата и его партии к войне, о неотложных экономических преобразованиях в городе и деревне, о задачах партии в новых условиях. Разъяснению и развитию этих вопросов Ленин посвятил много статей и устных выступлений. (В данной статье мы коснёмся лишь проблемы перехода страны от буржуазно-демократической революции к социалистической).
До приезда Ленина в Россию тактика большевиков была рассчитана на завершение буржуазно-демократической революции и установление демократической диктатуры рабочего класса и крестьянства. Это вполне соответствовало традиционным представлениям о перспективах буржуазно-демократической революции, но не отвечало новым условиям классовой борьбы. Главная ошибка многих большевиков была в непонимании своеобразия русской революции, которая, с одной стороны, дала власть буржуазии в лице Временного правительства, но, с другой стороны, породила органы демократической диктатуры рабочего класса и крестьянства в лице Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
При таких условиях, следовательно, уже не могло быть речи о завершении буржуазной революции и «контроле» над деятельностью Временного правительства без постановки вопроса о переходе всей власти к Советам. Ленин дал чёткое разъяснение по этому коренному вопросу: «Своеобразие текущего момента в России состоит в переходе (курсив Ленина. — Авт.) от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, — ко второму (курсив Ленина. — Авт.) её этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоёв крестьянства».
Тезис этот вытекал из ранее разработанной Лениным теории социалистической революции, из его вывода о возможности победы социализма первоначально в одной, отдельно взятой стране.
Обосновывая курс на социалистическую революцию, Ленин исходил из основного принципа марксизма, что переход к социализму возможен только через диктатуру пролетариата. Советы, как её готовую форму, русская революция уже создала, и республика Советов явится лучшей формой политической организации общества при переходе от капитализма к социализму. В «Апрельских тезисах» Ленин открыл и обосновал новую форму государственности: «Не парламентарная республика, — возвращение к ней от С.Р.Д. было бы шагом назад, — а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху».
Республику Советов Ленин считал самой целесообразной формой государственной власти в России, могучим орудием построения социализма, а Советы рабочих и солдатских депутатов рассматривал как «шаг к социализму». Он гордился, что классовое чутьё подсказало рабочим, какая организация власти нужна им в революционное время. «Выше, лучше такого типа правительства, как Советы рабочих, батрацких, крестьянских, солдатских депутатов, человечество не выработало и мы до сих пор не знаем», — писал Ленин в статье «О двоевластии».
В условиях того времени Ленин считал возможным путь мирного перехода власти к Советам, без восстания и гражданской войны, поскольку Советы опирались на поддержку трудящихся и потому буржуазия не могла помешать такому переходу. «Оружие в руках народа, отсутствие насилия извне над народом... Вот что открывало и обеспечивало мирный путь развития вперёд всей революции», — отмечал Ленин, характеризуя период революции с 27 февраля по 4 июля 1917 года.
Власть тогда могла перейти к тем Советам, в которых большинство мест имели меньшевики и эсеры, а большевики находились в слабом меньшинстве. В условиях мирного развития революции борьба классов и смена партий проходила бы внутри Советов наиболее безболезненно, в парламентских формах, а трудящиеся на собственном опыте могли изживать свои ошибки и заблуждения. Поэтому лозунг «Вся власть Советам!» открывал возможность «мирного и постепенного перехода к социализму» (В.И.Ленин). Власть Советов, как власть трудящихся классов, отрывала крестьянство от буржуазии, позволяла обеспечить дальнейшее сближение революционного крестьянства с рабочим классом как ведущей политической силой общества.

КУРС на социалистическую революцию Ленин тесно связывал с повседневной воспитательной работой партии, с завоеванием на её сторону большинства трудящихся, с политикой пролетарской партии, отвечавшей их нуждам и чаяниям. Только так партия могла вызвать симпатии и заслужить доверие народа. Демократическая система выборов, право отзыва депутатов позволяло народу посылать в Советы тех, кто защищал его интересы и следовал его воле. Так вскоре и произойдёт. С конца августа наступит большевизация Советов, которая завершится провозглашением советской власти на II Всероссийском съезде Советов 25—26 октября (7—8 ноября) 1917 года.
В «Апрельских тезисах» была провозглашена целая программа переходных мер к социализму. В ней предусматривался контроль Советов за общественным производством и распределением продуктов, национализация земли, контроль Советов за всеми банками и их объединение в единый национальный банк.
Ленинская платформа являла пример творческого применения революционной теории и тактики к той своеобразной обстановке, которая сложилась в России после свержения самодержавия. По этой причине «Апрельские тезисы» Ленина враждебно встретили меньшевики и вся буржуазная печать. Исполком Петроградского совета по инициативе меньшевика Церетели и эсера Гоца 15(28) апреля принял резолюцию, объявлявшую пропаганду взглядов Ленина «не менее вредной, чем всякая контрреволюционная пропаганда справа».
В состояние бешенства пришли русская буржуазия, её англо-французские друзья, когда вернувшийся в Россию Ленин выступил с «Апрельскими тезисами» и возглавил партию большевиков. В печати началась яростная, бесчестная травля Ленина и большевистской партии — стойких и последовательных защитников интересов рабочего класса и всех трудящихся. Эта травля продолжается и ныне.
Однако не все в партии большевиков смогли сразу разобраться в существе тезисов Ленина, разделить его взгляды на перспективы русской революции. Поэтому ЦК партии объявил дискуссию, которая стала частью подготовки большевиков к VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б), состоявшейся в Петрограде 24—29 апреля (7—12 мая) 1917 года.
Дискуссия показала, что основная ошибка большевистских деятелей того периода была в том, что в оценке Февральской революции они применяли старые «формулы» большевизма, верные для революции 1905 года, но нуждавшиеся в серьёзных дополнениях и исправлениях, когда речь шла о 1917 годе. Действительно, в 1905 году в трудах Ленина и решениях партии органом революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства считалось Временное революционное правительство, в задачу которого входило осуществление первых революционных преобразований и созыв Учредительного собрания. Это положение заняло ключевое место в Манифесте ЦК РСДРП(б) «Ко всем гражданам России», изданном 27 февраля 1917 года, и в документах, посвящённых тактике партии в первые дни после свержения самодержавия.
Правильно говоря о сходстве целей и характера двух революций — Февральской и революции 1905 года, большевики не учитывали своеобразия Февральской революции, которая породила не только буржуазное Временное правительство, но и временное революционное правительство в лице Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, то есть двоевластие. В этом смысле буржуазная революция в России завершилась, и её дальнейшее развитие означало, в первую очередь, борьбу за единовластие Советов. От исхода этой борьбы зависела судьба России.
Ленин был первым, кто увидел своеобразие новой русской революции и строго научно обосновал сущность двоевластия.
Внутрипартийная дискуссия по «Апрельским тезисам» Ленина завершилась на VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б), состоявшейся 24–—29 апреля (7—12 мая) 1917 года. Это была первая легальная конференция большевистской партии. Ленин руководил её работой, выступил с двумя докладами, более 20 раз — в прениях, написал проекты почти всех резолюций.
Дискуссия, развернувшаяся на конференции, сводилась, по существу, к одной важнейшей проблеме, к одному вопросу: способен ли вообще рабочий класс России провести социалистический переворот и построить социализм в отдельно взятой стране? Основным оппонентом Ленину на конференции был Каменев, пытавшийся доказать, что буржуазно-демократическая революция якобы не закончилась и что Россия не созрела для социалистической революции. Его поддержал Рыков, утверждавший, что в России нет объективных условий для победы социалистической революции, что социализм должен прийти с Запада. В дискуссии, принимавшей порой характер полемики, победила ленинская точка зрения.
VII (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП(б) по полноте представительства и важности принятых решений сыграла роль партийного съезда. Она сплотила большевиков на разработанной Лениным программе перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. Первоочередной задачей партии стало освобождение от эсеро-меньшевистского влияния рабочих, солдат и крестьян, революционное просвещение масс, изменение состава Советов путем перевыборов. 22 апреля (5 мая) ЦК РСДРП(б) призвал рабочих и солдат послать в Совет «только таких товарищей, которые выражают волю большинства. Во всех тех случаях, когда делегат не выражает мнения большинства, на фабриках и в казармах необходимо провести перевыборы». Такой путь обеспечивал большевизацию Советов, их превращение в полновластные органы, сплочение масс под лозунгом «Вся власть Советам!».
Русская революция была на подъёме. После многих лет полицейских репрессий и гонений большевики укрепляли свои ряды для новых классовых битв, усиливали политическую работу среди трудящихся. Могучим средством подготовки рабочих, солдат и крестьян к борьбе за социализм стала печать. С 5(18) марта 1917 года возобновилось издание центрального органа партии газеты «Правда», закрытой царским правительством в начале Первой мировой войны. Теперь она выходила ежедневно. Это была подлинно народная газета, существовала она на средства самих рабочих. За март 1917 года в её фонд поступило 16 тысяч рублей, на которые была приобретена типография «Труд», где она печаталась. Дальнейшее поступление средств позволило поднять ежедневный тираж «Правды» с 40 до 85—100 тысяч экземпляров.
Вместе с «Правдой» множился выпуск газет на местах. Если в марте большевики издавали 16 газет общим тиражом более 200 тысяч экземпляров, то в апреле — уже 26 газет ежедневным тиражом свыше 300 тысяч экземпляров. К июлю 1917 года у РСДРП(б) имелось более 50 газет и журналов с ежедневным тиражом свыше 500 тысяч экземпляров. Газеты передавались из рук в руки, их читали вслух в цехах и на улице, на собраниях и митингах, в казармах и окопах. Количество читателей исчислялось миллионами.
Ленин был самым активным автором и пропагандистом курса партии на социалистическую революцию. С апреля 1917 года до дней июльского кризиса он опубликовал в 69 номерах газеты «Правда» 175 статей и заметок. Иногда в номере помещалось несколько его статей. По приказу Временного правительства 5(18) июля большевистская типография была разгромлена, а «Правда» закрыта. Всего вышло 99 её номеров общим тиражом около 8 миллионов экземпляров. В июле—октябре преследуемая правительством «Правда» выходила под другими названиями, а с 27 октября (9 ноября) 1917 года, после установленёэтой почве происходили кризисы буржуазной власти. За неполные восемь месяцев сменилось четыре состава Временного правительства с постепенным возрастанием длительности правительственного кризиса. Если длительность первого кризиса составила два дня, второго — 21 день, то третьего — 30 дней. Фактически правительство не работало два месяца из восьми. Кризисы буржуазной власти сопровождались усилением разброда и развала в правящих партиях — кадетов, эсеров, меньшевиков.
Россия приближалась к новой революции.


Николай КИРСАНОВ, доктор исторических наук

http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... le&sid=232


Последний раз редактировалось Red-Rus Пт июн 08, 2007 9:03 am, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт апр 12, 2007 10:43 am 
Не в сети
Участник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 21, 2005 10:11 am
Сообщения: 4684
Откуда: Башкирия
О задачах пролетариата в данной революции
Н. Ленин (1917)



--------------------------------------------------------------------------------

Напечатано 7 (20) апреля 1917 г. в газете "Правда" N 26.
Оригинал находится на странице http://www.magister.msk.ru


--------------------------------------------------------------------------------



Приехав только 3 апреля ночью в Петроград, я мог, конечно, лишь от своего имени и с оговорками относительно недостаточной подготовленности выступить на собрании 4 апреля с докладом о задачах революционного пролетариата.

Единственное, что я мог сделать для облегчения работы себе, — и добросовестным оппонентам, — было изготовление письменных тезисов. Я прочел их и передал их текст тов. Церетели. Читал я их очень медленно и дважды: сначала на собрании большевиков, потом на собрании и большевиков и меньшевиков.

Печатаю эти мои личные тезисы, снабженные лишь самыми краткими пояснительными примечаниями, которые гораздо подробнее были развиты в докладе.



Тезисы
1. В нашем отношении к войне, которая со стороны России и при новом правительстве Львова и К° безусловно остается грабительской империалистской войной в силу капиталистического характера этого правительства, недопустимы ни малейшие уступки «революционному оборончеству».

На революционную войну, действительно оправдывающую революционное оборончество, сознательный пролетариат может дать свое согласие лишь при условии: а) перехода власти в руки пролетариата и примыкающих к нему беднейших частей крестьянства; б) при отказе от всех аннексий на деле, а не на словах; в) при полном разрыве на деле со всеми интересами капитала.

Ввиду несомненной добросовестности широких слоев массовых представителей революционного оборончества, признающих войну только по необходимости, а не ради завоеваний, ввиду их обмана буржуазией, надо особенно обстоятельно, настойчиво, терпеливо разъяснять им их ошибку, разъяснять неразрывную связь капитала с империалистской войной, доказывать, что кончить войну истинно демократическим, не насильническим, миром нельзя без свержения капитала.

Организация самой широкой пропаганды этого взгляда в действующей армии.

Братанье.



2. Своеобразие текущего момента в России состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, — ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства.

Этот переход характеризуется, с одной стороны, максимумом легальности (Россия сейчас самая свободная страна в мире из всех воюющих стран), с другой стороны, отсутствием насилия над массами и, наконец, доверчиво-бессознательным отношением их к правительству капиталистов, худших врагов мира и социализма.

Это своеобразие требует от нас умения приспособиться к особым условиям партийной работы в среде неслыханно широких, только что проснувшихся к политической жизни, масс пролетариата.



3. Никакой поддержки Временному правительству, разъяснение полной лживости всех его обещаний, особенно относительно отказа от аннексий. Разоблачение, вместо недопустимого, сеющего иллюзии, «требования», чтобы это правительство, правительство капиталистов, перестало быть империалистским.



4. Признание факта, что в большинстве Советов рабочих депутатов наша партия в меньшинстве, и пока в слабом меньшинстве, перед блоком всех мелкобуржуазных оппортунистических, поддавшихся влиянию буржуазии и проводящих ее влияние на пролетариат, элементов от народных социалистов, социалистов-революционеров до ОК (Чхеидзе, Церетели и пр.), Стеклова и пр. и пр.

Разъяснение массам, что С. Р. Д. есть единственно возможная форма революционного правительства и что поэтому нашей задачей, пока это правительство поддается влиянию буржуазии, может явиться лишь терпеливое, систематическое, настойчивое, приспособляющееся особенно к практическим потребностям масс, разъяснение ошибок их тактики.

Пока мы в меньшинстве, мы ведем работу критики и выяснения ошибок, проповедуя в то же время необходимость перехода всей государственной власти к Советам рабочих депутатов, чтобы массы опытом избавились от своих ошибок.



5. Не парламентарная республика, — возвращение к ней от С.Р.Д. было бы шагом назад, —а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху.

Устранение полиции, армии, чиновничества.[1]

Плата всем чиновникам, при выборности и сменяемости всех их в любое время, не выше средней платы хорошего рабочего.



6. В аграрной программе перенесение центра тяжести на Сов. батр. депутатов.

Конфискация всех помещичьих земель.

Национализация всех земель в стране, распоряжение землею местными Сов. батр. и крест, депутатов. Выделение Советов депутатов от беднейших крестьян. Создание из каждого крупного имения (в размере около 100 дес. до 300 по местным и прочим условиям и по определению местных учреждений) образцового хозяйства под контролем батр. депутатов и на общественный счет.



7. Слияние немедленное всех банков страны в один общенациональный банк и введение контроля над ним со стороны С. Р. Д.



8. Не «введение» социализма, как наша непосредственная задача, а переход тотчас лишь к контролю со стороны С. Р. Д. за общественным производством и распределением продуктов.



9. Партийные задачи:

а) немедленный съезд партии;

б) перемена программы партии, главное:

об империализме и империалистской войне,
об отношении к государству и наше требование «государства-коммуны»[2],
исправление отсталой программы-минимум;
в) перемена названия партии[3].



10. Обновление Интернационала.

Инициатива создания революционного Интернационала, Интернационала против социал-шовинистов и против «центра»[4].



Чтобы читатель понял, почему мне пришлось подчеркнуть особо, как редкое исключение, «случай» добросовестных оппонентов, приглашаю сравнить с этими тезисами следующее возражение господина Гольденберга: Лениным «водружено знамя гражданской войны в среде революционной демократии» (цитировано в «Единстве» г-на Плеханова, № 5).

Не правда ли, перл?

Я пишу, читаю, разжевываю: «ввиду несомненной добросовестности широких слоев массовых представителей революционного оборончества... ввиду их обмана буржуазией, надо особенно обстоятельно, настойчиво, терпеливо разъяснять им их ошибку»...

А господа из буржуазии, называющие себя социал-демократами, не принадлежащие ни к широким слоям, ни к массовым представителям оборончества, с ясным лбом передают мои взгляды, излагают их так: «водружено (!) знамя (!) гражданской войны» (о ней нет ни слова в тезисах, не было ни слова в докладе!) «в среде (!!) революционной демократии»...

Что это такое? Чем это отличается от погромной агитации? от «Русской Воли»?

Я пишу, читаю, разжевываю: «Советы Р. Д. есть единственно возможная форма революционного правительства, и поэтому нашей задачей может явиться лишь терпеливое, систематическое, настойчивое, приспособляющееся особенно к практическим потребностям масс, разъяснение ошибок их тактики»...

А оппоненты известного сорта излагают мои взгляды, как призыв к «гражданской войне в среде революционной демократии» !!

Я нападал на Вр. правительство за то, что оно не назначало ни скорого, ни вообще какого-либо срока созыва Учр. собрания, отделываясь посулами. Я доказывал, что без Советов р. и с. деп. созыв Учр. собрания не обеспечен, успех его невозможен.

Мне приписывают взгляд, будто я против скорейшего созыва Учр. собрания!!!

Я бы назвал это «бредовыми» выражениями, если бы десятилетия политической борьбы не приучили меня смотреть на добросовестность оппонентов, как на редкое исключение.

Г-н Плеханов в своей газете назвал мою речь «бредовой». Очень хорошо, господин Плеханов! Но посмотрите, как вы неуклюжи, неловки и недогадливы в своей полемике. Если я два часа говорил бредовую речь, как же терпели «бред» сотни слушателей? Далее. Зачем ваша газета целый столбец посвящает изложению «бреда»? Некругло, совсем некругло у вас выходит.

Гораздо легче, конечно, кричать, браниться, вопить, чем попытаться рассказать, разъяснить, вспомнить, как рассуждали Маркс и Энгельс в 1871, 1872, 1875 гг. об опыте Парижской Коммуны и о том, какое государство пролетариату нужно?

Бывший марксист г. Плеханов не желает, вероятно, вспоминать о марксизме.

Я цитировал слова Розы Люксембург, назвавшей 4 августа 1914 г. германскую социал-демократию «смердящим трупом». А гг. Плехановы, Гольденбергй и К° «обижаются»... за кого?—за германских шовинистов, названных шовинистами!

Запутались бедные русские социал-шовинисты, социалисты на словах, шовинисты на деле.



Примечания
1. Т. е. замена постоянной армии всеобщим вооружением народа.

2. То есть такого государства, прообраз которого дала Парижская Коммуна.

3. Вместо «социал-демократии», официальные вожди которой во всем мире предали социализм, перейдя к буржуазии («оборонцы» и колеблющиеся «каутскианцы»), надо назваться Коммунистической партией.

4. «Центром» называется в международной социал-демократии течение, колеблющееся между шовинистами (=«оборонцами») и интернационалистами, именно: Каутский и К° в Германии, Лонге и К°.во Франции, Чхеидзе и К° в России, Турати и К° в Италии, Макдональд и К° в Англии и т. д.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт апр 17, 2007 9:54 am 
Не в сети
Участник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 21, 2005 10:11 am
Сообщения: 4684
Откуда: Башкирия
ВРЕМЯ «Ч», или Революционный метод Ленина
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... le&sid=290


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт апр 26, 2007 11:11 am 
Не в сети
Участник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 21, 2005 10:11 am
Сообщения: 4684
Откуда: Башкирия
Революционный ураган
Хроника 1917-го

В РОССИИ шел второй месяц после Февральской революции. Истерзанная войной страна нуждалась в мире. Но буржуазное правительство поспешило заверить Англию и Францию в том, что остается верным прежним договорам. Идя навстречу пожеланиям союзников, оно обязалось начать наступление на некоторых участках Восточного фронта. Не был принят во внимание вывод, сделанный на совещании в Ставке, о том, что русская армия не может начать наступление в оговоренные сроки. Проигнорировав сообщения ряда крупных военачальников о падении в частях дисциплины, об отсутствии у солдат желания воевать, о недостатке оружия, боеприпасов, продовольствия, неподготовленности резервов, о транспортных проблемах, верховный главнокомандующий М.В. Алексеев подписал директиву о наступлении на русском фронте.

Принимая решение о возобновлении военных действий, правительство Гучкова—Милюкова руководствовалось не только военными соображениями и союзническими обязательствами. За ним скрывалось желание таким образом оттянуть войска “от политиче-ских увлечений”. Стремление “вывести армию из политики” взяло верх над реальностью. Из газеты “Русские ведомости” от 7 (20) апреля: “Если мы не хотим, чтобы армия вмешивалась в наши внутренние распри, то мы и сами не должны вмешиваться в ее внутреннюю жизнь, не должны вовлекать ее в политическую борьбу, не должны подчинять своему влиянию ее организации”.

На самом деле речь шла о сохранении контроля буржуазии над армией, выведении ее из-под влияния революционных организаций, превращении в послушный инструмент защиты классовых интересов капиталистов и помещиков. (И сегодня сплошь и рядом раздаются лицемерные призывы оставить армию вне политики. Но такое просто невозможно. Армия — часть общества. В ней также существуют классовые различия и противоречия).

Однако спровоцированный правительством шовинистический и ура-патриотический угар, охвативший русское общество, выветрился довольно быстро. Уже первые сообщения с фронта остудили его, как холодный душ. Из газеты “Русское слово” от 24 марта (6 апреля), статья “Кровавый кошмар”: “Сообщения из Ставки прозвучали так, что и глухие должны услышать, заговорили голосом, перед которым смолкнут все другие голоса:

— наши войска понесли тяжелые потери;

— из двух полков вышло на правый берег Стохода (река в районе Барановичей. — Авт.) несколько десятков людей;

— оба командира полков убиты;

— третий полк отошел в половинном составе;

— от двух других полков вышло из боя по нескольку сот человек.

Такие сообщения бьют по нервам…”

Казалось бы, сколько еще нужно жертв ради интересов чужой и собственной ненасытной буржуазии. Однако вывод газета делает совсем иной: “21 марта на реке Стоходе было убито и изувечено несколько тысяч русских граждан… В один день — целое кладбище… Но не революции, а пушки окончат эту проклятую войну. Не письма, хотя бы и прекрасные, а штыки. И не на митингах, а в окопах добудем мы почетный мир для России”.

За этими словами стоят классовая ограниченность автора, его нежелание прочувствовать нужды, боль собственного народа и, как следствие, полное непонимание исторической ситуации. Спустя всего несколько месяцев Октябрьская революция выведет Россию из империалистической бойни. И в этом — одно из проявлений высокого нравственного характера социалистической революции в России.

А пока Временное правительство лихорадочно ищет деньги на продолжение войны. Оно объявило подписку на так называемый заём свободы. Характерно, что, развернув шумную кампанию в его поддержку, власть нацелилась в очередной раз обчистить карманы бедняков. Из газеты “Новое Время” от 9 (22) апреля: “Если мы будем рассчитывать только на “капиталистов”, на их средства, на их патриотизм, то, несомненно, мы войну проиграем, свободу не отстоим, Россию не возродим. Надо рассчитывать на широкие народные массы, на весь русский народ. А классовую роль надо оставить совершенно в стороне”. Однако трудящиеся вовсе не хотели жертвовать последние гроши на то, чтобы потом их убивали и калечили в очередном бездарном наступлении на фронте. Из той же газеты: “Среди рабочих классов намечается определенное течение против выпускаемого правительством займа свободы. Некоторые “пролетарские” газеты отказались даже напечатать объявление о займе. На петроградских заводах и фабриках ведется агитация против займа… Даже Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, еще недавно принявший резолюцию за продолжение войны при известных условиях, не прислал своих представителей в общественный комитет содействия военным займам, состоящий под председательством М.В. Родзянко…”

Разоблачая буржуазное политическое иезуитство и “патриотическое” словоблудие, “Правда” поместила в номере от 10 (23) марта статью “Заём свободы или заём порабощения”, где раскрыла истинную суть этой затеи: “Европейская бойня привела все воюющие государства почти к финансовому краху. Из карманов трудовых классов населения путем чудовищных налогов выжаты последние копейки. Нужда и разорение рабочих и крестьян с каждым днем увеличиваются, в то время как спекулянты и капиталисты набивают себе карманы… Ведь одной России война в день обходится в 50000000 руб., не считая разрушенного народного хозяйства и потерянных человеческих жизней… Господа банкиры и господин министр финансов имеют смелость новый заём назвать “заём свободы”. Не свободу, а дальнейшее закрепощение принесет этот заём народу. Он дает возможность буржуазии продолжить кровавую бойню, затеянную во славу капитала. Ни одной копейки не дал до сих пор добровольно пролетариат, не даст и в настоящее время, но тем сильнее подымет свой голос за немедленное прекращение войны”.

Политическим событием огромной важности стало возвращение В.И. Ленина из эмиграции. К этому времени Ленин уже был не просто видным политическим деятелем, а признанным вождем трудового народа и партии большевиков. А главное — он привез с собой глубоко разработанный, теоретически обоснованный план действий по превращению революции буржуазной в социалистическую. Это был не набор звонких революционных фраз, сколь громогласных, столь и пустых по сути призывов и заявлений, а продуманная стратегия и тактика борьбы, знаменитые Апрельские тезисы. Буржуазная печать встретила возвращение вождя пролетариата в Россию злобной газетной травлей. И, тем не менее, даже кадетская “Речь” в номере от 5 (18) апреля отмечала: “3 (16) апреля в Петроград приехал Н.Ленин (так звучал псевдоним Ильича в этот период. — Авт.). На вокзале встретили его единомышленники и масса публики, среди которой находились представители рабочих, армии и т.д. На вокзале был выстроен почетный караул при оркестре музыки. Н.Ленин был на руках перенесен в парадные комнаты Финляндского вокзала. На площади Н. Ленин произнес речь, которую завершил словами: “Да здравствует социальная революция”.

Ленинская программа оказала огромное организующее влияние на революционные массы, дала перспективу борьбы, определила ее цель. Идейные противники большевиков были не на шутку перепуганы. Они поняли, что ленинцы ухватили суть революционного процесса, чаяния большинства народа и могут повести его за собой. Из печатного органа ЦК партии меньшевиков “Рабочая газета” от 10 (23) апреля: “Неорганизованная революционная стихия находит в речах Ленина и ленинцев выражение своих собственных стремлений к полному и немедленному экономическому освобождению. Даже ряд бывших партийных работников-большевиков после знаменитого доклада Ленина в Думе поняли так, что необходимо тотчас осуществить “социализацию” фабрик и заводов. Что же сказать о тех многотысячных митингах, на которых толпа электризуется ленинцами…”

А “революционная стихия” разрасталась. И не только в России. Империалистическая война лучше любого агитатора “просвещала” трудящиеся массы в Европе. Из газеты “Правда” от 21 марта (3 апреля): “Революционный ураган, поднявшийся в России, прорвал пограничные плотины… В Германии начались митинги и демонстрации рабочих с требованием мира без захвата чужих земель. Германские рабочие приветствуют русских рабочих, поднявших знамя революции… Горит почва под ногами империалистических правительств, ибо вновь взвивается над Европой славное знамя Интернационала”.

Елена и Сергей

КОСТРИКОВЫ.


Газета "Правда"


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт апр 26, 2007 6:18 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт сен 25, 2003 4:25 pm
Сообщения: 3254
Откуда: Урал
Спасибо, Андрей.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт апр 26, 2007 6:23 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт сен 25, 2003 4:25 pm
Сообщения: 3254
Откуда: Урал
Всем также можно найти в разделе История "Мемуары Крупской" (конспект А.В. Горшкова, август-сентябрь 2006 г.)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт май 03, 2007 5:47 am 
Не в сети
Участник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 21, 2005 10:11 am
Сообщения: 4684
Откуда: Башкирия
РЕВОЛЮЦИЯ и КОНТРА
Родом из Октября. Страна и люди




Отечественные глобалисты, ранее известные под кличкой «космополиты», немало преуспели в сокрытии, искажении и очернении величайшего события мировой истории, гордости России, её звёздного взлёта, стартом которому был Октябрь 1917 года. К юбилею Великой революции эти, для России «чужие», придумали ещё одну штучку — вбросили в обиход ещё один ругательный ярлык. Оказывается, в октябре 17-го была не революция, а контрреволюция (Млечин, 24.03.07, 3-й канал, «От Февральской революции к Октябрьской контрреволюции»). Поможем автору (и тем, к кому он обращался) разобраться в значении употребляемых им слов. Словари говорят: «контрреволюция» (по-простому — контра) — это восстановление прежних порядков. Это борьба свергнутых с новыми. В далёком семнадцатом, с перепугу, свергнутые даже не пытались сопротивляться, настолько глубок был их проигрыш. О восстановлении монархии в Октябре речь даже не шла. Народ не сожалел и о падении беспомощного правительства Керенского. Всё это убедительно показал в фильме сам автор. Что же хотел он сказать, определяя Октябрь как контрреволюцию? На этот вопрос ответа в фильме нет. Напротив, всё, что показано в его кадрах, документально говорит о противном. Но коль в обществе ещё возможны подобные странные оценки, уместно ещё раз показать, что октябрьское событие 1917 года заслуженно определяется как революция. Революция социалистическая и революция великая. Об этом далее.
Революция — это стихия. Стихийны взрыв протеста против ставших нетерпимыми условий жизни, стремление преодолеть их, выйти из беды. А что в этом отношении сделал революционный Февраль? Позорная, уже проигранная война продолжается. В тылу разгул казнокрадства, воровство поставщиков и коррупция чиновников. Моральное разложение правящей и интеллигентсвующей «элиты», которая, как и ныне, ведёт разгульную, развратную жизнь среди нищеты и голода народа. Тут тебе и обжорство, и разгул расточительства, и кокаиновая наркомания, педерастия, нимфомания — весь букет извращений, известный нам по сегодняшним дням. И всё это на фоне глубокой нищеты, нарастающего голода и потери веры в способность новой, беспомощной власти исправить положение. Прошло всего несколько месяцев после восторгов Февральской победой, и вот уже никому не нужны сладкие слова о свободе и грядущем благополучии. Востребованы безотлагательно мир, справедливость, земля, порядок. Общество возбуждено и требует немедленных перемен, требует не возвращения к былому, низвергнутому, требует углубления революции...
Волна возмущения — как цунами. Она столь могуча и неодолима, что приписывать её мощь усилиям каким-либо политическим группировкам неправомерно. Она стихийна, но поднялась не на пустом месте. Её мощь, её разрушительная энергия копились годами политикой тупой власти, алчной буржуазии, разложившейся интеллигенцией. Это итог социального расчленения в действии. Партиям осталась роль направляющей силы народного гнева. И они эту роль выполнили. Политический гений Ленина был востребован и проявил себя в полной мере.

Октябрь как революция
Почему всё-таки не переворот, не контрреволюция, не козни германских денег, как пытаются заморочить простаков некоторые, а наша родная, веками копленная, кровавая и неизбежная, в страданиях родившаяся, в муках созидавшая и к славе побед страну поднявшая революция? У революции два неотделимых признака. Во-первых, это коренная перестройка всей системы общества (власти, экономики, социального порядка, культуры, господствующей идеологии). И, во-вторых, устремлённость вперёд, в будущее, вслед за техническим прогрессом. Двадцатый век подарил России три революции. Первая, 1905 года, была лишь первым шагом порыва. Подавленное вооружённое восстание осталось в истории серьёзным призывом к переменам. Февральская обошлась без восстания и сделала второй важный шаг — низвергла монархию. Ненавистную монархию свергла, но дальше не пошла, не те силы пришли к власти. Веками накопленную энергию перемен освободил Октябрь. Он прошёл все исторические шаги переустройства, сокрушил всю систему старого мира и построил мир новый, ранее неведомый.
Старт неудержимого, прогрессом цивилизации предопределённого движения к социализму был дан 25 октября 1917 года обращёнными к народу словами Ленина: «Социалистическая революция, о необходимости которой говорили большевики, свершилась!» И пошло-поехало. Трёх часов хватило для того, чтобы совершить «государственный переворот»: два десятка матросов во главе с комиссаром Антоновым-Овсеенко арестовали временное правительство. Одной недели хватило для смены власти в главных городах по всей громадной территории бывшей Российской империи. Но ещё пять долгих лет кровавой гражданской войны потребовалось, чтобы утвердить новую власть, защитить революцию от врагов — своих внутренних и чужаков иностранных. Но и это был не финиш Великой социалистической революции, это было начало её главной работы — экономического и социального переустройства общества. Потребовались восьмилетка НЭПа и три сталинские пятилетки индустриализации и коллективизации, чтобы осуществить великий проект построения социализма в одной отдельно взятой, от всего мира изолированной стране. 1936-й — год принятия новой Конституции, можно назвать и годом окончательной победы революции. Социализм стал реальностью. В тот год Запад даже не догадывался, не понимал и не хотел поверить в то, сколь могучая держава народилась на планете Земля. Россия вырвалась вперёд по всем статьям. Мощная экономика, всеобщее образование, могучая армия, передовая наука, расцвет культуры, спорта, растущее качество жизни... Страна победившего социализма приготовилась к экзамену. И экзамен пришёл, мало сказать серьёзный. И грозный сказать недостаточно. Экзамен ужасный: море крови, десятки миллионов жертв, страшные разрушения. Одна Россия против экономики всей Европы, тотально мобилизованной железной рукой Гитлера. Против германской военной машины, с огромным боевым опытом армии, перед которой одно за другим полегли 13 европейских государств. Всё перемолола и сокрушила система Октября. Весь изумлённый мир признал за ней статус сверхдержавы.


Октябрь как социализм
Понятие «социализм» толкуется по-разному. Оно приобретает определённость, когда рядом с ним стоит определение: «Сталинский социализм», «Шведский социализм», «Китайский социализм», «Брежневский развитой социализм». Каждый раз это то, что существует (существовало) реально. Споры же относительно «правильного» значения понятия «социализм» бесконечны и непродуктивны. Однако во всех упомянутых примерах есть нечто общее, их объединяющее. Это общее отражено в корне слова: «социум» — общество. Приоритет общественного перед частным. Чтобы быть понятным для не склонных к размышлению читателей, предлагаем определение, примитивное до крайности: «Социализм» — это когда всё вокруг «наше», «общее»: и нефть, и армия, и власть для народа. Его противоположность — это когда всё «частное», всё не наше, всё не для нас. С этих позиций основа политики социализма в быту выразится в двух словах: «делиться надо». Делиться не как попало, не так, как навязывают зрителю мошенники с лживого экрана — мол, «всё отобрать и поделить поровну», а так, как сказано у классиков, — «от каждого по способности, каждому по труду». Было бы правильным считать антонимом «социализму» — «эгоизм». Но так уж сложилось, что утвердился иной антипод — «капитализм». Слово по происхождению совсем из другой оперы. Главное в «социализме» — это то, как делить, а в «капитализме» — как производить. Пользуясь утвердившейся терминологией, надо всегда помнить трактовку Ленина: «...социализм есть ни что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращённая на пользу всего народа».
И второе, что должны иметь в виду: «Социализм», как и большинство понятий, которыми пользуется человек, не абсолютно. Соотношение частного и общественного изменяется в широких пределах. Общественное и частное всегда присутствуют в паре. Так сегодня, когда власть всемерно тужится выдавить из нашего быта незримые доходы социалистические, что получал каждый из кошелька общественного (медицина, образование, ЖЭК и др.), она всячески тормозит компенсацию замещающих их новых расходов путём соответствующего роста оплаты труда госбюджетников и пенсионеров. Таким образом, она контролирует перераспределение ресурсов совокупного национального дохода из сектора государственного в сектор частный.
Успехи социализма в СССР проявились в бурном росте экономики и качества жизни народа. Сравним некоторые показатели предвоенного, внешне благополучного 1913 и 1988 годов, финишного для революционных преобразований социалистической системы. Преобразований, проведённых по генеральному проекту Ленина его учеником — великим государственником Сталиным и позднее — его всё менее достойными наследниками. Они отражены в таблице 1.
Международный валютный фонд проделал масштабную работу, проанализировав развитие экономики в ХХ веке стран и регионов мира. Его данные позволяют достаточно просто и объективно проследить и сопоставить успехи развития стран с разными социально— экономическими системами. На диаграмме №1 показаны эти успехи в пределах ХХ века стран, пришедших к социализму, относительно среднемирового показателя. Выбран вариант сопоставления достигнутого к 2000 году по сравнению с годом старта каждой из этих стран в 1900 году. В таблице 2 приведена выборка крайних показателей для некоторых стран и регионов.
Это позволяет разглядеть, что принесло столетие каждой из показанных стран. Мир в целом за столетие увеличил душевое производство в 4,7 раза, Соединённые Штаты в 5,8 раза, социалистическая Швеция в 6,3, а Россия, поднявшись в 80 году на рекордно высокую ступень 7,4 в итоге «контрреформирования» опустилась ниже среднемирового уровня до отметки 4,1 раза. Коммунистический Китай поднялся до её пикового уровня за три последних десятилетия, что особо впечатляет, учитывая, что первые 70 лет двадцатого века великая страна экономически дремала.


Почему революция Октября «Великая»?
Наша революция Великая потому, что масштабы её глобальны. Она потрясла и изменила не только Россию, она изменила весь мир. До Октября слово «социализм» означало лишь тему, предмет для размышлений и рассуждений. После Октября социализм стал осуществлённым проектом, законченным делом. И планом перестройки для всего мира. Россия первая придала социализму значение реальной системы, победившей в большой стране. Следом и другие страны Европы двинулись к указанной ею цели. Одни из них пошли по насильственному пути России. Другие, экономически более развитые и благополучные, предпочли эволюционное построение общества, где богатые делятся с народом и тем гасят естественную ненависть к эксплуататорам. То, что именно Октябрь повернул весь мир к социальной справедливости, сегодня признают не только коммунисты и социал-демократы, но и разумные защитники частной собственности. Поняли и признали, что «делиться надо!» и ради своего частного благополучия.
Ещё в первые годы становления Советов вслед за Россией устремились люди и в других странах Европы: Австрия, Германия, Венгрия. Увы, дальше вооружённого восстания дело там не продвинулось. Своих сил не хватило, а у Росси в те годы руки были скованы своими заботами, своих врагов было предостаточно. Революционные восстания были подавлены, но серьёзный сигнал прозвучал. Урок Октября был понят правильно.
Европейский мир встал на путь эволюционного продвижения к социально гармоничному обществу (социализму) и к концу века преуспел в том значительно. Об этом можно судить по доле совокупного национального продукта, поступающего через налоговые системы в государственные бюджеты (ГБ) и из них на общие, в том числе, и социальные нужды. Именно процент ВВП, поступающий в ГБ, является показателем социализации экономики. Многие страны Европы прямо и с гордостью называют себя сегодня социалистическими.
Китайский путь социальной революции продолжителен и сложен. Десятилетия борьбы за власть с национальными верхами и японскими оккупантами. Победа (не без помощи СССР) и провозглашение Китайской Народной республики в сентябре 1949 года. Затем долгие годы укрепления государственности и поиска путём проб и ошибок рациональных форм экономического пути к социализму. Наконец реформы Дэн Сяопина, поднявшие коммунистический Китай на уровень мировой державы. Близкая картина революционной борьбы и поиска у его соседей: КНДР и Социалистического Вьетнама.
Кубинская революция начиналась с классического государственного переворота — группа отчаянно смелых вооружённых студентов в партизанской борьбе, опираясь на поддержку нищеты крестьянского населения, свалила ненавистного диктатора и, приняв в качестве приоритета идею равенства и социалистические идеалы, вывела страну из невежества и нищеты, Страна стала одной из наиболее развитых государств Южной Америки.
Путь к социализму Венесуэлы начинается с победой на легитимных выборах, соблюдения всех внешних требований демократии. Пожелаем ей успеха, она идёт по проторенному пути, ей известны этапы созидания: всеобщее образование, плановая экономика, социальная справедливость.
Сегодня продвижение к социализму революционным путём востребован там, где не работают механизмы эволюционных форм перехода. Он востребован там, где разрыв богатства и бедности зашкаливает. Это в первую очередь страны Латинской Америки и, в более далёкой перспективе, — Африки.
Идеи Октября, идеи социализма и справедливости живут и побеждают по всему миру. И неизбежно они явятся и в нашу страну, отброшенную отечественными глобалистами в начало прошлого века.


Российская «контра»
Обычно словом «контра» обозначаются акции, силы, препятствующие прогрессивным начинаниям. Исторически значимая, национальных масштабов контрреволюция, как и революция, подразумевает радикальные системные преобразования во всех сферах общества. Преобразования со знаком минус. Революция — прыжок в будущее, контра — отвал в прошлое. Что принесли стране российские «реформы» (контрреформы) и как их правильно назвать?
В экономике «успехи» реформирования изображены на диаграмме. Душевое производство в 2000 году, если считать в долях к 1900 году, опустилось до уровня пятидесятых прошлого века. Вот уже два десятилетия страна проедает несметные накопления Советов. Качает нефть, подготовленную советскими геологами. Выплавляет сталь, алюминий на советских заводах-гигантах, жжёт и продаёт электричество, производимое на советских гидро и атомных станциях.... Гордится советским ядерным щитом... Может быть, контрреформаторы совершили прорыв в области образования, науки? Увы, и здесь всё, что ещё не успели до конца разрушить, только советское. Вот уже четыре пятилетия (одно горбачёвское, два ельцинских и четвёртое — путинское) как не построено ничего для страны значимого. Напротив, разрушены целые отрасли.
В социальной сфере откат ещё более впечатляющ. Общество глубоко расчленено, Сообщество творцов-строителей переродилось в симбиоз паразитов и их доноров. Скопище миллионщиков жирует на нищете молчаливого большинства.
В геополитическом пространстве страна откатилась на уровень колониального придатка западной цивилизации. Её внутренняя политика направлена на обслуживание интересов глобального капитала. Оглядки на интересы глобализма довлеют и в политике внешней.
Наука переживает глубочайший кризис. Остатки советского научного потенциала на глазах тают, мозги уплывают за кордон.
Итак, ельцинские преобразования отвечают всем признакам системной контрреволюции. Они совершены с катастрофической быстротой и вызвали сокрушающие последствия. По основным экономическим и социальным параметрам страна отброшена на десятилетия в прошлое. По природе богатейшая и самодостаточная Россия переродилась в сырьевой придаток западного мира с режимом колониального управления. Страна созидателей переродилась в инкубатор паразитов. Таково положение на рубеже нового века.
Могут возразить, что со времён Ельцина прошло уже шесть лет, и экономика шагнула вперёд. Действительно так. Катастрофическое обрушение не может продолжаться бесконечно. Достигнув дна, процесс неизбежно меняет знак развития, начинается подъём, но уже в другом качестве. Там, где была самодостаточная страна строителей, ныне формируется страна-обслуга западного благополучия. Сооружаются гигантские трубопроводы для транспортировки природных ресурсов в Европу и на Восток. Форсируется добыча теплоносителей, металлов, иных природных материалов. Развивается инфраструктура, обслуживающая колониальную экономику, её управленцев, их обслугу. Великая прибыль, превращённая в финансовый капитал, уходит туда же за кордон. И не только на счета частных лиц, но и как колоссальные государственные инвестиции в чужую экономику. Триллионы вывозятся за кордон, в то время как отечественное производство не может дотянуться до советского уровня двадцатилетней давности. Можно считать, контрреволюция завершилась, идёт эволюция криминально-олигархической системы в рамках американского глобализма.
Параллельно экономической деградации нарастает разложение в государственных структурах. Как отмечено в свежей статье недавно сбежавшего за бугор видного агента глобализма Андрея Илларионова, по качеству важнейших институтов современного государства Россия уже находится в конце мирового списка. Его цифры показывающие место РФ в рейтингах по разным показателям приведены в таблице 3 (Коммерсант, 2.02.2007).


В итоге
Можно заключить, что: 1) октябрь-1917 года вывел малограмотную крестьянскую Россию в колею мирового прогресса и поднял на высоту сверхдержавы. 2) он показал всей мировой нищете путь борьбы за свои права, и ряд стран успешно продвигаются по этому курсу.
3) побудил высокоразвитые страны сделать вывод, что социальная гармония (социализм) — это непременное условие их дальнейшего прогресса. Соблюдая условие: «Чтобы преуспевать, нужно делиться!» — эти страны достигли высоких результатов. 4) российским западникам удалось, одурманив народ сладкими посулами свободы и блаженства, превратить его в безмолвный табун добытчиков природного сырья для стран Золотого Миллиарда.

Б. ВАЛЕНТИНОВ

http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... le&sid=409


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ср май 23, 2007 1:51 pm 
Не в сети
Участник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 21, 2005 10:11 am
Сообщения: 4684
Откуда: Башкирия
Первый кризис Временного правительства

В день Первомая, когда трудящиеся России отмечали праздник пролетарской солидарности, Временное правительство направило союзным державам ноту, в которой объявляло о готовности вести войну “до победного конца”. Маски были сброшены. До этого момента многие еще верили, что власть поймет общенародное желание мира. Правительство же резко и определенно высказалось за продолжение империалистической бойни. И тогда народ сказал свое веское слово.

С ПРОТЕСТОМ против “ноты Милюкова” 20 и 21 апреля (3 и 4 мая) на улицы Петрограда вышло не менее 100 тысяч человек. Из либеральной газеты “Русское слово” от 21 апреля (4 мая): “Около 2 часов дня… перед зданием Мариинского дворца, где обычно заседает Временное правительство, появился в полном вооружении, с офицерами во главе и оркестром музыки Финляндский полк, со знаменами, на которых было написано: “Долой Милюкова! В отставку!”… Через полчаса на Мариинскую площадь со всех сторон стали подходить другие воинские части с многочисленными красными знаменами… Всего на Мариинской площади расположилось свыше 15 тыс. солдат. Выступавшие ораторы призывали войска выразить недоверие Временному правительству, которое… своей нотой союзным державам взяло назад свои обещания относительно заключения мира без аннексий и контрибуций… До позднего вечера на всех улицах Петрограда проходили митинги, обсуждавшие во-просы отношения к Временному правитель-ству… Весь город находится в нервном и напряженном состоянии. Все ждут решений Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов”. Из кадетской газеты “Речь” от 21 апреля (4 мая): “Около 8 часов вечера к Мариинскому дворцу стали подходить манифестации рабочих, большей частью с Васильевского острова. Здесь были рабочие Трубочного завода, завода Сименс и Гальске, кабельных мастерских, завода Шукерта и др. … Рабочие нескольких заводов приняли 20 апреля резолюции, в которых они требуют отставки Временного правительства и передачи власти в руки Совета рабочих и солдатских депутатов. Манифестации рабочих, принявших такие резолюции, подходили в течение вечера 20 апреля к Таврическому дворцу со знаменами и надписями большевистского характера. …На здании германского посольства, со стороны Исаакиевской площади, кто-то вывесил два плаката; на одном была надпись: “Да здравствуют германские рабочие!”, а на другом: “Долой Милюкова!”

Буржуазная власть явно не ожидала такого резкого всенародного осуждения. Либеральное “Русское слово” от 22 апреля (5 мая) с нескрываемым беспокойством писало: “Зловещие события, разворачивающиеся в Петрограде в связи с опубликованной Временным правительством нотой союзным державам, не могут не вызывать серьезной тревоги за судьбы русской революции и дело демократии”. Попытка правительства пресечь народный протест, разогнав митинги и демонстрации, не удалась. Под давлением народных масс Петроградский Совет добился отмены приказа главнокомандующего Петроградским военным округом генерала Корнилова подавить выступления силами юнкеров артиллерийского училища.

Ответом на действия Временного правительства была резолюция ЦК РСДРП, принятая на экстренном заседании утром 20 апреля (3 мая). “Правда” от 21 апреля (4 мая): “Только взявши — при поддержке большинства народа — всю государственную власть в свои руки, революционный пролетариат совместно с революционными солдатами, в лице Советов рабочих и солдатских депутатов, создаст такое правительство, которому поверят рабочие всех стран и которое одно в состоянии быстро закончить войну истинно демократическим миром”. В обращении к солдатам всех воюющих стран “Правда” призывала: “Братья солдаты! Сделаем всё от нас зависящее, чтобы ускорить наступление этого, чтобы добиться цели… Мир хижинам, война дворцам! Мир рабочим всех стран! Да здравствует братское единство рабочих всех стран! Да здравствует социализм!”

Вопрос о войне и судьба правительства зависели от позиции меньшевиков и эсеров, которые контролировали Петроградский Совет и пока еще пользовались поддержкой части населения. Однако эти оппортунисты предпочли политический союз с буржуазией и помогли ей удержаться у власти. Меньшевистская газета “Вперед” 22 апреля (5 мая) рассуждала: “…Рано еще вбивать клин между рабочим классом и остальным населением, опасность контрреволюции теперь грозит не столько со стороны буржуазии, участвовавшей в революции, сколько со стороны многочисленных сторонников низложенного царя и старого режима. Проповедь Ленина, “Правды”, “Социал-демократа” и их сторонников, кричащих о “диктатуре пролетариата и крестьянства”, пишущих на знаменах “Долой Временное правительство!” и т. п., ведет к анархии и готовит рабочему классу неизбежное поражение”.

Решение Совета рабочих и солдатских депутатов войти в соглашение с Временным правительством заслужило одобрение реакционного националистического “Нового времени”, которое в номере от 22 апреля (5 мая) отмечало: “Очень трезвый, как всегда, голос исходит от плехановского “Единства”…”

А что этот голос вещал? “Русское слово” от 23 апреля (6 мая) цитирует Плеханова: “Соглашение достигнуто. Исполнительный комитет в особом воззвании призывает население к спокойствию. Это очень хорошо”. А далее — полная поддержка Временному правительству в вопросе о войне: “Прежде всего должны быть решительно и бесповоротно отвергнуты всякие толки о сепаратном мире…” Эсеров и меньшевиков нисколько не смутила похвала, исходившая от представителей буржуазии всех оттенков, они не слишком задумывались, почему с такой готовностью цитируются их заявления. В силу своей реформистской и мелкобуржуазной природы они не только не могли дать адекватную оценку сложившейся ситуации, занять правильную политическую позицию, но и целиком разоблачили себя как пособники буржуазии. Звонкие фразы о “спасении революции и демократии” лишь маскировали их подлинную классовую сущность и жгучее желание “поучаствовать во власти”.

5 мая было сформировано первое коалиционное Временное правительство с участием меньшевиков и эсеров. В.И. Ленин так охарактеризовал новый кабинет: “Министры из перебежчиков социализма оказывались говорильными машинами для отвода глаз угнетенным классам, а весь аппарат государственного управления оставался на деле в руках бюрократии (чиновничества) и буржуазии”.

Газета “Правда” от 22 апреля (5 мая) предупреждала: “Нет большего преступления перед революцией, как преувеличивать свои силы и преуменьшать силы врага. Борьба предстоит серьезная. И задача момента заключается в том, чтобы выбрать путь: либо придаток к Временному правительству, либо — открытое выражение ему недоверия, серьезная, систематическая, опирающаяся на сознательное одобрение вооруженных масс народа подготовка рабочих и крестьян к новой самостоятельной политике… Либо политика империалистической буржуазии, либо политика пролетарского интернационализма. Третьего не дано”.

Народу не нужна была война, несправедливая и захватническая с обеих сторон. Она несла человеческие потери и бедствия, велась не за Родину и свободу, а за интересы капиталистов и помещиков. Итогом ее мог стать только грабительский передел мира. Что дала бы “победа” в этой бойне трудящимся? Ничего! Только идеалисты, глупцы или предатели дела рабочего класса могли ратовать за “войну до победного конца”. Ленин, большевики выбрали путь пролетарского интернационализма. Первая брешь в доверии масс Временному правительству была пробита. Впереди была упорная работа по разоблачению эсеров и меньшевиков, их соглашательства с буржуазией, их ложного патриотизма и “революционного оборончества”.

В те дни В.И. Ленин был с трудовым народом, постоянно выступая на заводах и фабриках Петрограда. Сила ленинского слова была велика. Из воспоминаний рабочего Путиловского завода: “Как-то внезапно — из народа, из сорокатысячной массы — поднялся он на трибуну… Не знаю, найдутся ли такие слова, которые сумеют передать тот великий захват, ту особую силу, которой он подчинил всех слушавших его… То, что говорил Ильич, захватывало и зажигало. Терялся страх, пропадала усталость. И казалось, что говорит не один Ильич, а говорят все сорок тысяч рабочих… Казалось, что всё то, что было в рабочем, заговорило одним голосом Ильича”.

Набиравшая в России силу революция превратила признанного руководителя партии большевиков В.И.Ленина в общенационального лидера, настоящего вождя всего трудового народа.

Елена и Сергей КОСТРИКОВЫ.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Май 1917 года
СообщениеДобавлено: Вт июн 05, 2007 5:37 pm 
Не в сети
Участник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 21, 2005 10:11 am
Сообщения: 4684
Откуда: Башкирия
В.И. ЛЕНИН:
“Вся земля должна принадлежать народу”.


ВЕСНОЙ 1917 года политическая обстановка в России постоянно накалялась. Временное правительство и в обновленном составе не могло, да и не хотело, решать главные вопросы, выдвинутые революцией. А буржуазные и мелкобуржуазные партии всеми силами пытались погасить революционную энергию масс, уговаривая народ “подождать победоносного окончания войны”, созыва Учредительного собрания, которое, как они объясняли, и разрешит все проблемы. Но народ устал ждать. Война отнимала последние силы.

На первый план, наряду с вопросом о мире, выступил вопрос о земле. Затягивание его решения грозило стране голодом. Недостаток продовольствия дал о себе знать уже в начале войны. В армию были мобилизованы несколько миллионов крестьян и два миллиона лошадей. На полях некому и не на чем было работать. Общее производство зерна и мяса резко упало. Малоземельные крестьянские хозяйства в таких условиях просто не выдерживали. В то же время многие сельхозпроизводители — в основном помещики и кулаки — поспешили воспользоваться ситуацией: они начали припрятывать продукты, надеясь заработать на неизбежном повышении цен. Бороться со спекуляцией пыталось еще царское правительство, столкнувшееся с проблемой нехватки продовольствия для армии и городов. В 1916 г. оно приступило к принудительному изъятию зерна у крестьян, то есть ввело продразверстку. Подчеркиваем, не большевики, не Ленин были инициаторами продразверстки. Они вынуждены были прибегнуть к этому опыту в 1918 г., оказавшись в еще более тяжелых условиях.

Трудовое крестьянство с радостью поддержало свержение ненавистной монархии. От новой власти оно ждало мира и справедливого решения земельного вопроса. Сотни тысяч крестьян в солдатских шинелях рвались домой, измученные тяготами войны и тревожными вестями из дома, где бедствовали и голодали их жены и дети. Их вдохновляли и опьяняли пламенные речи эсеров и меньшевиков о революции, о свободе, о демократии, о равенстве. Однако крестьянство всё больше видело, что дальше болтовни и пустопорожних обещаний дело не идет. “Революционные” мелкобуржуазные трещотки вовсе не хотели давать ни мира, ни земли, ни хлеба. Зато призывали “бить и бить супостата до победы”.

Теперь уже новые властители России столкнулись с проблемой надвигавшегося голода. Прежде всего их волновало продовольственное снабжение армии. Кадетская газета “Речь” еще 17 (30) апреля сообщала: “В Министерство путей сообщения поступили с различных дорог и из фронтовых учреждений Действующей армии сведения об ощущающемся в армии недостатке зерновых продуктов, пополнить который не представляется возможным. Для прокормления наших армий требуется 456 вагонов муки в день. В течение марта ежедневно грузилось по 300 вагонов муки. Недостаток пополнялся из запасов, которые ныне иссякли”. Реакционная газета “Новое время” в номере от 22 апреля (5 мая) с нескрываемой тревогой писала уже о грядущем голоде: “Официальные сведения открыто говорят об огромной недогрузке продовольственных припасов как для армии, так и для городов… Грузят… только по 80 вагонов в день. Причина — отсутствие подвод и хлеба из деревень…”.

А в деревне в это время начались “аграрные беспорядки”. Настала посевная пора, но поля зарастали бурьяном, так как помещики взвинтили до небывалого уровня арендную плату за землю. В Саратовской губернии, как писала газета “Русское слово”, “группа крестьян, пришедших сговориться насчет аренды, услышала от управляющего: “Подождите, придут казаки, вырежут из ваших спин ремни — тогда получите землю”. Крестьяне ответили тем, что арестовали управляющего и передали его властям “за оскорбительные слова”. В Петровском уезде той же губернии в ходе земельного конфликта крестьяне, не получившие помощи от милиции, арестовали уездного правительственного комиссара Малышева, а заодно и самих представителей милиции.

Не дождавшись милостей от Временного правительства, крестьяне, как и в революцию 1905—1907 гг., стали самовольно захватывать помещичьи земли и угодья. Из газеты “Новое время” от 21 апреля (4 мая): “Симбирский губернский комиссар телеграфирует… о продолжающихся в Симбирской губернии и соседних уездах Самарской губернии аграрных эксцессах, выражающихся в арестах по постановлению сельских комитетов землевладельцев и управляющих имениями, произвольном захвате земли и произвольном установлении арендных цен…” В том же номере указывается, что “крупные землевладельцы стараются продолжать без изменений строй хозяйства, …не веря в глубине души в реформу, и тем еще более волнуют умы…” Правительство своим бездействием укрепляло у помещиков надежду на то, что ничего особенного в аграрном вопросе не произойдет, что всё останется, как при царском режиме. Образование коалиции с участием эсеров и меньшевиков не внесло принципиальных изменений в аграрную политику Временного правительства. Кроме демагогических обещаний, крестьянство от министров-социалистов ничего не получило. И поэтому оно стало действовать еще более решительно. В мае—июне волнения крестьян достигли значительного размаха.

Партия большевиков заняла ясную позицию в крестьянском вопросе. В открытом письме делегатам I Всероссийского съезда Советов крестьянских депутатов, которое было опубликовано в газете “Солдатская правда” от 11 (24) мая, В.И. Ленин изложил большевистскую аграрную программу: “Вся земля должна принадлежать народу. Все помещичьи земли должны без выкупа отойти к крестьянам. Это ясно. Спор идет о том, следует ли крестьянам на местах немедленно брать всю землю, не платя помещикам никакой арендной платы и не дожидаясь Учредительного собрания, или не следует? Наша партия думает, что следует, и советует крестьянам на местах тотчас брать всю землю, делая это как можно более организованно, никоим образом не допуская порчи имущества и прилагая все усилия, чтобы производство хлеба и мяса увеличилось, ибо солдаты на фронте бедствуют ужасно”.

Положение осложнялось тем, что в Советах крестьянских депутатов преобладали эсеры. Однако большевистская партия упорно боролась за крестьянские массы. Представители рабочих коллективов, солдаты-отпускники несли в деревню ленинские идеи. Большевики разъясняли, что взять землю в свои руки — лишь половина дела, ибо в условиях капиталистической экономики мелкому хозяйству не выжить. Из газеты “Солдатская правда”: “Чтобы земля досталась трудящимся, для всего этого необходим тесный союз городских рабочих с беднейшим крестьянством… Без такого союза нельзя победить капиталистов. А если не победить их, то никакой переход земли в руки народа не избавит от народной нищеты…”

Классовый подход позволил Ленину дать безошибочный ответ на один из сложнейших вопросов — о союзниках в грядущей социалистической революции. На кого рассчитывать в борьбе с буржуазией и помещиками? На саму буржуазию, на мелкобуржуазных предателей, на ренегатов и оппортунистов из среды социал-демократов? Нет, отвечает Ленин. Только на таких же тружеников, на таких же угнетенных и обездоленных.

А на кого нам, коммунистам, опираться сегодня в борьбе с чиновничье-олигархической властью? На буржуазных либералов, на антипутинских “демократов первой волны”, на “капиталистов-патриотов” или радикальных политических пустозвонов? Нет, должны ответить мы. Одни — враги, другие — лишь попутчики. Опираться надо только на трудящихся, на тех, кто бедствует, у кого отобрано то, что дала Советская власть, кому не надо маленького индивидуального буржуазно-чиновничьего “счастья”, а нужны справедливость и социализм.

Елена и Сергей
КОСТРИКОВЫ.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Сб июн 16, 2007 11:10 am 
Не в сети
Участник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 21, 2005 10:11 am
Сообщения: 4684
Откуда: Башкирия
Есть такая партия!

ИЮНЬ 1917 ГОДА. Россией управляет обновленное Временное правительство. Но включение в его состав эсеров и меньшевиков не исправило общей ситуации. Империалистиче-ская бойня продолжается. Хозяйственный механизм государства полностью разлажен. Россия неумолимо сползает к той фазе экономического кризиса, который ясно и ёмко выражался одним словом — разруха. Недостаток продовольствия усугубляется острой нехваткой топлива и товаров первой необходимости. Тяжесть положения приходится признать даже силам, близко стоящим к правящим кругам. Из либеральной газеты “Русские Ведомости” от 3(16) июня 1917 г.: “К концу третьего года войны признаки истощения стали обозначаться с угрожающей быстротой… Недостаток топлива вынуждает к сокращению и без того слабой работы наших фабрик, а уменьшение производительности фабричного труда… начинает также принимать угрожающие размеры”. Тревогу бьют и лидеры крупного капитала. “Новое Время” 2 (15) июня сообщает: “Конференцией промышленников Юга России представлена докладная записка Временному правительству о тяжелом положении промышленности Донецкого и Криворожского районов, имеющих огромное значение для обороны страны… Положение весьма близко к промышленной анархии… Совершенно очевидно, что мы идем к полному промышленному развалу, остановке предприятий, безработице и отсутствию топлива, металлов и соответствующему отсутствию необходимых предметов потребления...”

Народ бедствовал, рабочие и крестьяне в солдатских шинелях погибали на фронте от пуль и снарядов, а их дети и жены умирали с голоду в тылу. Капиталисты же тем временем набивали карманы золотом и отказывались в условиях безудержного роста цен повышать трудящимся зарплату. В газете “Русские Ведомости” от 2 (15) июня профессор И.М. Гольдштейн, размышляя над вопросом, “грозит ли нашей промышленности крах”, признаёт: “Я… нисколько не оправдываю чрезмерно высокой прибыли как многих русских акционерных компаний, так и в особенности всякого рода товариществ и единоличных предприятий, доходы которых вызваны нередко бесконечными спекулятивными взрывами цен... Стоящее накануне банкротства и живущее лишь при помощи бесконечных выпусков миллиардов новых бумажек государство при катастрофическом, как мы видим.., падении курса рубля и не менее катастрофиче-ском падении курса наших иностранных займов сможет также мало помочь миллионам безработных рабочих, которые неизбежно появятся”. Но судьба рабочих его не слишком беспокоит, и он предлагает выбираться из пропасти за их счет: “Я думаю, что если уж отнимать “сверхприбыль” в таких случаях, то она должна безусловно идти в казну, а никоим образом не в руки рабочих данных предприятий… Я думаю.., что если теперешняя тактика массы несознательных рабочих, не понимающих, что без быстрого развития крупной промышленности Россия должна остаться нищей страной, и отказывающихся, ввиду этого, от наивозможного усиления интенсивности и производительно-сти труда, не изменится.., то нашей крупной промышленности угрожает уже в ближайшие месяцы неизбежный крах… Вот к какой пропасти ведут рабочий класс крайние лозунги…” Одним словом, либерально-буржуазная профессорская обслуга капитала установила главную причину голода и разрухи — “непонимание” рабочими своей “ответственности перед обществом”. Рабочий класс в очередной раз призвали голодать и умирать, наращивая при этом “интенсивность и производительность труда”. При таком отношении к собственному народу дорвавшейся до власти буржуазии социалистическая революция в России была неизбежна!

Над Россией со всей очевидно-стью нависла еще одна смертельная опасность. Экономический кризис и бездарная политика правительства обострили межнациональные противоречия. Этим воспользовалась местная националистически настроенная буржуазия, оказавшаяся у власти в регионах и взявшая курс на сепаратизм. Из газеты “Русские Ведомости” от 1(14) июня о событиях на Украине: “За последнее время значительно обострился национальный вопрос, и некоторые группы уже выставляют требования о немедленном и полном отделении Украины от России, причем Центральная Рада должна объявить себя временным украинским правитель-ством… Нельзя не протестовать против той формы решения вопроса, которую предлагают наиболее крайние украинские группы… Ведь всё государство, а не одно местное население вкладывало свой труд и свои деньги, а иногда и свои жизни ради благосостояния этих частей. Ведь Новороссия, населенная теперь преимущественно украинцами, была отвоёвана от турок не одними украинцами, а всеми нами… Вся Россия… несла жертвы.., чтобы открыть себе доступ к Черному морю, а теперь этот доступ был бы вновь отрезан от России, если бы Украина превратилась в независимое государство”.

Перед угрозой надвигавшейся общенациональной катастрофы большевики разработали ясную, простую, но действенную программу: установление рабочего контроля над производством и распределением, над монополистическими объединениями и банками, обнародование сумм сверхприбылей, создание рабочей милиции, введение всеобщей трудовой повинно-сти и т.п. Только такими революционными мерами можно было сломить саботаж капиталистов, покончить со спекуляцией, преодолеть голод. От рабочего класса требовался исторический подвиг. Ему предстояло продемонстрировать всю свою классовую сознательность: не быть беспомощным стадом, ведомым на убой, а взять судьбу Отчизны в свои руки.

В начале июня в Петрограде собрался I Всероссийский съезд Советов. Как известно, в Советах большинство в то время принадлежало эсерам и меньшевикам. Накануне, в мае, мелкобуржуазные социалисты вошли в состав Временного правительства, фактически предав интересы рабочего класса. Один из лидеров меньшевиков — Церетели, только что получивший пост министра, в своем выступлении на съезде призвал “усилить поддержку Временному правительству со стороны Советов, энергичнее помогать ему укреплять дисциплину и боеспособность армии.., прекратить “самоуправство” на местах”. Делегатка съезда большевичка С. Шульга вспоминала: “Дорогой черный костюм, ораторская поза, театральные жесты, в голосе величавость: Церетели очень горд своим министерским постом… “В настоящее время, — безапелляционно заявляет он, — в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займём ваше место”.

Зал притих… И вдруг: “Есть такая партия!”

Это было потрясающе. Возглас Ленина… прозвучал так, что присутствующие на съезде нутром почувствовали в нём голос сотен тысяч рабочих, солдат и крестьян, которые хотят идти за такой партией, чтобы во главе с такой партией ринуться в бой за решение давно назревших коренных дел их жизни… И хотя Ленину потребовалось всего несколько секунд, чтобы произнести свои исторические слова, впечатление от них было настолько велико, что от грома аплодисментов многих делегатов съезда, от полного оцепенения и замешательства всех ярых противников большевизма как-то сразу потерялась мера времени…Оглядываю зал. В середине, на левой стороне от президиума, — делегация большевиков. Ленин спокойный, сосредоточенный… У всегда ровного, выдержанного Свердлова задористым весельем горят глаза. Наклонившись к уху Крыленко, что-то шепчет Дзержинский. Приглаживая усы, иронически смотрит на президиум Сталин… А меньшевики, эсеры растерялись. Ёрзают в президиуме испуганные реакцией зала, растерянные руководители съезда”.

— За такую партию горой встанут, — говорит кто-то рядом со мной. — За такой партией пойдут”.

Большевики во главе с В.И. Лениным смогли остановить национальную катастрофу. Осуществленная под руководством партии большевиков Октябрьская социалистическая революция спасла мир, спасла Россию, превратила её в великую державу — Союз Советских Социалистических Республик. Почему 90 лет назад народ России смог совершить этот исторический подвиг? Почему народ поверил Ленину, руководимой им партии и пошел за ними? Потому что это была по-настоящему революционная партия, опиравшаяся на массы трудящихся, вооруженная самой передовой революционной теорией. Потому что большевики были честны и неподкупны, боролись не за себя, а за людей и страну, потому что были уверены в своей исторической правоте.

Сегодня наша страна снова переживает тяжелейший кризис. Возникла угроза самому её существованию. Кому доверить судьбу России? Буржуазным перевёртышам из “единых” и “справедливых”, которые протащили бесчеловечный закон о монетизации, чудовищный Жилищный кодекс и т. п.? Нет! А значит, перед партией коммунистов стоит не менее грандиозная задача, чем 90 лет назад. Только КПРФ не на словах, а на деле защитит интересы трудового народа. Коммунисты имеют все основания снова сказать: есть такая партия!

Елена и Сергей КОСТРИКОВЫ.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 10 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Rambler's Top100